Небылицы с чердака

От седьмого Айфона к Волжско-Кремниевой долине

20.02.2016 // 11:31
Комментарии:3
Просмотры: 1885

Слазав после долгого отсутствия на чердак, обнаружил, кроме пыли, отрывок фантастического романа, который, по всей видимости, задумывали Ильф и Петров. Действие романа очень напоминает наше время. К сожалению, весь текст не сохранился, но есть черновик главы, которая позднее превратилась в «историю про Нью-Васюки».

Несмотря на раннее утро, в Волжске было уже очень жарко. По городу ходил не самый низкий и не самый высокий человек среднего возраста и клеил на заборы и стены домов ксерокопированные объявления:

22 июня 2017 года

В помещении клуба «Цементник»

состоится лекция на тему:

«ОТ ТЕРРИТОРИИ РАЗВИТИЯ К ТЕРРИТОРИИ ЛИДЕРСТВА»

Читает политтехнолог О. Бендер

Все приходят со своими стульями.

Начало ровно в 14 час. После обеда.

Администрация

Пока предводитель дворянства занимался пиаром, гроссмейстер-политтехнолог тоже не сидел сложа руки. Первым делом он направил свои стопы в местный клуб пикейных жилетов, который занимал комнату в городском Музее труда. Главный по жилетам сидел за столом и задумчиво созерцал томик «Государя» Макиавелли.

– Политтехнолог О. Бендер. Устраиваю у вас лекцию. Еду проездом с Давосского форума на Валдайский. Только что с консультаций на Старой площади. Рекомендовал там тезисы и состав кандидатов на ближайшие губернские выборы. Ударно закрыли Год дорог, кстати. Без похвальбы также скажу, что дорожную карту по бюджетникам соблюдаем...

Проговорив все это, Бендер остановился, поняв, что стоит в одиночестве и разговаривает с пустым столом. Оказалось, что главный диванный политик города испарился. Видимо, собирает свой актив, решил Остап.

Минуту спустя маленькая комната превратилась в уездный базар, заполнившись гомоном и шумом. Иногда слышались фразы: «Настоящий политтехнолог», «Реально из Москвы», «Видел его по телевизору у Соловьева – говорил умные вещи. Соловьев ему палец в рот не совал».

Волжские любители политики смотрели на Остапа с трепетным обожанием и вниманием. И тут, как заметили классики, «его понесло» – он понял, как сделать жизнь жителей Волжска лучше.

– Вот посидел у вас пять минут и думаю: что не так с полетом мысли в провинции? Куда делись те мечтатели, которые двигали вперед прогресс и мир? Вот взять хотя бы вас – на вашей двери нет даже вывески! Как смогут найти вас те, в ком вы нуждаетесь? Как смогут отыскать вас и принести вам денег? Сделайте вывеску и укажите на ней: «Институт глобальных решений. Волжское отделение» – звучит же! И авторитет появится. Помните: как вы лодку назовете, так она и поплывет! Смените название, и уже завтрашнее утро станет победным!

Оглушенная красноречием оратора публика пыталась собраться с мыслями.

– Скучно живете, господа! Знаете ли вы, что территория лидерства – это не мечта, а цель, которая вполне достижима! Хотите ли вы спускаться по широким гранитным лестницам к Волге, закованной в мраморную набережную? Хотите ли иметь по семь мультиплексов в каждом молле на каждом квартале вашего города? А знаете ли вы, что огромный гипермаркет на каждом перекрестке – это вполне завтрашняя реальность, не говоря уже о таких пустяках, как средняя зарплата в полторы тысячи евро и ровный асфальт на всех дорогах?

Пикейные жилеты старались не дышать. Как мираж в пустыне манит к себе одинокого путника, который уже сходит с ума от жажды, так и они мечтали, чтобы нарисованные Остапом картинки не исчезали.

– Так что ж для этого надо сделать? – тихо-тихо прошептал региональный представитель пикейных жилетов.

– Да сущая ерунда, – отчетливо произнес Остап, – мы будем производить седьмой Айфон, девятый Самсунг и что-нибудь еще.

– Кроме консервного завода в городе нет никаких производств, – несмело раздались чьи-то голоса.

– Поверьте мне, консервного завода вполне достаточно! – без колебаний, практически железобетонно отчеканил Бендер. – Инновации – крайне важная часть политики импортозамещения. Скажу вам откровенно, Кремль уделяет огромное значение всему вот этому, – политтехнолог-гроссмейстер очертил рукой овал.

Мраморная набережная при этом жесте еще более материализовалась в глазах пикейных жилетов.

– Для этого всего что надо? Сделать первый шаг. Отправим телеграммы крупнейшим акционерам хайтек-индустрии, позовем сюда лидеров айти-сектора. Плюс парочка венчурных капиталистов не помешает из первой десятки Форбса.

– Но деньги... – застонали жилеты. – Их же надо как-то заманить... завлечь... хотя бы деньгами...

– Все учтено стремительным домкратом. Жадность – это хорошо! На нее и будем давить. Это весьма скромные вложения в грандиозное будущее. Тысячи коммерсантов захотят посетить крупнейшую айти-конвенцию в истории цивилизации. Десятки тысяч россиян захотят переехать в наш регион после постройки новых предприятий. Все мировые бренды сегмента лакшери устремятся в Волжск. Да что там бренды! Голливуд вместе со всеми своим звездами переедет на эти волжские берега!

– А дороги? Они наконец-то появятся?

– Дороги! Да кому нужны будут дороги в самом сердце новой Кремниевой долины?! Илон Маск переедет сюда, чтобы создать летающий электромобиль!

– Что? Что для всего этого требуется от нас? – вскричали любители политических размышлений.

– Сущая ерунда. Деньги на телеграммы! Все остальное я беру на себя, – Бендер сегодня был само великодушие.

– Сколько же вам понадобится денег на телеграммы?

– Смешная цифра,– сказал Остап,– сто сорок шесть рублей.

Волжские пикейные жилеты побледнели от расстройства – в их кассе было только двадцать рублей.

Но Бендер был покладистым организатором.

– Ладно,– сказал он,– давайте ваши деньги.

– А точно хватит? – прошептали пикейные жилеты.

– На первое время хватит. А потом пойдут инновации, и денег будет...

На этом черновик обрывается. Но мы-то знаем, чем закончилась история «великого комбинатора».

Оцените новость
0
архив
выпусков
1
Тихий министр саратовской экологии. Защищает не экологию, а опасное производство и застройщиков
Правительство Радаева министры покидают один за другим. Кто все эти люди, которым слухи прочат скорый уход? Начнем с Дмитрия Соколова, министра природных ресурсов и экологии области.
«Синдром Ундины». Что делать, если ребенок «забывает» дышать во сне?
Чтобы рассказать об этом российским врачам, семья из Энгельса, в которой растет ребенок с «синдромом Ундины», организовала в Саратове международную конференцию.
6
«Операторы беспорядочной связи». Наш корреспондент выяснила секрет хаоса «Почты России»
Наш корреспондент день проработала на «Почте России» и, кажется, стала понимать, почему так медленно работает эта организация. Теперь она знает, как потерять письмо, создать очередь и затратить на обслуживание одного клиента 25 минут.
2
Тренд – «ничего не было». Расстреливали в Саратове, Энгельсе, Балашове, но тему репрессий вытесняют из сознания
На Воскресенском кладбище Саратова по меньшей мере два захоронения жертв политических репрессий. Среди них – ученый Николай Вавилов, священнослужители, обычные люди. Памятники жертвам установлены не на их могилах, а ближе к входу – «для удобства».
4
Репосты, лайки, мемы и другие особо тяжкие государственные преступления
Произошло ли обострение борьбы с «экстремизмом» в соцсетях или это повседневная практика? Кто вдруг встал на защиту наказанных за репосты и мемы? Кто пишет доносы? Что об этом думает Путин? Как ОНФ выполняет поручение президента?
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Нужно ли повышать пенсионный возраст в России?
Проголосовало: 8047


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ