Общество

От «Каштана» до «Атланта»: изразцы, сквер, Нансен и ад

Масштабная битва за землю в центре Саратова: правила, игроки, ставки
26.06.2015 // 08:09
Комментарии:23
Просмотры: 4974

Фото Артем Земцов

Три истории борьбы против одной строительной компании. Три этих сюжета предельно запутаны. В замысловатой путанице поучаствовали муниципальные органы власти, прокуратура, суд и строительная компания «Сарград».

Речь идет о спорной земле между офисным центром «Атлант» и галереей «Каштан». Жители многоэтажки на Вавилова борются за сохранение зеленой зоны около их дома и придание ей статуса сквера; жители дома Иванова, внесенного в региональный реестр памятников архитектуры, борются за свое справедливое расселение. Жители трех ветхих строений между зеленой зоной и домом Иванова хотят, чтобы государство и строительные компании от них отстали или расселили по-честному. А строительная компания «Сарград» просто борется за землю от «Каштана» до «Атланта».

Победить пока еще никому не удалось. Об истории противостояний, текущих диспозициях игроков и обычной жизни людей, брошенных на произвол судьбы, читайте в нашем материале.

Бульвар такой бульвар

Оговоримся сразу. Строительная компания «Сарград» разговор с нами постоянно отсрочивала. Мы звонили им в течение недели, но, к сожалению, пообщаться так и не удалось. Поэтому разбираться будем без участия одного из главных игроков.

Итак, конкретно к делу. Улица Вавилова. Квартал между улицами Рахова и Астраханской. Земельный участок между новым офисным зданием «Атлант» и галереей «Каштан». Сейчас здесь умещаются небольшая зеленая зона перед многоэтажным домом, частные одноэтажные дома, сараи и так называемый дом Иванова.

Все эти строения должны были снести еще в 1960-е годы. По старому генплану города улица Вавилова должна была превратиться в пешеходный бульвар, зеленую зону – наподобие улиц Рахова или Астраханской с двухсторонним движением. Новый бульвар должен был стать логическим продолжением проспекта Кирова.

Улица Вавилова в советское и нынешнее время (фото из блога Дениса Жабкина)
Улица Вавилова в советское и нынешнее время (фото из блога Дениса Жабкина)

Денег на перекройку улицы не хватило – снесли частные одноэтажные дома и облагородили улицу только на одной стороне. А на другой, где раньше располагался особняк Виноградова, а теперь «Каштан», образовалась своеобразная буферная зона. Новые дома здесь не строились. Оставались только ветхие постройки под снос.

Вплоть до 2000-х годов дома строились по красной линии, которая сохраняла место для будущего бульвара. По плану на территории бульвара должен был остаться только особняк Виноградова, признанный памятником архитектуры. Сносить запрещалось. В 2000 году его отдали на реставрацию. Реставрация закончилась... сносом здания. На его месте возвели новый особняк, который получился в несколько раз больше оригинала – это как раз галерея «Каштан».

Именно с возведением этого здания о проекте бульвара пришлось забыть. Затем построили «Ковчег». Не так давно был разработан еще один проект нового комплекса административных зданий, которые будут находиться между «Каштаном» и «Ковчегом». По этой архитектурной концепции уже возведен офисный центр «Атлант».

Возможный проект застройки улицы Вавилова
Возможный проект застройки улицы Вавилова

Люди, живущие здесь, высказывались против такой офисной застройки. Но «Атлант» все же возвели. По сути, это только один из четырех домов, которые должны быть построены на этом участке. Сколько на самом деле их еще будет построено, какую площадь они займут и где конкретно расположатся, непонятно.

Многоэтажка

Итак, история номер один.

Жители дома по ул. Вавилова, 8/26а, возмущены. Их зеленую зону хотят уничтожить. За землю они борются уже около десяти лет. Отстаивают ее всеми возможными законными способами. По генплану города 2008 года эта зона отводилась под административную застройку. Когда жители узнали о возможной застройке, они подали в суд. Суд был выигран. Место вернули и сделали зоной общего пользования. Градостроительная карта была изменена. Но уже в 2012 году городская дума утвердила новую градостроительную карту, красную линию перенесли, зеленую зону общего пользования снова заменили на место для общественно-деловой застройки. Люди опять отправились в суд, но ничего не добились.

Документы жильцов из переписки с госорганами
Документы жильцов из переписки с госорганами

Сейчас жители борются не только с возможной застройкой, но и с автомобилями, которые паркуются около дома. В будни вся площадка перед многоэтажкой заставлена машинами. Они паркуются даже на клумбах. Ставили вазоны – их украли. Найти похищенное и похитителей не удалось.

– Мы тетки старые и храним газеты, – говорит жительница дома Лариса Дмитриевна Еремина. – Вот газета «Новые времена», статья о том, как на углу Вавилова и Астраханской горел дом, где теперь стоит «Ковчег». Журналист Вилков описывает, как эти домики на углу поджигали бандитскими способами. Там все в доле были. Сейчас хотят добраться до наших клумб.

– У нас на руках очень много документов, говорящих не в пользу строительства дома, – заявляет еще одна местная жительница Ольга Генриховна. Женщины разворачивают на столе большой генплан города. – Вот смотрите, по проекту это должна была быть пешеходная зона. Бульвар – как на Астраханской и Рахова. Он должен был быть продолжением проспекта Кирова.

Проект пешеходной зоны
Проект пешеходной зоны

Борьба жильцов с государством и «Сарградом» началась в 2008 году. Люди «прошлись» по законодательной, исполнительной и судебной властям. Пытались добиться, чтобы земле присвоили статут сквера, на территории которого собирались возвести памятник Фритьофу Нансену, спасшему Поволжье от голода в начале XX века. Жители дома хотели приватизировать землю в пользу дома еще в 2008 году, но на это сейчас они даже не замахиваются. Выяснить, кому по закону принадлежит земля, практически невозможно. В так называемых красных линиях на генплане города очень тяжело разобраться.

У Ларисы Дмитриевны Ереминой накопилась увесистая папка переписки с госорганами. Основных документов – 58 штук. Среди них – письма администрации Саратова, правительству области, письмо в Роспотребнадзор, обращения в Генеральную прокуратуру, к президенту, председателю Правительства Российской Федерации, губернатору и так далее.

Есть и ответы. В основном просто отписки типа «на данный момент времени строительство на указанном участке не ведется, а если что, то обращайтесь к органам, которые курируют эти вопросы».

– Я не могу сказать, что во Фрунзенской прокуратуре работают адекватные люди, – говорит Ольга Генриховна. – Это дельцы какие-то. Последний их ответ был просто глупым. Они переписывают друг у друга одно и то же. Зачем они отвечают, что строительство здесь не ведется, понятное дело. Но если здесь недавно спиливали клены, это же было сделало целенаправленно. Спиливали в течение двух дней. Мы сразу же написали заявление во Фрунзенскую полицию. Она долго разбиралась, и все опять застопорилось.

Шесть лет назад жители дома чисто случайно узнали из какой-то малотиражной газеты, что во Фрунзенской администрации грядут общественные слушания, на которых в том числе будет решаться вопрос с землей у многоэтажки на Вавилова. В повестке тех слушаний вопрос стоял самым последним. Как говорят жители дома, туда за деньги загнали студентов из аграрного университета. И все они дружно поднимали руки за застройку.

– Мы так разозлись, – говорит Ольга Генриховна. – Я пенсионер, мне рот заткнуть очень тяжело. Сказала, давайте посчитаем еще раз. В первый раз было: 59 – за, 26 – против, кажется. Я спрашиваю студентов, зачем они голосуют вообще, они ведь там не живут и в суть дела абсолютно не вникли. После чего студенты воздержались. В результате мы выиграли с небольшим перевесом. Свой клочок земли отстояли. Но на какое-то время. Вот за этой стеной жил уважаемый человек – Галактионов Михаил Петрович. Человек, прошедший войну, коммунист, долгое время работал в администрации Фрунзенского района. Нам говорили в цвет: «Мы вас не трогаем, пока жив Галактионов». Он умер в прошлом году. Сейчас нет человека, который имел бы для них вес. А мы для них – никто и звать нас никак. По закону они вообще должны опросить всех жителей: согласны ли мы на стройку. Они нарушают закон. Мне ничего не жалко для своего ТСЖ, для своего города, для своей страны. Мы хотим, чтобы за наш город не было стыдно.

Ольгу Генриховну перебивает соседка, Лариса Дмитриевна:

– Городом руководят бывшие приемщики стеклотары. Засранцы. Они могут только хапать. Нам обидно за наш город, помойка настоящая. Все говорят: обращайтесь в суд. Ну, мы обратились. И что? В общем, все хотят от нас отпихнуться. Может быть, дома и красивые здесь можно было построить, но они здесь не нужны. Тут надо не строить, а благоустраивать, доводить до ума, освобождать землю от машин. У нас абсолютно же нет зон отдыха. О чем мы будем с «Сарградом» говорить? Их представитель как-то беседовал со мной. Говорит: «Лариса Дмитриевна, ну что вы за всех тут собираетесь волосы рвать. Можно же и для себя что-то поиметь»... Меня очень раздражает, что те, кто наверху, не считают нас за людей. К власти пришли какие-то сельские троечники. Только вот за Путина не стыдно.

Дома, которых нет

История номер два.

Три одноэтажных здания и прилегающие к ним строения у дома Иванова давно признаны аварийными. Коммунальные и прочие службы здания игнорируют. А службы по вывозу мусора иногда сваливают отходы прямо во двор этих самых объектов. Формально дома где-то в администрации Фрунзенского района все-таки числятся. Но по факту ни домов, ни жителей, в них проживающих, – нет. Даже на Google-карте вместо трех прямоугольных фигур – однородное серое поле.

– У нас единственное собрание жильцов было 2 сентября 2002 года, – рассказывает жительница одного из домов Ольга Константиновна. – Собирали всех соседей. В каждом доме по две семьи. Пришел какой-то мужчина, сказал, что из администрации. Говорил нам: «Смотрите, лучше переселяйтесь, а то вас сожгут». Больше к нам никто не приходил. Через некоторое время «Сарград» выкупил два ветхих дома у дороги. В них теперь живут бомжи. Каждое утро мне здесь приходится какашки убирать. Один из домов вообще горел недавно, непонятно почему. Там труп какого-то бомжа находили. Криминальное здесь место, – жалуется пожилая женщина.

Сгоревший дом
Сгоревший дом

Ольга Константиновна утверждает, что за последние 50 лет руки государства сюда практически никак не проникали. ЖКО ремонтом на их территории никогда не занимался. Хотя деньги постоянно собираются. Теперь и на капремонт, хотя дома везде числятся как объекты «под снос».

– Нас пугают, пугают, пугают. И ничего не делают. Нам землю не разрешили приватизировать. Не разрешают, и все. К нам не прописывали с 1960-го года. Тогда здесь еще Михайловская улица была. На той стороне, теперь уже Вавилова, новостройкам – по 50 лет будет. А нас все не сломают, – возмущается Ольга Константиновна. – Мы не против, чтобы нас снесли и нормально расселили, – подхватывают соседки Ольги Константиновны – Нина Петровна, Лариса Александровна и Зинаида Александровна.

В начале этого года городская администрация приказала жителям трех домов немедленно сносить свои сараи, так как они якобы не вписываются в облик города.

– Они же во дворе, кому они мешают? – недоумевает одна из жительниц. – Это же вообще частная собственность. У нас они хорошие, кирпичные. Как это снести самостоятельно бабушкам? Пришлось разбирать частями. Переносили все вещи из сарая на улицу. Племянник помогал. Это было зимой, я простыла сильно. Даже из-за этого попала в больницу. Я вообще инвалид второй группы. Перенесла инфаркт, операции. Мы спрашивали у чиновников, что же они не разгонят бомжей и не снесут две развалюхи, которые выходят на улицу. Чиновники молчат. Меня уже трясет от этого. Давление поднимается. Помереть спокойно не дают. Я шесть тысяч получаю пенсию. Пристали вот к трем старухам.

Кстати, о доме Иванова пожилые женщины хорошо осведомлены. С его обитателями они постоянно общаются. Говорят, что в 2002 году здесь хотели строить кинотеатр. Потом сказали, что будет что-то другое. Застройщики хотели договориться с Аяцковым, а он в Москву уехал. Так эта земля никому и не досталась.

Жительницы трех домов о том, что здание является памятником архитектуры, никогда не слышали. Но знают, что на дом местные чиновники и «Сарград» постоянно наседают. Они уверены, что никакой реставрации дом не подлежит, так как наполовину ушел под землю, а подвал затоплен.

Ольга Константиновна рассказывала, как в этот дом несколько раз врезался «КамАЗ» и другие машины, странным образом ломались подпорки у дома. В администрации города говорят, что он уже выкуплен строительной компанией наполовину. Остались большие семьи. Одиночек расселили быстро в конце нулевых, до кризиса. Оставшимся жителям якобы предлагают переселение, но на не очень выгодных условиях.

– Каким-то семьям хорошую жилплощадь дали, приличную, – говорит Ольга Константиновна. – А нам говорят, что они отступные просто давали. Наша соседка Вика так получила трехкомнатную квартиру и еще однокомнатную. Однокомнатную она им отдала. Один чиновник сам мне намек делал, чтобы и ему отступные давали за наше переселение. Прямо в глаза мне сказал этот мужик. Все хотят получить с нас, бедных, что-то и не знают, как ободрать.

Дом Иванова

Теперь история номер три.

Дом Иванова – скромное двухэтажное строение с покосившимися стенами. Знаменитых изразцов уже практически не видно. Часть отлетела, часть покрылась толстым слоем пыли. Если судить по внешнему виду дома, кажется, что люди его уже давно покинули. На самом деле это не так. Они бы и рады, но никто справедливого переселения не предлагает.

Обвалившаяся стена дома Иванова
Обвалившаяся стена дома Иванова

В доме проживает семь семей. Вопрос с переселением ни «Сарград», ни администрации города и района решить не могут.

– Мы все еще относимся к домуправе. Никакого ремонта здесь не делается уже давно, – жалуется жительница дома Наталья Николаевна. – Недавно кто-то сломал нашу стену. Ходили по всем инстанциям, жаловались. Нам говорят, мол, а у вас актов каких-то нет, да и вас все равно снесут. Нас корректно отсюда выживают: красивый джип в стены врезается, сараи сносят, клумбы убрали, скважину залепили, слива нет. Воду с отходами носим за двор. Мы не числимся ни в каких списках: ни в поликлинике, ни в полиции, нигде. С государством и «Сарградом» никто бодаться не хочет. Денег на адвокатов нет, – говорит жительница.

Совсем недавно в подвале дома Иванова прорвалась вода. Вызвали ТСЖ. Мастера говорили, что трубу прорвало ровно под стенкой. Водоканал не хочет ремонтировать, потому что боится сломать стенку. А ТСЖ не хочет этим заниматься, потому что это якобы не их территория. В результате вода в подвале по-прежнему бурлит.

Начальник отдела по охране объектов культурного наследия министерства культура области Евгений Анварович Шамьюнов утверждает, что по закону снос здания невозможен, так как оно находится в реестре памятников архитектуры регионального значения:

– Большая часть помещений принадлежит «Сарграду». Насколько я помню, осталось только три муниципальных квартиры. В том году мы обязали «Сарград» охранять этот объект. Это двухсторонний договор между строительной фирмой и министерством. Теперь «Сарград» обязуется содержать и охранять здание. Совершать какие-то другие действия компания может только с нашего ведома. Кстати, был согласован план ремонтных работ. В течение пяти лет он должен быть выполнен. Никакой снос этого объекта невозможен. Мы свою позицию отстояли.

Чтобы его снести, надо исключить его из реестра памятников. Инициатором решения об исключении здания из реестра может быть любое заинтересованное лицо. Может выступить министерство, может сам «Сарград», могут жильцы. Но выводится здание только после историко-культурной экспертизы. Заказчик должен обратиться к аттестованным экспертам, если эксперты готовы его вывести, то делается соответствующий акт, и на основании него делается приказ министерства о выведении здания из реестра. Мы, как госорган, не сторонники выводить его из списка, – говорит Евгений Шамьюнов.

– Уже и не инженерам понятно, что осадка идет, и дом, простите, *** (падает), – говорит Наталья Николаевна.

– Я вот не пойму... Саратов – столица Поволжья, – перебивает ее сосед, задумчивый пожилой мужчина. – Центр города! Тут я вырос, всю жизнь провел здесь. Стыдно за наше государство. Неужели денег у него нет? Реставрировать ничего не будут. Памятником являются только изразцы на фасаде здания. Больше здесь нет ничего. Ну отлепите их, поместите в какое-то другое место. Дому уже больше ста лет. Я под конец жизни хожу с ведром с помоями по центру города, чтобы вылить их во дворе, – тихо проговаривает мужчина.

Саратовский блогер Денис Жабкин считает, что министерство культуры не против застройки территории на месте дома Иванова. Но все же оно за соблюдение законодательства.

– По закону сносить дом Иванова нельзя – он числится в списках культурного наследия региона. Здание можно только реконструировать. Можно, конечно, вывести его из списков, но для этого потребуется специальная экспертная комиссия. Есть третий вариант. Можно как бы отреставрировать дом Иванова, но на деле построить нужное здание. Особняк Виноградова ведь тоже сносили под предлогом реставрации.

Самая главная ценность дома – это изразцы на фасаде. Эти орнаменты уникальны. Есть похожие дома на улице Кутякова. Изразцы сделаны в стиле модерн. Хотя это чистая эклектика. На плитке отражены сразу несколько направлений. Дом приводится в качестве примера, по которому изучают стиль модерн студенты нашего художественного училища. Сам дом тоже достаточно необычный. Его окна имеют уникальные проемы. В альбоме «Саратов. Модерн. Архитектура» ему посвящен целый разворот. В городе таких зданий больше нет, – утверждает Денис.

Изразцы дома Иванова (фото из блога Дениса Жабкина)
Изразцы дома Иванова (фото из блога Дениса Жабкина)

– Приехала какая-то Тимохина из администрации Фрунзенского района, – рассказывает Наталья Николаевна, держа на руках долгожданного внука (дочка с мужем приехали погостить). – «А вы что, вот за это говно квартиры хотите получить?» – говорит эта Тимохина. Я отвечаю, что не за говно, а по своим заслугам. Я всю жизнь работала. Неужели я не достойна квартиры? Зато потом ответ мне прислали из администрации, что якобы я получила четырехкомнатную квартиру и отказалась от нее, потому что не стала отдавать свою старую жилплощадь. Ну, это полная чушь. Нам дают 35 тысяч за квадратный метр. Что купишь на такие деньги? Нас загнали в угол, положение наше хуже некуда. Ждем следующего собрания жильцов. Опять какая-нибудь гадость приключится. Думаешь постоянно, какую писульку нам кинут в почтовый ящик сегодня.

Проект офисного здания на месте дома Иванова
Проект офисного здания на месте дома Иванова

Оцените новость
28
архив
выпусков
1
Тихий министр саратовской экологии. Защищает не экологию, а опасное производство и застройщиков
Правительство Радаева министры покидают один за другим. Кто все эти люди, которым слухи прочат скорый уход? Начнем с Дмитрия Соколова, министра природных ресурсов и экологии области.
«Синдром Ундины». Что делать, если ребенок «забывает» дышать во сне?
Чтобы рассказать об этом российским врачам, семья из Энгельса, в которой растет ребенок с «синдромом Ундины», организовала в Саратове международную конференцию.
7
«Операторы беспорядочной связи». Наш корреспондент выяснила секрет хаоса «Почты России»
Наш корреспондент день проработала на «Почте России» и, кажется, стала понимать, почему так медленно работает эта организация. Теперь она знает, как потерять письмо, создать очередь и затратить на обслуживание одного клиента 25 минут.
3
Тренд – «ничего не было». Расстреливали в Саратове, Энгельсе, Балашове, но тему репрессий вытесняют из сознания
На Воскресенском кладбище Саратова по меньшей мере два захоронения жертв политических репрессий. Среди них – ученый Николай Вавилов, священнослужители, обычные люди. Памятники жертвам установлены не на их могилах, а ближе к входу – «для удобства».
4
Репосты, лайки, мемы и другие особо тяжкие государственные преступления
Произошло ли обострение борьбы с «экстремизмом» в соцсетях или это повседневная практика? Кто вдруг встал на защиту наказанных за репосты и мемы? Кто пишет доносы? Что об этом думает Путин? Как ОНФ выполняет поручение президента?
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Нужно ли повышать пенсионный возраст в России?
Проголосовало: 8207


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ