Культура

«Плоды просвещения»

Культура незаметно превратилась в зону риска, и это новая славная страница в истории искусств
23.01.2013 // 09:04
Комментарии:0
Просмотры: 1040
Выставочный зал «Осторожно, религия!» погрома
Фото www.atheism.ru

Репрессивный механизм сформировался отчетливо. Предел достигнут: скандал, еще вчера лежащий в основе успеха, надежно гарантирует не воодушевленную критику в прессе, а некролог.

Ситуация вокруг спектакля Леонида Мозгового «Лолита» в музее современного искусства «Эрарта» развивается экстремально быстро, и она явно не закончится избиением Артема Суслова и отправленной бутылкой с посланием в Дом-музей Владимира Набокова в Петербурге. Набоков, как и в США во время выхода «Лолиты», объявлен педофилом; мракобесие проявляет себя как необходимая составляющая зла, прибавляющего разнообразие жизни, которая вдруг решила вернуться в прошлое, уже вроде бы прожитое и не раз отрефлексированное.

На обширный диапазон используемых методов указывает кислота, выплеснутая в лицо художественному руководителю балетной труппы ГАБТ Сергею Филину. По чистой случайности он выжил: врачам удалось сохранить ему зрение, одна операция прошла успешно и теперь он в ожидании операции следующей.

Театр Гоголя вообще оказался на передовой: избит директор Алексей Малобродский, теперь стало известно об угрозах в адрес Кирилла Серебренникова.

В прокуратуру пришло 117 анонимных доносов на выставку братьев Чепменов «Конец веселья» в Эрмитаже, содержащих вполне очевидные «предупреждения» директору Михаилу Пиотровскому. Арт всегда провокативен, и художникам сложнее отбиться, что доказывает пример с выставкой «Осторожно, религия!» (экспозиция в Сахаровском центре разгромлена и уничтожена, суды и реальные сроки висели над организаторами долго) или с работой Александра Савко из серии «Путешествие Микки Мауса по истории искусства» (прокуратура позволила использовать себя как инструмент давления, направленный, в сущности, против безобидной и даже, если вглядеться, антизападной, антимасскультовской работы).

Тонка грань между «пощечиной общественному вкусу» (составляющей атрибут искусства уже лет сто как минимум), вызовом конформизму и ханжеству, противостоянию корпоративному обществу как поработителю человеческой свободы, оснащением работ несложной метафорой и присутствующей иронией по ее поводу – с одной стороны, и оскорблением нравственности и возбуждением вражды (по религиозному либо иному признаку) – с другой.

Свирепая «общественность», науськивающая правоохранителя, не приемлет никакого эксперимента, предпочитая законсервировать в общественном поле символические ценности, понятные большинству. Художник пытается зафиксировать приметы времени, все невысказанное и неоформленное, и невероятно рискует, неизбежно сталкиваясь с агрессивным непониманием, основанным на отсутствии культуры восприятия современного искусства. В школе не учат, а больше и негде: гуманитарные подходы к образованию масс уступили место утилитарным.

«Новейшие времена» бытования культуры начались с прокремлевских «молодежек» и книг Владимира Сорокина, отправленных прилюдно в унитаз, выставленный возле Большого театра – ГАБТ имел смелость заключить с писателем контракт на либретто оперы «Дети Розенталя». Хорошо срежиссированный хеппенинг опирался на определенные настроения во власти, демонстрируя вполне сформированную идеологию – несложную и вполне доступную. Книги, обвиненные в порнографии, эффектнее было сжечь, но тогда аллюзии оказались бы уж слишком очевидны. Такие акции радикализируют господствующее мнение, получающее индульгенцию на уничтожение всего неспособного к адекватному ответу.

Кстати, если в скобках – в культуре возникло немало прямых бизнес-конфликтов, проистекающих не только в борьбе за государственные гранты или доступ к манипуляции с билетами на театральные постановки. Каждый отдельный случай – вполне отделен. Как мы видели во время последнего изгнания Юрия Любимова из «Таганки», деньги и их распределение – куда более провоцирующая вещь, чем распределение ролей; и если раньше классические склоки происходили вокруг творчества или личных, как пишут в протоколах, «неприязненных отношений», то теперь актеры волне грамотно научились считать, дай только повод. И таких поводов, к сожалению, даже в любимовском театре предоставлено было немало. Не говоря уже о реконструкции Большого – здесь уже серьезный бизнес, не детская песочница; аудиторы зафиксировали превышение первоначальной сметы в 16 раз, интересанты, как утверждается, извлекали немалую коммерческую выгоду из корректировки бюджета в сторону увеличения.

Так что в каждом случае у следствия возникает масса версий: от зависти коллег до вымогательства или действия неадекватных противников творчества пострадавших.

Уместна постановка вопроса не только о причинах применения насилия или морального давления – от пикетов до возбуждения уголовных дел. Описанные события, несомненно, важны влиянием на творческий цех: и здесь два полюса – опаска, оглядка на критиков, нервное ожидание «как истолкуют» или открытая, напоказ радикализация художественных форм, как это случилось у протеста в режиме «Оккупай Абай». Места для иронической дистанции здесь не остается. Отечественный арт и художественный эксперимент и раньше-то отставали, находясь вне ценностных рядов официального искусства, теперь не исключена его новая андеграундная подпольность.

Взлелеянная заботливо нетерпимость к чужому мнению, резкое сужение права на творчество и развязанный агрессивный поиск «врагов России» приносит свои закономерные «плоды просвещения».

Ключевые слова: культура, творчество
Оцените новость
1
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ