Экономика

Стояние как тихое восстание

Система «Платон» заставила думать о родине десятки тысяч российских мужчин
11.04.2017 // 18:50
Комментарии:6
Просмотры: 2862

Скажу сразу: они классные, эти мужики, с которыми познакомилась на окраине Энгельса. Они поставили свои грузовики на обочине, чтобы участвовать во всероссийской стачке против системы поборов «Платон» и против молчания центральных каналов телевидения. Они выражают свое недоверие президенту страны Владимиру Путину и обещают начать работать только после того как поговорят за круглым столом с председателем российского правительства Дмитрием Медведевым.

Стачка началась 27 марта. В ней участвуют около 40 тысяч дальнобойщиков. Машин у обочин на трассах меньше. У многих они просто стоят в гаражах. Но люди не работают. Не получают деньги. Не перевозят грузы. Они ждут реакции власти. Или пустых полок в магазинах. Потому что поборы с водителей завтра станут поборами с каждого гражданина России.

Власть молчит. Лично я к тому времени, как поехала на стоянку саратовских участников стачки, слышала только одну реакцию приближенного к власти человека по фамилии Марков. Он сказал, что весь протест грузоперевозчиков организован американскими технологами из ЦРУ, которые задумали повторить в России успешный чилийский опыт свержения власти Сальвадора Альенде. Поговорив с мужиками, докладываю: методичек у них в головах нет. Не только американских, но и российских. Всё ровно наоборот. Денежный оброк под названием «Платон» за каждый километр пути побудил еще обычных вчера, телезависимых людей думать собственной головой.

 

Где же ты, Первый?

Каждого из своих собеседников спрашивала, могли они назвать себя активными гражданами, до того как на них свалилось государственное распоряжение платить по рубль 56 за каждый проеханный километр.

– Нет, – отвечает Александр Черевко. – Я не ходил на выборы. Искренне верил тому, что показывают по Первому каналу. Верил в то, что белоленточники на Болотной площади проплаченные. Я и сейчас осуждаю Пусси-райт за то, что они в церкви выступили, но теперь понимаю, почему они это сделали – от безысходности. Многое перевернулось в моем понимании.

Он говорит про эффект личного участия, который необходим для того, чтобы картинка из телевизора развернулась на 180 градусов.

– Для того чтобы понять, что такое телевидение, нужно туда попасть. Я попал и понял. Для того чтобы понять, что такое выборы, надо побыть на избирательном участке наблюдателем. Я был. Пришли 315 человек голосовать в моем селе. А когда собрали документы, чудесным образом получилось, что проголосовали 650. Для того чтобы понять государственную систему, нужно попасть под этот трактор. И мы поняли это, когда наши ребята из Питера решили помогать пенсионерам отстаивать лес. И там бабушка стояла, а на нее двигался бульдозер. Она его остановила. И показала, что нужно не бояться этого бульдозера. И когда мы встали, мы понимали: если будут сажать, мы на это готовы.

АлександрПро аресты Александр Черевко, лидер дальнобойщиков Саратовской области, говорит не с бухты-барахты. На минувшей неделе таких лидеров забирали по всей стране. Во время нашего разговора пришло сообщение из Челябинска. Накануне люди, представившиеся сотрудниками уголовного розыска, забрали прямо с пресс-конференции лидера дагестанских дальнобойщиков и увезли на машине без номеров. На следующий день арестовали еще несколько десятков бастующих водителей.

– Ничего страшного, – спокойно говорит Черевко. – Бесполезно теперь нас закрывать. Вот меня сейчас уведут отсюда, но ребята останутся здесь. Потому что имеют общение со всеми регионами. Это надо со всей страны всех дальнобойщиков взять и закрыть, чтобы всё прекратилось.

Стачка готовилась не один день, а можно сказать, год. Сделали выводы из прошлого неудачного протеста. Тогда начали в ноябре 2015 года. Последние смутьяны разъехались 1 апреля 2016-го. Но участников во время этой попытки остановить «Платон» было намного меньше. Потому что собирал всех вокруг себя профсоюз. И профсоюзный лидер, поднявший грузоперевозчиков на борьбу за права, в последний момент ушел в сторону. А дальше получилось, что кто-то уехал, а кто-то остался, кто-то поехал «на Москву», а кого-то тормознули у обочины. Самыми организованными были колонны из Питера и Волгограда. Питерцы и примкнувшие к ним упрямцы стояли дольше и крепче всех под Москвой, на площадке у гипермаркета ИКЕЯ. Там и создали организацию перевозчиков России. «Несогласованность тот протест развалила, – считает Черевко. – Трудно противостоять ОМОНу, когда не слышишь страну».

Сейчас всё не так. У объединения перевозчиков есть сайт, переполненный информацией, есть региональные отделения и рация Zello – программное приложение, позволяющее всем через смартфоны и компьютеры быть на связи со всеми. То есть теперь, по сути, структура работает снизу вверх. В регионах решают – Москва обеспечивает поддержку. Сейчас московский центр бьется над тем, чтобы к дальнобойщикам приехали журналисты с центральных каналов телевидения. Но, как выяснилось, вот этот живой, реальный, новый для страны процесс интересен СМИ Америки, Японии, Европы, но на него есть чье-то очень жесткое табу в России.

 

Была икона, да сплыла

АлексейАлексей Калдихин в грузоперевозках с 2008 года. До этого у него были пассажирские «газельки». Но осознав, как механизм распределения городских маршрутов работает в пользу приближенных к власти, махнул рукой, переквалифицировался на перевозку грузов – и попал прямо в разразившийся экономический кризис. Рассказывает, как выкарабкивались из него предприятия, задохнувшиеся от нехватки оборотных средств, потом начинает сравнивать.

– Сейчас другое. Сейчас мы со всем миром благополучно переругались. И оказались отрезаны от международного капитала. А своими силами продавить дно не получится у страны однозначно.

– Ну и что нужно сделать, чтобы экономика перестала катиться под откос?

– Думаю, на сегодняшний день допущена роковая политическая ошибка. Наша экономика может расти только за счет международных денег.

– То есть Путин ради страны должен зажать свою гордыню в кулаке и идти мириться с мировым сообществом, чтобы спасти экономику?

– После какой-то черты для руководства нашей страны компромисс уже невозможен. То есть создалась патовая ситуация в России, из которой нет выхода при этой системе управления и нынешнем менеджменте.

Интересуюсь, как жена реагирует на вот такие его личные мнения-размышления – видно же, что человек не привык свои мысли и эмоции тихо сам с собою пережевывать. Отвечает, что «вот в последнюю неделю, когда стачка началась, она потеряла свою икону – Владимира Владимировича Путина. Верила в него до последнего, и вот устои рухнули». К жене у Алексея никаких претензий. Понимает, что в людях живет страх, что гораздо комфортнее человеку подчиняться рабской части своего я. Спрашиваю: сам-то как давил в себе раба? Говорит: подумал однажды, что стыдно будет жить дальше, если не сделать то, что можешь.

Роскомнадзор заблокировал в России сервис голосовых сообщений Zello в связи с забастовкой дальнобойщиков и использованием ими голосовых сообщений Zello-рации. Бесплатным приложением для смартфонов Zello пользуются более 100 миллионов человек по всему миру.

Но российские власти пошли на радикальный шаг, перекрыв каналы для большого количества пользователей.

 

Лечь на дорогу и никого не пускать

Самые молодцы среди российских дальнобоев – дагестанские. У них там стоянки забастовщиков почти у каждого села. Вокруг бастующих – полицейские и даже росгвардейцы с автоматами. И они под автоматами и дубинками не боятся останавливать транзитные машины, чтобы, если не поставить рядом, так хотя бы спросить: «Зачем ты едешь, брат?».

 

Наши саратовские участники всероссийской стачки на проезжающие мимо грузовики просто смотрят хмуро. Водителей, что даже сигнал поддержки подать боятся, называют «крысами» за то, что у них нет профессиональной этики. Ну и при случае, конечно, не обходятся без политинформации. На днях у грузовика, что вез зерно, полетело колесо. И он остановился.

– Помогли, конечно. Но спросили: почему не встал? – рассказывает Черевко.

«Да я наемный водитель, меня это не касается», – начал мяться.

Черевко ему на это врезал цифрами и фактами. Водитель согласился с тем, что за последние три года цены выросли на 50 процентов, и на тысячу рублей продуктов на неделю уже не купишь. Подтвердил и то, что зарплата упала. Через 15 минут водитель пообещал встать вместе со всеми.

– Давайте по-другому рассуждать, – возвращается к теме массового протеста Александр. – Что такое Дагестан? Там каждая семья имеет грузовик, как минимум. И с этого грузовика семья живет. И надо еще понимать, у них есть старейшины. Это у нас некого почитать, а там старейшины решили, что надо останавливать транспорт, и это беспрекословно выполняется. И жены, матери, дети такую позицию поддерживают. А вокруг вставших водителей стоят полицейские, которые тоже чьи-то родственники и которые тоже слышали старейшин. А если я остановлю грузовик чужой проезжающий, то, думаю, минут через 15 буду уже закрытый. И поддержки от простого населения не увижу. Вот я здесь стою, а у меня супруга дома. Я спрашиваю: «Придешь?» – «Нет». Как-то не сильно ее это затрагивает. Но желание у всех, конечно, – лечь на дорогу и никого не пускать.

 

Авторитет у Ельцина был такой, что Путину и не снилось

Виктор- Вот тут мои товарищи, – говорит подошедший к нам Виктор Левченко, – и на их глазах у меня менялось ко всему отношение. Когда ввели «Платон», я был тот человек, который всех успокаивал. Ну, дороги-то строить надо, говорил. Когда у страны была дорогая нефть, хватало денег и на дороги, и между собой поделить. Но сейчас цена на нефть упала. Из своей кормушки они нам не отсыпят. А дороги-то им надо содержать. Говорил: мужики, это правильно, у правительства нет выхода. Ты поставь сам себя на место премьера Медведева и отбрось все жалко, не жалко, а просто пойми: перед тобой стоит задача сохранить дороги, чтобы они через три-пять лет не превратились в труху. Ну, президент же обещал снизить акцизы на топливо, транспортный налог убрать. Это же послабления не от какого-то Гришки с улицы, а от человека, за которого проголосовали мои сограждане. Я в них верил и еще месяц назад говорил, что недоверие президенту в требованиях считаю лишним. И вот у меня возникают вопросы. Если в нашем обществе есть серьезные болезни, то президент должен быть врачом. Но то ли он неумелый и глупый у нас, то ли специально убивает общество. Ненадолго, конечно, но такая мысль возникает.

В первый раз подумал об этом, когда окружили ОМОНом дагестанских водителей. Вы кого пришли пугать ружьем, подумал я. Вы думайте, что вы делаете – это же вам не Мордовия, а бойцовская порода людей. Их можно разве силой запугать? Специально, что ли, провоцируют людей? И вот я спрашиваю: неужели люди в больших погонах глупее меня? Власть имущим бы немножко посидеть, успокоиться и подумать над историей. Вспомните: пришел Михаил Сергеевич Горбачев. Люди его слушали, и это была такая радость, что пришел новый человек, говорит не по бумажке, какие-то идеи у него. У народа надежда родилась. Для большинства живущих в стране авторитет Горбачева был выше, чем у Путина. Запредельный был авторитет у Горбачева. И потом куда-то не туда пошел авторитет. Пришел Ельцин. Авторитет у него был такой огромный, что Путину не снилось. И раз – до нуля. Почему власть не понимает то, что людям уже ясно?

Послушал вот Сокурова недавно. У него душа болит еще больше, чем у меня. Я смотрю на него: он с такой горечью об устройстве нашей жизни говорит. Проблемы же не только у дальнобойщиков, а их никто не решает. Они нарастают в здравоохранении, в образовании... Академию наук вон никто не хочет возглавить. Потому что никто не хочет быть калифом на час. Потому что в скором времени всё, я думаю, здорово изменится – организм или выздоровеет, или помрет. Но нам не рассказывают об этом.

Нам предлагают зомбоящик с соловьевыми, куликовыми. Что в том телевизоре? Сирия, Украина, Путин на совещании и Собянин всегда в каске. Мне жена говорит: он домой-то ходит, Собянин? Нельзя болезнь загонять вовнутрь, нельзя. Нельзя душить средствА массовой информации. СредствА массовой информации дают сигнал опасности власти. Если его вовремя не услышать, вы же сами себя убьете, как шахтеры, которые закрывают датчики загазованности в шахте. Ну и что, если средствА массовой информации будут необъективными и критичными к власти? Общество зато будет здоровым. Я вот тем, кто в погонах, говорю: ты пойми, если что-то случится, высшие чиновники даже чемоданы собирать не будут, у них там всё есть. А вам жить здесь. А мои дети могут у твоих детей спросить, если со мной что-то случится. А я просто не хочу, чтобы моя страна рухнула в очередной раз.

И я верю этому вчера еще не знакомому мне Виктору Левченко. Потому что здесь же, в разговоре, выяснилось, что он строил Депутатский ГОК на краю земли. А я писала в якутской газете о строителях этого горно-обогатительного комбината. У нас там врать было не принято. У нас там люди, если чем и мерились, то силой духа и открытостью.

 

Всё по полочкам

Не свержение правительства, а отставка. Не отставка президента, а недоверие

«Если говорить обо всех наших требованиях, то это «Война и мир». Пять томов», – говорят дальнобойщики.

Требования есть у них на сайте. Но мы по-простому решили перечислить главное. 

1. Отмена системы «Платон». Ни о каком снижении ставок за километр речи не идет. Если уж и оставлять систему, то только для международного транспорта. И с немедленной передачей всех поступающих платежей в государственные руки.

2. Порядок с весовым контролем. В два слова все претензии не уложишь, но смысл сегодняшних несовершенств в том, что страдает перевозчик, который работает честно. Потому что он попадает на огромные штрафы, в то время как перевозчик, который заведомо везет перегруз, дает взятку на посту весового контроля и проезжает.

3. Отмена обязательности использования российских тахографов. Дальнобойщикам непонятно, почему, покупая европейскую машину, они должны снять с нее заводской прибор, фиксирующий время в пути, и поставить тот, который производится одной фирмой в России.

4. Отставка правительства. Правительство не видит и не слышит людей. И если оно устраивает президента, значит, надо начинать говорить о недоверии к президенту. Потому что он гарант Конституции. А Конституция в России не соблюдается.

 

Вся надежда на Казань

Другие города России подтянутся?

Алексей Борисов и Виктор Субботин стоят в одиночном пикете на окраине Рязани у светофора. Их экономический протест уже перешел в политический

В Республике Татарстан самые смелые депутаты-коммунисты. Там Госсовету республики на минувшей неделе предложили выйти в федеральный парламент с инициативой об отмене на всей территории России системы «Платон», которая «тяжелым бременем ложится на транспортную отрасль России и создает препоны для нормального развития экономики». «Дороги – это кровеносная система экономики. Государство должно содействовать удешевлению перевозок, обеспечивать беспрепятственное движение товаров», – говорит автор законопроекта Артем Прокофьев. Коллегам в Госсовете он предлагает не забывать о том, что оператором «Платона» без конкурса стала дочерняя структура госкорпорации «Ростех» – «РТ-Инвест Транспортные системы». Она наполовину принадлежит Игорю Ротенбергу – сыну друга Путина, Аркадия Ротенберга.

 

«Платон» не выведет из тени

Остапу Бендеру такое и не снилось

Александр Черевко на пальцах объясняет, почему «Платон» так возмущает грузоперевозчиков и почему акциз они считают более справедливым сбором. Да хотя бы потому, что «Платону» всё равно, пустая машина едет или нет, а акциз это понимает. 

– Я поехал в автосервис, я должен заплатить за «Платон». Но я же пустой еду! Акциз в топливе работает по-другому. Я пустой еду. У меня расход 20 литров на 100 км, еду груженый – порядка 35. Если у меня перегруз, я еще больше заплачу. А если я не еду никуда, я не заправляюсь и дороги не разрушаю. Акциз в топливе самый прозрачный, самый настоящий показатель. Этот сбор автоматом перечисляется в дорожный фонд. Деньги попадают по назначению, и никаких затрат нет дополнительных. А в системе «Платон» они идут в частные руки. Этих денег не увидит государство. Потому что нет понятного и ясного всем сторонам концессионного соглашения. Это афера века, узнав про которую, Остап Бендер должен нервно курить в стороне. Ему такого и не снилось. 

Власть молчит. Лично я к тому времени, как поехала на стоянку саратовских участников стачки, слышала только одну реакцию приближенного к власти человека по фамилии Марков. Он сказал, что весь протест грузоперевозчиков организован американскими технологами из ЦРУ, которые задумали повторить в России успешный чилийский опыт свержения власти Сальвадора Альенде. Поговорив с мужиками, докладываю: методичек у них в головах нет. Не только американских, но и российских. Всё ровно наоборот. Денежный оброк под названием «Платон» за каждый километр пути побудил еще обычных вчера, телезависимых людей думать собственной головой.

Ключевые слова: дальнобойщики, бастовка
Оцените новость
0
Новости партнеров
15 (429)
от 25
апреля
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Бульдоги под ковром
Прошедшая неделя для нашего земляка спикера Государственной думы Вячеслава Володина выдалась, прямо сказать, не очень. Сначала независимый телеканал «Дождь», а затем и другие СМИ, кроме государственных, рассказали о поместьях в Смоленской области.
Пять звезд для четырех лап
Впереди майские праздники. Традиционно россияне стараются провести их вдали от загазованного города – как минимум, на дачном участке. Как максимум – у кого на что фантазии хватит и денег. Но что делать владельцам собак и кошек?
«Позиции потеряны, но есть потенциал»
Валерий Радаев был хорош. Очень хорош. Уверенный в себе лидер хорошо поставленным языком прочитал доклад. Интонации правильные, русский язык достойный. Текст хорошо структурирован. Цифр достаточно, но не перебор.
В думе всё гладко...
Ну что тебе не понравилось? – спрашивали меня коллеги, когда я вернулась с внеочередного заседания Саратовской городской думы в минувшую пятницу, не сумев досидеть до конца. – Тоскливо было?
Путешествие клоунов во времени
В нашем городе это первые гастроли такой программы. Саратовцев ждут классический цирк, театрализованное клоунское представление, канадские пумы и дальневосточные леопарды на поводках, а не в клетке, лошади, которые играют в шахматы и танцуют вальс.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Победительница проекта «Большая опера» Ксения Нестеренко о хейтерах в интернете
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ