Небылицы с чердака

Спасти президента Томпсона

18.11.2015 // 18:21
Комментарии:3
Просмотры: 2000

Фрагмент картины Ильи Репина «Запорожцы» (1880-1891)

Жизнь странная штука. Полная таинственных совпадений. Не успела общественность успокоиться после открытого письма Аркадия Вячеславовича Валерию Васильевичу, как группа бизнес-омбудсменов написала ответное письмо. Странно, конечно, что ответ направлен в адрес губернатора, но что поделать. Страна свободная, полна демократии. Кому хотят, тому и пишут. Таинственное совпадение не в этом, а в том, что нашлись на пыльном чердаке пара листов бумаги, за подписью некой Алисы Зиновьевны Розенбаум. Пришлось погуглить и пояндексить. Оказалось, что это автор «Атланта, который расправил плечи». Видимо, черновой вариант. Собственно, и предлагаю его вашему вниманию, дорогой читатель. Действие происходит где-то в Вашингтоне.

– Ну что, начинаем внеочередное заседание нашей «Опоры США».

В зале сидели солидные, важные джентльмены. На их лицах прям было написано, что именно они являются опорой Америки и только от их решений, планов и слов зависит, устоит ли страна от падения в пропасть экономического и уже немного политического кризиса.

– Да. Надо начинать. Отовсюду мы слышим стоны и жалобы наших братьев по трудному ремеслу. Закрываются магазины, заводы и мануфактуры терпят убытки. Некоторые начинают сокращать рабочих, а многие уже задерживают выплаты зарплаты. Вот только что, пока ехал сюда, видел на одном магазине плакат «Погибаю, но не сдаюсь». Знаете, очень печальное зрелище.

– Какие есть идеи? Как мы можем помочь нашим братьям?

Наступила тишина. Все смотрели друг на друга и молчали. Это было очень важное и солидное молчание. Складывалось ощущение, что даже эта тишина была мощной опорой, но вот никто не понимал, куда эту опору приложить. Прошли минуты размышлений, раздалось тихое кряхтение и чей-то неуверенный голос:

– Вот бы нефть сто баксов за бочку стоила. Тогда и думать бы не пришлось.

Важные джентльмены посмотрели друг на друга и улыбнулись, вспомнив лихое десятилетие высоких цен на углеводороды. Тогда все как-то само работало, деньги сами текли в карманы и офшоры, и «Опора Америки» была самой настоящей опорой.

Радужные воспоминания уже начинали блекнуть и лопнули как мыльный пузырь после чьей-то фразы: «Не от нас цена на нефть зависит. Не от нас».

– Жаль, – пробормотал кто-то, – вот бы развернулись да и встали бы в полный рост.

Собрание вновь погрузилось в солидную тишину. Но вот где-то хлопнула дверь, раздались быстрые шаги. Джентльмены как один развернули свои головы. На пороге возник опоздавший джентльмен с газетным листком в руках.

– Господа, сегодняшний «Таймс»!

Возникла пауза, во время которой опоздавший пытался отдышаться.

– Нашли чем удивить, любезный, «Таймс» выходит уже сотню лет и, поверьте, продолжит выходить еще столько же.

– Зря шутите. Джон Голт...

– Кто такой Джон Голт?

Раздались нервные смешки.

– Дурацкая шутка. Самим не надоело?

– Надоело, если честно. Но что делать? – развел руками шутник.

– Так вот, господа, Джон написал статью. Очень гневную и критическую.

– Кого критикует-то? Нас?

– Нет, слава Богу. Президента государства Томпсона. Язвит его. Призывает покинуть пост как не справившегося с трудной ситуацией в промышленности. Дескать, гибнет все вокруг, промышленность умирает, и даже рыбой Томпсон обеспечить не в состоянии.

– Какая неслыханная дерзость! Да что он себе возомнил, этот Голт? Или никак сам хочет занять место президента?

Начался страшный гвалт. Достопочтимые господа кричали. Иногда даже друг на друга. В комнате носились имена президента, Голта, крики о крахе и даже один раз «все пропало, шеф».

Газету едва не разорвали в клочья, вырывая ее друг у друга из рук. Наконец кто-то самый ловкий начал читать статью вслух.

По мере чтения шум утихал, и концовка прозвучала в мертвой тишине. После того, как чтец завершил, тишина помертвела еще больше.

– А что, собственно, крамольного написал Голт? Мы же вроде сами примерно по этим вопросам собрались сегодня.

– Ну, не наврал он, не наврал. Но сами подумайте, господа. Это же заявка! Это же поза! Что значит уйти Томпсону? А на его место кого? Голта?! Да ни в жисть!

– Надо что-то делать. Как-то на письмо отреагировать. Кто, как не мы?! Мы же опора!

– Давайте тоже письмо напишем!

– Отличная идея! Ответим Голту на его домыслы!

– Да нет. При чем тут Голт?! Напишем письмо президенту Томпсону.

– Ему-то зачем?

– Как зачем? Напишем, что мы против измышлений Голта и поддерживаем его, Томпсона, инициативу по демонополизации национальной железной дороги!

– Джентльмены, но это же бред! При чем тут железная дорога? Голт совершенно о другом пишет!

– Бред – не бред, но мы не должны помогать всяким разным раскачивать лодку! Не сейчас! Не то время! Только объединившись все как один вокруг Томпсона, мы поднимем страну с колен! Кто кроме нас?! Ведь мы опора.

[На этом черновики обрываются. Видимо, Алиса Зиновьевна Розенбаум посчитала этот эпизод слабым и в книгу он не вошел].

Оцените новость
0
архив
выпусков
Тренд – «ничего не было». Расстреливали в Саратове, Энгельсе, Балашове, но тему репрессий вытесняют из сознания
На Воскресенском кладбище Саратова по меньшей мере два захоронения жертв политических репрессий. Среди них – ученый Николай Вавилов, священнослужители, обычные люди. Памятники жертвам установлены не на их могилах, а ближе к входу – «для удобства».
Репосты, лайки, мемы и другие особо тяжкие государственные преступления
Произошло ли обострение борьбы с «экстремизмом» в соцсетях или это повседневная практика? Кто вдруг встал на защиту наказанных за репосты и мемы? Кто пишет доносы? Что об этом думает Путин? Как ОНФ выполняет поручение президента?
1
Из-за внедрения системы ГЛОНАСС российские авиакомпании могут поднять цены на авиабилеты
Дмитрий Рогозин предложил Путину оснастить все пассажирские самолеты российских авиакомпаний системой ГЛОНАСС. Опрошенные нами эксперты считают, что это предложение приведет компании к серьезным финансовым трудностям.
3
Суд над потерпевшей. Сестру погибшего Александра Лопастейского судили за организацию митинга
Суд прекратил дело в отношении Людмилы Лопастейской из Терсы за организацию незаконного публичного мероприятия. Её брат погиб при невыясненных обстоятельствах, уголовное дело не возбуждали 2 месяца, пока сельчане не собрались на народный сход.
3
Губернатор Радаев в седьмой раз попытается открыть музей истории. За время строительства его цена возросла в 2,5 раза
В Саратове строят исторический парк «Россия – моя история». Шесть раз губернатор называл дату его открытия, и шесть раз открытие отодвигалось на новый срок. Теперь это День города.
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Нужно ли повышать пенсионный возраст в России?
Проголосовало: 7622


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ