Репортаж

Ольга Чесакова: «В жесткой форме Курихин получил отказ»

Комментарии:5
Просмотры: 4184

Фото Анастасия Лухминская

Очередное судебное заседание по делу Сергея Вилкова 30 июня сего года прошло в отсутствие потерпевших – Сергея Курихина и Михаила Завьялова. Обвиняемый Сергей Вилков в течение всего заседания очень редко подавал голос и ни разу не повышал его, потому действо превратилось в битву адвокатов.

Первые встречи

Представитель потерпевшего Валерий Холоденко и защитник обвиняемого Андрей Еремин постоянно обменивались колкостями, прерывали друг друга, оспаривали реплики и заявляли протесты. К концу заседания противостояние между ними едва не переросло в стычку, когда адвокат Еремин назвал сына адвоката Холоденко работником правонарушительных органов, а адвокат Холоденко потребовал оградить от оскорблений его сына – работника прокуратуры Московской области. Казалось, им остается только вернуться после перерыва с двумя длинными мечами, чтобы завершить разбирательство без шанса на апелляцию.

Очередное слушание началось в судебном участке №1 мировых судей Фрунзенского района Саратова в 14.30. В отсутствие Курихина в маленьком зале без труда разместились все желающие: корреспонденты заняли место возле розеток, старший помощник прокурора Саратова Андрей Склемин – возле вентилятора, на трибуну была вызвана коммерческий директор медиагруппы «Общественное мнение» Ольга Чесакова. Ей предстояло провести на ногах без права присесть три с половиной часа. Возможно, еще меньше повезло второму свидетелю, который явился на заседание, но так и не был вызван, потому что допрос его предшественницы занял слишком много времени. Они могли поменяться очередностью, но Склемин ходатайствовал, чтобы даму пропустили вперед.

Андрей Склемин

Старший помощник прокурора начал допрос свидетельницы. Предельно корректный и не склонный к проявлению отрицательных эмоций Склемин задавал вопросы в нейтральном тоне, проясняя общие моменты о должностях и обязанностях свидетельницы и подсудимого – подчиненного Чесаковой, целях деятельности медиагруппы, а также того, давали ли Вилкову редакционное задание писать о якобы причастности Курихина к ОПГ.

– Что касается публикаций о Курихине... такого вопроса вообще не стояло. Мы освещаем не личность, а какие-то действия. Чтобы он связан с незаконной деятельностью... Нет, такого не было, никто таких заданий не давал. В основном он привлек наше внимание, когда было покушение, многие СМИ не прошли мимо. Мы никогда не обсуждали его причастность к ОПГ. Никаких заданий мы Вилкову не давали, – ответила Чесакова.

Коммерческий директор «ОМ» рассказала также об обстоятельствах ее первой встречи с Курихиным (это случилось в 2006 году в его бутике «Да Винчи»), а когда было совершено нападение на Сергея Вилкова (в ночь на 13 января 2015 года) – о том, кто впоследствии писал об этом. Чесакова отметила, что в медиагруппе не было публикаций с выводами, опережающими данные следствия, но на своей странице в соцсети Вилков делился своими подозрениями насчет личности заказчика нападения .

Интересовало прокурора и то, ставился ли вопрос о продаже журнала. При этом лишь один раз Склемин перебил свидетельницу – когда она начала рассказывать о конфликте Курихина и Грищенко, назвав его информационной войной. «Войны, перемирия нас не интересуют», – сказал старший помощник прокурора города. Если бы кто-то присутствовал на заседании из любви к бурному выражению чувств, начало бы его не впечатлило.

Далее к допросу свидетельницы перешел адвокат Холоденко. Он сразу затребовал конкретизации данных о продаже журнала – по каким электронным адресам велась переписка с потенциальным покупателем и кто этот потенциальный покупатель. Чесакова ответила, что эти данные составляют коммерческую тайну, ведь сделка еще может состояться. Но она готова предоставить требуемое, если запрос сделает суд.

– А что вы смотрите на подсудимого и на его защитника, уважаемый свидетель? К суду обращайтесь! Ваша честь, прошу, объясните свидетелю, что нужно обращаться к суду. Не надо смотреть на подсудимого с защитником и требовать их одобрения. Это было дважды и это нельзя отрицать! – возмутился Холоденко.

– Ваша честь, – поднялся адвокат Еремин. – Я возражаю против комментария адвоката Холоденко. Он уже трактует определенным образом и дает оценку! Оценку пусть дает в прениях! Об этом каждый студент третьего курса знает, что оценка дается в прениях!

С этого момента третий курс стал еще одним участником действа: оба присутствующих адвоката то и дело обвиняли один другого в незнании сведений, которые юрист должен почерпнуть именно на этом году обучения.

Сколько стоит сайт

Холоденко продолжил допрос свидетельницы. В течение четверти часа он задавал вопросы о времени создания холдинга, ответы на которые уже были получены во время прокурорского допроса. Наконец он подошел к моменту создания сайта «Общественное мнение».

– В связи с тем, что любое СМИ регионального уровня является дотационным, возникает вопрос: на чьи средства был создан ваш холдинг? – безапелляционно заявил он.

– Сергей Георгиевич Курихин в расшифровке, которую мы опубликовали на сайте и которую потом перепечатал «Компромат Саратов», говорил, что именно он побудил Алексея Колобродова организовать наш сайт. До этого у нас был только журнал, который выходил раз в месяц, мы теряли в оперативности. И когда Алексей Колобродов сказал ему, что у нас нет таких средств, Курихин упоминает в своей стенограмме, что он нам давал от 3 до 5 тысяч долларов в течение трех лет, пока существовал наш сайт. Что я могу пояснить по этому вопросу. Сергей Георгиевич сказал Колобродову: «Алексей, я тебе давать денег не буду, но назову человека, который готов стать инвестором вашего сайта». Он назвал Виткина Юрия Семеновича, дал его телефон. Виткину позвонил Колобродов, и Виткин сказал: «Алексей, на данный момент меня совершенно не интересует роль и место, лишних денег нет, рекламу мне давать не нужно, у меня и так все хорошо. Но так как меня очень сильно попросил Сергей Георгиевич, а я не могу ему отказать, мы в очень тесных дружеских отношениях, я вам подыщу инвестора и перезвоню». Когда Юрий Семенович перезвонил и сказал: «Я нашел вам инвестора, подойдите ко мне на Мичурина, 45», – уже пошла я. Когда я туда пришла, он меня познакомил с молодой женщиной, сказал: «Вот, знакомься, она будет помогать, детали обсудите уже без меня. Когда мы стали обсуждать детали, выяснилось, что это его юристка... у нее было свое ИП. Она была в таком же шоке, как и я, она сказала: «У меня вообще нет денег, я ничего не знаю ни про какие сайты, мне это не нужно». Я поняла, что никаких денег не будет.

В итоге сайт «Общественное мнение», по словам Чесаковой, был создан на бартер агентством «Инфо-Эксперт», и долгое время единственной штатной единицей в нем был редактор Алексей Голицын. В дальнейшем сайт стал приносить доход от рекламы, и штат удалось расширить.

Холоденко продолжил спрашивать, на какие деньги закупали мебель и оргтехнику для сайта, оплачивали интернет и прочее.

– Я возражаю против вопросов, касающихся финансовой деятельности какого-либо СМИ, – заявил Еремин.

Однако Холоденко сразу же спросил, будет ли Чесакова отрицать тот факт, что руководство «Общественного мнения» ездит за границу, в то время как некоторые журналисты «ОМ» вынуждены рыться на свалке. Судья снял этот вопрос. Холоденко продолжил выяснять источники финансирования и потребовал назвать рекламодателей «ОМ», что уже вызвало вопросы у судьи.

– Я полагаю, что столь значительные расходы по созданию и обеспечению функционирования холдинга невозможны без черной кассы. Это мое личное мнение, и мне бы хотелось, чтобы оно было либо подтверждено, либо опровергнуто свидетелем. Это анонсировал мой доверитель на протяжении долгого времени. А потом, как он заявил, у него стали вымогать – понравилось! – 50 миллионов рублей за якобы продажу, когда он перестал финансировать! – пояснил Холоденко.

– Это является ничем иным как обвинением. Он вправе обратиться в правоохранительные органы по этому вопросу, – парировал Еремин.

Свидетельница подлила масла в огонь, заметив, что сторона обвинения принимает на веру все слова Курихина, тогда как он, по ее мнению, порой вводит людей в заблуждение. Холоденко громко напомнил, что в судебном заседании не обвиняется Курихин, Еремин попытался его перекричать, и тут же Артему Григорашкину пришлось усмирять стороны, пригрозив вызовом приставов.

Трусы и свастика

Валерий Холоденко

Холоденко продолжил допрос, перейдя к рассмотрению особенностей личности подсудимого. Чесакова дала своему журналисту положительную характеристику – напомнила, что он был удостоен премии губернатора и имеет связи на федеральном уровне. В частности, благодаря этому после нападения 2015 года история прозвучала на федеральном уровне, и медиагруппа до сих пор получает предложения о помощи. Тогда Холоденко представил распечатки картинок, которые, по его словам, нашел в свободном доступе на странице Вилкова в соцсети, и попросил Чесакову прокомментировать их. Он описывал содержание картинок, на одной из которых был изображен взрыв православного храма, на другой – флаг Российской Федерации, брошенный к стенам Кремля вместе с флагами-трофеями фашистской Германии, на третьей – сцена казни партизан на фоне российского флага, и так далее.

Прежде чем его прервал судья, Холоденко успел предположить, что Вилков восхищается фашизмом и одновременно стремится унизить государственные символы РФ. Адвокат не преминул напомнить, что Вилкова подвергали административному наказанию за демонстрацию фашистской символики.

– Смотрите, это круг интересов, это широко рекламируется в сети Интернет! И это как нельзя лучше характеризует личность подсудимого Вилкова! – победно заявил Холоденко.

Отметим, что в 2015 году Вилков действительно был приговорен к штрафу за пропаганду и демонстрирование нацистской символики и за массовое распространение экстремистских материалов. Информационно-аналитический центр «Сова» признал эти случаи неправомерным применением антиэкстремистского законодательства, так как именно в публикациях Вилкова демонстрация свастики была нужна не для прославления фашизма, а в прямо противоположных целях.

Впрочем, Холоденко так и не смог приобщить распечатки к делу. Существует законная процедура получения заверенных скриншотов для использования на следствии и в суде, а представитель Курихина эту процедуру обошел и был остановлен судьей.

– Есть тысячи способов изучить личность другим способом, но не лезть к Вилкову в трусы! – эмоционально отреагировал на попытку нападения Еремин.

Однако упоминание нижнего белья не подействовало на Холоденко, и он продолжил обращаться к материалам, почерпнутым на личной странице Вилкова, прося Чесакову прокомментировать то одно, то другое изображение или высказывание. Судья отклонял его вопросы один за одним.

Судья Артем Григорашкин

Обмен обвинениями

В финале своей части допроса свидетельницы Холоденко решил прояснить обстоятельства, сопутствовавшие конфликтной ситуации вокруг Саратовской табачной фабрики. Задать вопросы, касающиеся размещения рекламы «табачки» в «ОМ», судья не разрешил как не относящиеся к делу, и адвокат запросил минутный перерыв, чтобы собраться с мыслями.

– Как вы можете объяснить, что Владимир Спирягин устраивал одиночные пикеты у стен Саратовской табачной фабрики с требованием о переносе производства, а Алексей Колобродов и оператор Алексей Спирягин, являющийся сыном Владимира Спирягина, делали сюжет в защиту табачной фабрики якобы от нападок неких застройщиков, строительного лобби и так далее? – задал вопрос Чесаковой Холоденко, подчеркнув, что это имеет прямое отношение к делу о клевете. – Мотивом явилось вымогательство 50 миллионов рублей. Схема проста: вначале публикуют негативные материалы, а потом под предлогом продажи «ОМа» требуют с него 50 миллионов рублей. Так я понял позицию своего доверителя. И я хочу для себя выяснить, действительно ли это методы работы «ОМа» или я ошибаюсь.

Андрей Еремин вновь выступил с возражением против вопроса.

– В вопросе фактически содержится обвинение редакции в вымогательстве денежных средств. Прошу это также отразить.

В указанной формулировке вопрос был снят председательствующим, но в формулировке «имел ли место репортаж о проблемах «табачки» он вопрос пропустил. Чесакова ответила фактически встречным обвинением.

– По нашим источникам, Курихин нанимал общественников за деньги, чтобы...

Холоденко прервал ее выступление, и судья попросил свидетельницу придерживаться сути дела.

– Я поясняю по обстоятельствам данного дела, – ответила коммерческий директор. – Это не единичный случай, когда общественники шантажируют различные предприятия, которые попадают в зону интересов Курихина.

Репортаж о табачной фабрике она затруднилась вспомнить, но подтвердила, что Алексей Спирягин работал в «ОМ».

Холоденко прекратил допрос только после того, как судья отклонил его вопрос о возможных черных схемах в финансовых потоках «ОМ».

– Вопросов у меня еще много, но в условиях, когда большинство моих вопросов председательствующим отклоняются, не вижу смысла их задавать, – заявил он.

После этого Еремин попросил разрешение сделать короткое заявление.

– Замечание на действия председательствующего? – устало спросил Григорашкин, получавший протесты от Холоденко почти всякий раз после снятого вопроса.

– Нет, ваша честь. Я хотел заметить адвокату потерпевшего, что защищаю Вилкова, а не «Общественное мнение»!

– Регламент заседания предусматривает только замечания на действия председательствующего, – ответил судья и вытер пот со лба. Шел третий час заседания.

Секретные материалы в деревянном ящике

Допрос свидетельницы продолжила сторона защиты. Сергей Вилков сам впервые с начала заседания подал голос и попросил Чесакову рассказать о конфликте «ОМ» и депутата-издателя.

Андрей Еремин и Сергей Вилков

– Конфликт имелся, когда в десятом году Курихин развязал на своих ресурсах очернительную кампанию против Олега Грищенко, тогда же он предложил Колобродову публиковать грязные, ужасные материалы, задевающие достоинство Грищенко, на своих ресурсах. Мы отказались, потому что это противоречит нашей редакционной политике... К тому же Курихин предлагал финансировать это черными схемами. Черных схем у нас нет, мы платим налоги – больше 650 тысяч в год. Поэтому конфликт состоялся. В жесткой форме Курихин получил отказ. После этого Курихин четко поставил ультиматум, сказав, что «если вы не будете публиковать это на своих ресурсах, я снимаю всю свою рекламу, прекращаю отношения и устрою вам веселую жизнь». Мы отказались. Эти материалы все появились на [другом] сайте – это обвинения Олега Грищенко в гомосексуализме, в уводе средств и так далее. В 2012 году при свидетелях состоялась случайная встреча, мы попытались прояснить позицию. Курихин в очередной раз сказал: «Вы поступили глупо, если бы вы согласились, вы бы сейчас были в шоколаде, а не мучились вопросами выживания. Мне никто никогда не отказывал, вы наживете проблем». Я не придала значения, какие могут быть проблемы, но букет проблем в итоге мы и получили: нападение на двух журналистов. Судя по тому, что говорила сторона обвинения, у Курихина был доступ к нашим прослушкам.

Вилков спросил, были ли угрозы и давление со стороны Курихина. Холоденко попытался опротестовать вопрос, сопроводив протест замечанием, что «подсудимый не слушает».

Свидетельница рассказала об угрозах: по ее словам, несколько раз вечером главе медиагруппы «ОМ» Алексею Колобродову звонили на мобильный. Угрозы поступали и в адрес жены Колобродова. Лично Чесаковой, по ее словам, никто никогда не угрожал. Через доверенных лиц передавались и требования уволить неугодных журналистов – Александра Крутова и Сергея Вилкова. В частности, в роли такого доверенного лица выступал отец Нектарий.

– Звонки осуществлял сам Сергей Курихин с подставных номеров. Угрозы он высказывает только сам, звонил в позднее время, вероятно, находясь в состоянии алкогольного опьянения. Он представлялся, кричал, угрожал», – прибавила позднее свидетельница.

Холоденко уточнил у Чесаковой, есть ли у нее доказательства, что звонки с угрозами осуществлял Курихин. Та призналась, что подобных доказательств у нее нет, но она верит на слово Алексею Колобродову, что звонил именно потерпевший.

Затем по просьбе стороны защиты Чесакова рассказала о том, как в медиапространстве стали появляться слухи о якобы имевшей место причастности Курихина к ОПГ.

– Это не бином Ньютона для Саратова. С 2008 года стали появляться такие статьи. Кличка «Мелкий» впервые прозвучала в 2009 году. Появилась статья «Парковские единороссы развели Профессора», автор Сергей Гавердовский. Там фигурирует Курихин под кличкой «Мелкий»... Этот массив публикаций... Я все время читала, изучала. Не могу не упомянуть блистательный блог Владимира Овчинского – статья «ОПГ опять в партийных списках». Читала расшифровку авторитетнейшего Изборского клуба, куда входит духовник Путина Тихон (Шевкунов). Для Саратова темное прошлое – никакой не секрет, все это муссируется... Блестящая публикация на сайте адвоката Борисова, ветерана УБОПа, «Сергей Курихин – друзья и враги», где он вообще выложил протоколы допроса по убийству Григорьева, где Курихин вводит в заблуждение следователя – три раза врет про свой год рождения. Где выложены допросы Владимира Чечина, Рената Хабеева... С Чечиным мне даже приходилось делать интервью. Я была помоложе, я писала, у меня хватало сил на все. С Чечиным у меня завязался разговор, и без рамок нашего интервью он мне тоже много чего интересного рассказал, – сообщила Чесакова.

И финалом допроса в этот четверг стал направляемый вопросами адвоката Еремина рассказ свидетельницы о «секретных материалах», которые редакция получила в одно прекрасное утро в почтовый ящик, представляющий собой общую для всех офисов здания деревянную коробку. С этим ящиком связано появление в деле потерпевшего Михаила Завьялова.

– Про Завьялова я прочитала в бумагах, которые нам положили в почтовый ящик, – сказала Чесакова. – Кроме Завьялова там упоминается начальник отдела УБОП Петров – начальник управления угрозыска. Мне это интересно в том ключе, какие связи ухитрился наладить Сергей Георгиевич Курихин. Сергеева Татьяна из Следственного комитета, Писакин – зампрокурора Кировского района, Пономарев – зампрокурора Саратовской области... И в этом же списке упоминался Завьялов.

– А что следовало из этих материалов? – спросил Еремин.

– Из этих материалов следовало, что Завьялов помог Курихину решить вопрос за 100 тысяч рублей. Рассказывались различные эпизоды из этих перечисленных людей – кому, что, каким образом каждый из этих людей решал какой-либо вопрос. В частности, Завьялов за эти 100 тысяч, по-моему, помог скрыть какое-то налоговое правонарушение – по-моему, уход от налогов, – рассказала Чесакова.

Адвокат попросил ее рассказать почерпнутые из этих же документов сведения «о коррупционных связях Курихина», но старший помощник прокурора Саратова Андрей Склемин попросил снять этот вопрос как не имеющий отношения к делу. Тогда адвокат сформулировал другой вопрос – о том, какие преступления, по информации автора упомянутых документов, якобы совершил потерпевший.

– Я задаю этот вопрос, потому что мой доверитель обвиняется в том, что распространил заведомо порочащие сведения о том, что Курихин совершил тяжкие и особо тяжкие преступления, – пояснил Еремин.

– Я почерпнула из оперативных справок УБОП, как они поступили с Маргаритой Щербаковой, с ее сыном. Они шантажировали ее, вымогали деньги, она отказалась платить. Они положили ее сына на железнодорожные пути, остался человек инвалидом. Потом они пытались убить Кузнецова – обстреляли его машину», – сообщила Чесакова.

Адвокат переспросил, о ком идет речь. «Парковская группировка и личности в составе Парковской. Там упоминался Мелкий, Зубан, Поп, – сообщила допрашиваемая. Еще интересное – торговля оружием. А оружие Парковская группировка получала в Татищеве из какой-то части. Каким-то образом они наладили трафик оружия, получали его с войсковой части, плюс наркота. Ну и по мелочи. У бизнесменов средней руки, владельцев ларьков практиковали банальное вымогательство. ... Курихин, там упоминалось, что осуществлял задачи более серьезные: наркотрафик, схема с оружием со складами Татищевского гарнизона. Конкретно по Щербаковой – там Курихин, и конкретно по обстрелу Кузнецова – тоже Курихин. Это самое яркое, что я помню, – призналась свидетельница.

Также она заявила, что считает перечисленные факты достоверными, так как видит, что их составителем была проделана огромная работа, рассказы насыщены деталями. Более того: у нее есть косвенные подтверждения, которые убеждают ее в правдивости этой информации – в частности, рассказы публичных персон. Напомним: то, что Курихина называли одним из членов Парковской группировки, упоминал в своем интервью экс-губернатор Дмитрий Аяцков, однако впоследствии он отказался от своих слов.

После этого судья с видимым облегчением объявил, что рабочий день окончен и допрос свидетельницы продолжится 7 июля в 10.00.

Оцените новость
0
архив
выпусков
«Синдром Ундины». Что делать, если ребенок «забывает» дышать во сне?
Чтобы рассказать об этом российским врачам, семья из Энгельса, в которой растет ребенок с «синдромом Ундины», организовала в Саратове международную конференцию.
3
«Операторы беспорядочной связи». Наш корреспондент выяснила секрет хаоса «Почты России»
Наш корреспондент день проработала на «Почте России» и, кажется, стала понимать, почему так медленно работает эта организация. Теперь она знает, как потерять письмо, создать очередь и затратить на обслуживание одного клиента 25 минут.
2
Тренд – «ничего не было». Расстреливали в Саратове, Энгельсе, Балашове, но тему репрессий вытесняют из сознания
На Воскресенском кладбище Саратова по меньшей мере два захоронения жертв политических репрессий. Среди них – ученый Николай Вавилов, священнослужители, обычные люди. Памятники жертвам установлены не на их могилах, а ближе к входу – «для удобства».
4
Репосты, лайки, мемы и другие особо тяжкие государственные преступления
Произошло ли обострение борьбы с «экстремизмом» в соцсетях или это повседневная практика? Кто вдруг встал на защиту наказанных за репосты и мемы? Кто пишет доносы? Что об этом думает Путин? Как ОНФ выполняет поручение президента?
1
Из-за внедрения системы ГЛОНАСС российские авиакомпании могут поднять цены на авиабилеты
Дмитрий Рогозин предложил Путину оснастить все пассажирские самолеты российских авиакомпаний системой ГЛОНАСС. Опрошенные нами эксперты считают, что это предложение приведет компании к серьезным финансовым трудностям.
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Нужно ли повышать пенсионный возраст в России?
Проголосовало: 7936


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ