Общество

Грязное белье депутата и перепалка с филологом

04.03.2016 // 16:18
Комментарии:2
Просмотры: 4389

Фото Роман Пятаков

3 марта в Октябрьском районном суде прошло очередное судебное заседание по иску депутата областной думы Сергея Курихина к журналисту Антуану Кассу (в журналистской среде он больше известен как Антон Морван) о защите чести, достоинства и деловой репутации депутата. Вел заседание судья Роман Рыбаков.

Предметом спора является речь Антуана Касса, произнесенная им на публичных слушаниях 4 сентября 2015 года. Двух фраз из нее хватило, чтобы, как полагает депутат Саратовской областной думы Сергей Курихин, поколебать его честь, достоинство и деловую репутацию. Это фраза «У нас уже отжимали господа писные, курихины и прочие известные фамилии, которые... отжали большой кусок Кумысной поляны в районе лесопа... в районе... Лесной республики...» и «На данных слушаниях мы можем говорить что угодно и говорить как угодно, но самое главное, самое главное, наша задача – остановить в дальнейшем и не дать провести это решение в пользу строительной мафии». Обе фразы в речи не соседствуют, между ними еще два абзаца текста.

С трех часов в здании Октябрьского районного суда стал собираться народ. Пока один охранник на вахте проверял паспорта, второй досматривал сумки.

– А что это у вас за блокнот, достаньте, пролистайте, – требовал он.

– А что я такого могу в блокноте-то пронести, – вслух думала я, листая на глазах у охранника свою записную книжку.

– Странички вырезать, например, и нож туда положить...

– Спасибо за совет.

На третьем этаже у комнаты № 12, где через несколько минут должно было состояться судебное заседание по делу «Курихин против Касса», уже присутствовали несколько журналистов. Команда ИА «Взгляд-инфо» в составе корреспондента и видеооператора с интересом слушала свидетеля защиты Василия Максимова (сына бывшего директора завода «Серп и молот», трагически погибшего в московском СИЗО. – Прим. ред.), который рассказывал о своих судебных распрях. Камера журналистов была направлена в сторону свидетеля, и на ней горел зеленый огонек.

– Да не снимаем мы ничего, – отмахнулся от вопроса представителя ответчика Дениса Руденко оператор «Взгляда». – Мы сюда не за этим пришли. На зарядке она стоит.

К половине четвертого у двенадцатой комнаты собралась уже приличная толпа народу – журналисты, общественники, просто друзья Антуана – пришли поддержать его на процессе.

– На входе у них какой-то странный охранник, – поделилась со мной режиссер документального кино и обозреватель «Открытого канала» Ольга Яковлева. – Нашел у меня в сумке маникюрные ножницы, показал несколько приемов самообороны.

– Ножницы внизу оставила?

– Да нет, не стал он отбирать. Сказал только, спрятать подальше.

Общественница Лидия Виненко затеяла перепалку с корреспондентом «Взгляда-инфо» Рамилем Бахтеевым. Через какое-то время подошел еще один свидетель защиты, журналист Александр Крутов (на журналиста медиахолдинга «Общественное мнение», лауреата премии Артема Боровика Александра Крутова и его коллегу Сергея Вилкова были совершены нападения, которые сотрудники «ОМ» связывали со своей профессиональной деятельностью и высказывали предположения, что за нападениями стоит Сергей Курихин. – Прим. ред.)

– Я не вижу главного подсудимого?

– Ну, раз нет главного подсудимого – значит, будут судить Крутова, раз пришел, – обрадовался писатель Роман Арбитман.

Ответчика действительно на процессе не было. Впрочем, не пришел и истец. Зато перед самым началом заседания появился его представитель – адвокат Сергей Терехов в сопровождении свидетеля, эксперта-лингвиста из Волгограда Сергея Кушнерука. Присутствующие еще не знали, сколько интересного выяснится именно при допросе этого свидетеля. Впрочем, все заседание обещало быть нескучным.

Присутствующие с трудом поместились на трех скамьях 12-й комнаты, судебному приставу пришлось нести дополнительные стулья.

Ходатайство представителя ответчика о приобщении к материалам дела дополнительных возражений по иску с приложениями было удовлетворено частично. Сами возражения суд взял, а приложенные к ним документы не принял, поскольку они якобы не имеют отношения к делу. Хотя возражения без приложенных документов оставляют ответчика без права на защиту, о чем Руденко заявил судье.

Распечатки из блогов и СМИ, а также копии протоколов допросов свидетелей (Чечина, Хабеева и Козлова) по делу об убийстве прокурора Саратовской области Григорьева, представленные в приложениях, доказывают, что Сергей Георгиевич Курихин крайне избирательно подходит к защите своей чести, достоинства и деловой репутации. Несмотря на то, что суд их не принял в материалы дела, Руденко зачитал на публику все приведенные в приложении выдержки.

Например, Владимир Овчинский, который сейчас является советником министра внутренних дел Российской Федерации, в 2011 году опубликовал на сайте «Эха Москвы» блог «ОПГ опять в партийных списках?», где написано дословно:

«В Саратове совершено покушение на депутата областной думы Сергея Курихина. Он представляет «Единую Россию». Достаточно набрать в поисковом окне Яндекса или Рамблера имя этого депутата и всем известный символ – «ОПГ», как сразу выскочат материалы о криминальном авторитете Саратовской области по кличке «Мелкий». Это и есть Сергей Курихин, герой криминальных сводок середины и конца 90-х. За ним целый «букет» классических бандитских преступлений».

На сайте «Комсомольской правды» в том же 2011 году в статье «Покушение на депутата Саратовской облдумы: Сергею Курихину припомнили его лихие 90-е?» бывший губернатор Саратовской области Дмитрий Аяцков так характеризует истца: «Я думаю, что это покушение может быть связано как с бурным прошлым господина Курихина, так и с его столь же бурным настоящим. В 90-е годы его действительно называли одним из лидеров «парковской» группировки. А сейчас идет борьба за передел сфер влияния. Потому что бизнес неотделим от политики, все это прекрасно понимают. Люди жестко конкурируют между собой и за строительные заказы, и за политические «очки».

Цитаты из допросов свидетелей по делу об убийстве прокурора Григорьева опубликованы на нашем сайте чуть раньше.

– Как же так получается, – задается вопросом Руденко, – вот публикации, которые прямо обвиняют и очерняют честь, достоинство и деловую репутацию истца, но он их игнорирует, а в суд идет после выступления на публичных слушаниях Антуана Касса, слова которого вообще трудно как-нибудь привязать к истцу.

Уже потом, после заседания, все те люди, которые пришли поддержать Антуана, в коридоре обсуждали этот самый вопрос. Все пришли к выводу, что положение – социальное и карьерное – ответчика и тех, кто высказывался в прессе о личности Сергея Курихина, несопоставимое. Где провинциальный журналист – и где советник федерального министра? Но тут есть и еще один момент: Антуан Касс – сотрудник холдинга «Общественное мнение», с которым у депутата областной думы отношения чрезвычайно напряженные. На сайте холдинга и в журнале с одноименным названием достаточно часто публикуются расследования, касающиеся градостроительства в Саратове.

– Также в своих возражениях мы ссылаемся на практику Европейского суда по правам человека, согласно которой свобода слова в нашем случае имеет большее значение, чем защита чести, достоинства и деловой репутации публичного лица, – заявил в суде Руденко.

Выслушав все вопросы и возражения, судья предложил посмотреть видеозапись выступления, которое так оскорбило депутата областной думы. Я сама присутствовала на тех слушаниях, и выступление Касса подзабылось – 4 сентября прошлого года публичные слушания длились почти шесть часов, хотя на повестке дня стояло всего два вопроса. И там высказывались много и по-разному совершенно разные люди. Вычленить выступление Антона из массы крайне негативных отзывов по застройке территории бывшего пионерского лагеря – это надо было очень постараться.

Речь Касса была очень эмоциональной, яркой, как у любого, кто переживает за судьбу своего города.

Сторона истца давно уже обратилась к лингвисту за исследованием этой речи, им стал доктор филологический наук, сотрудник Волгоградского госуниверситета Сергей Петрович Кушнерук, который, как удалось выяснить Руденко, работает с Тереховым не первый год. Именно на его исследование опирается в иске Сергей Курихин. Сторона ответчика обратилась за своим исследованием – к независимым экспертам из Барнаула Ольге Матвеевой и Надежде Вязигиной из АНО «Лингвистический экспертно-консультационный центр».

Это два очень разных документа. Начать с того, что в заключении специалистов из Барнаула описан предмет исследования, приведен текст, произнесенный Кассом на слушаниях, разъяснена методика, по которой проводилось лингвистическое исследование. В заключении Кушнерука нет ни текста, который он анализирует, ни методики, которой он пользуется. Зато есть вопросы, перед ним поставленные: «1. Каково значение глагола «отжать», реализованного в устной речи выступления и публицистического материала, являющихся объектом лингвистического исследования? 2. Подтверждает ли лингвистический анализ текстов выступления и публицистического материала, что в исследованном материале содержатся сведения о нарушении гражданами Писным, Курихиным (Саратов) действующего законодательства, общепринятых морально-нравственных норм и правил? Какова форма высказывания о гражданах Писном, Курихине: вопрос, утверждение, предположение? 3. Каково значение использованного в тексте словосочетания «строительная мафия»? Имеется ли субъектная определенность текста в части конкретных лиц, к которым применима реализованная квалификация, воплощенная в словосочетании «строительная мафия»? 4. Являются ли сведения о лицах Писном, Курихине, названных в тексте выступления, утверждениями о фактах, если да, то о каких?»

Слово «отжать» лингвист из Волгограда однозначно трактует как «незаконно отобрать». Специалисты из Барнаула указывают, глагол «отжать» в современном жаргонном значении имеет номинативное значение «беря у кого-либо, присваивать что-либо», а также выражает отношение говорящего к этому как предосудительному действию. При этом контексты употребления свидетельствуют о том, что глагол «отжать» маркирует именно эмоциональное отношение говорящего к ситуации, но не обязательно номинирует незаконный характер действия.

Сергей Петрович КушнерукИ если Кушнерук однозначно связывает словосочетание «строительная мафия» с Писным и Курихиным, барнаульцы говорят, что «данное словосочетание не соотносится в тексте с какими-либо конкретными лицами и в целом номинирует негативно оцениваемое говорящим явление застройки территорий против воли горожан. Отсутствие в спорном тексте указаний на конкретные преступления, позволяющие говорить об использовании существительного «мафия» в прямом номинативном значении, свидетельствует о его образном, оценочном характере в данном контексте. Таким образом, установить, имеется ли в спорном тексте негативная информация о Курихине Сергее Георгиевиче, не представляется возможным по причине невозможности установления отнесенности информации к данному лицу».

Специалисты из Барнаула в итоге делают вывод, что высказывание Касса, переведенное с эмоционального на русский, выглядит как «Часть территории Кумысной поляны в районе Лесной республики была отсоединена группой лиц с целью застройки». Относится ли это каким-то образом к Сергею Георгиевичу Курихину, определить по тексту высказывания не удается, поскольку «использование фамилии в незавершенном ряду однородных членов свидетельствует о том, что форма множественного числа не обозначает двух и более членов семьи с данной фамилией, а маркирует значение обобщения и выполняет экспрессивную функцию. Фамилия при этом теряет функцию выделения конкретного субъекта и делает невозможным установление индивидуально-конкретного тождества. Замена прописной буквы на строчную при этом не требуется».

Обо всех этих тонкостях Сергей Петрович Кушнерук и рассуждал во время допроса на судебном заседании. Сергей Петрович, лысый мужчина в очках и темно-синем растянутом свитере, вошел в зал суда, на ходу расстегивая потрепанный жизнью портфель. И потом долго мялся у трибуны, вытаскивая из него непослушные бумаги.

– Фантомас, – насмешливо прокомментировал появление свидетеля кто-то из зала.

– Я лингвист, – начал свою речь Сергей Петрович. – Я обращаюсь исключительно к лингвистическим качествам той ситуации, которая исследуется. Воздействия специалист не терпит, заключение является самостоятельным и содержит то, что оно содержит.

Суд задал вопрос по методике исследования.

– Я использовал лексикографическую методику и контекстную методику, – заявил свидетель и пустился в объяснения. Потом долго и пространно отвечал на вопросы представителя истца, в основном опираясь на свое заключение, сделанное полгода назад.

После вопросов Терехова к допросу свидетеля приступил Денис Руденко.

– Представитель истца задавал вам вопрос – о ком идет речь в речи Касса. И в вопросе номер два, который касается Курихина и Писного, в скобках обозначено – город Саратов. Не считаете ли вы этот вопрос наводящим?

– Нееет, – протянул Кушнерук и немного отошел от трибуны.

– Скажите, пожалуйста, в выступлении Касса речь идет действительно о Сергее Георгиевиче Курихине?

– Очень может быть, – загадочно ответил Кушнерук. После чего по залу прокатилась волна хохота. А судья потребовал тишины. – Я понимаю, вам там не хватает имени и отчества. А мне хватает. В данном случае речь идет о Сергее Георгиевиче Курихине не потому, что там названо – не названо имя-отчество, а в силу контекста, который проявляет личность по ее функциональным признакам. Безусловно, речь идет о нем.

– Так безусловно или может быть? – удивился Руденко.

– Безусловно. Более того, если у вас в Саратове есть парочка-троечка Сергеев Георгиевичей Курихиных, могли бы быть сомнения.

– Но лично вы с истцом не знакомы?

– Нееет!

– А в городе Саратове проживали когда-нибудь?

– Никогда.

– Почему же вы сделали вывод, что Писной и Курихин вообще являются какими-то строителями? Из речи Касса такой вывод не следует.

– Понимаете, какая штука, – свидетель двинулся вперед, обошел трибуну и даже наклонился, чтобы быть ближе к представителю Касса. – Когда речь идет о конкретных субъектах и каком-то исследовании, то специалист или эксперт может обращаться к официальным данным, которые связаны с содержанием самого исследования. И я наблюдал с удовольствием, кто такие названые лица и кем они являются в Саратове.

Сергей Петрович Кушнерук

– То есть вы обращались к сети Интернет?

– И к сети Интернет в том числе, и даже к прессе обращался.

– А есть ли у вас, в вашем исследовании специалиста, а то я этого там не нашел, что вы исследовали что-то помимо речи Касса в сети Интернет, которые вам указали, что Касс говорил именно об этом Курихине из Саратова?

– А эта информация уже не является объектом исследования, – попытался отбиться Кушнерук. – Это контекст исследования. Я понимаю формальную сторону – если не прозвучало имя-отчество, то непонятно, о ком речь. Но я бы предложил провести опрос среди избирателей этого депутата, спросить их, кто такой Курихин.

(Тут сквозь сдавленный смех архитектор Наталья Рапопорт прошептала мне: «Ой, а вы видели этот чудесный сюжет «Открытого канала», когда они у людей на улице спрашивали – кто такой Курихин?» (По всей видимости, речь идет о сюжете телеслужбы «Открытый канал» ИА «Свободные новости» «Кто такие курихины?», где журналисты попытались выяснить, является ли собирательный образ, обозначенный словом «курихины», достаточным основанием для обвинения в клевете, и соотносят ли саратовцы это слово с личностью конкретного гражданина. – Прим. ред.) Пришлось уточнить: «Это там, где один мужчина в ответ произносит «я не курю»? Помню, помню...»)

– При чем тут избиратели? – удивился Руденко. – Я вам задал вопрос: почему вы считаете, что когда Касс произносил слова «писные и курихины», речь шла именно о строителе и депутате Сергее Георгиевиче?

– Потому что у меня нет информационных оснований полагать, что речь идет о ком-то еще. А общий контекст дает возможность сделать такое заключение.

– Я могу с вами согласиться, – продолжил юрист. – Ваше право было не писать о контекстной информации в исследовании. Но мне непонятно, почему вы в ответах на второй, третий и четвертый вопросы не указали, что обращались к дополнительным материалам. Вам Сергей Сергеевич Терехов подсказывал?

Сергей Терехов

– Вы напрасно считаете меня человеком с ограниченными возможностями аналитическими, – ни с того ни с сего обиделся свидетель. – Вопрос несколько бестактный.

– Я просто хочу понять, как вы догадались, что речь идет о строителях Писном, Курихине и о том, что они депутаты?

– Я привык качественно работать. Я изучаю полный контекст ситуации.

– А почему вы не предполагаете, что строители и инвесторы Писной и Курихин могут быть из Самарской области? – заявил Руденко.

– А где происходило событие? – пошел в наступление уже Кушнерук.

– В администрации Фрунзенского района Саратова.

– Все, спасибо. Все ясно.

– А что ясно? Инвестора Курихина не может быть в Самаре? Писного не может быть в Пензе?

– Могу предположить, что их там нет.

– Где?

– В Самаре. Потому что сведений об иных Курихиных за пределами Саратова у меня нет.

– Или вы их не искали?

– Зачем я буду искать?

– То есть вы избирательно подходили к этому вопросу?

– Это надуманные вопросы...

– Прошу обратить внимание суда на то, что свидетель подходил к изучению вопроса избирательно, и он это поясняет, – резюмировал итог допроса представитель ответчика.

Потом несколько раз Руденко просил Кушнерука по тексту (расшифровке, предоставленой специалистами из Барнаула) пояснить, где именно Касс порочит депутата Курихина. Но свидетель к бумагам не притронулся и отказался отвечать на вопрос.

Журналиста Александра Крутова допросили быстро. Почти все вопросы журналисту судья снял как не относящиеся к предмету разбирательства. Второму свидетелю, Василию Максимову, пришлось срочно уйти – «потому что у него что-то случилось дома». Но, по словам Руденко, выступить в качестве свидетеля Максимов готов в следующий раз.

Следующее судебное заседание назначено на 16 марта, в 14.30

О подробностях противостояния журналистов «Общественного мнения» и депутата Саратовской областной думы Сергея Курихина можно прочесть в публикации «Общественное мнение» vs. Курихин».

Оцените новость
0
архив
выпусков
2
Как из Саратова выгоняли «табачку». Хроника
Вчера стало известно, что British American Tobacco закрывает производство в Саратове. Без работы останутся 400 человек, бюджет области недополучит налогов. Вспоминаем историю протестов против запаха табака.
«Пенсионеры утихнут»?
Этой весной Аткарск затопило сильным паводком. Пострадали многие домохозяйства. Но мизерные выплаты, которые хотя бы частично могли компенсировать ущерб, получили далеко не все жители затопленной части города. Люди возмущены.
1
Двадцать новичков. Максимально коротко о новых губернаторах
В этом году Владимир Путин назначил восемнадцать глав регионов. Еще двое победили на выборах сами. Таблица об официальных и неофициальных причинах ротации кадров субъектах РФ.
Как чиновники убивали детский дом
Саратовский детдом №2 был одним из лучших в стране. Однако в угоду появившейся концепции «семейного устройства детей» его закрыли, несмотря на бурные протесты горожан и педагогов.
Война хижинам
Расселение ветхого и аварийного жилья – одна их самых больных проблем Саратова. Здания рушатся, жильцам предлагают переехать в бараки маневренного фонда. И одновременно среди аварийных появляются еще крепкие дома.
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Выборы губернаторов прошли неожиданно: кандидаты от партии власти с отрывов проиграли кандидатам от ЛДПР. Если бы выборы губернатора Саратовской области проходили в следующее воскресенье, то…
Проголосовало: 956
2


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ