Общество

Наталья Фролова: «Здесь мы превращаемся в «ниочем»

Эстрадная певица Шарм-эль-Шейха с саратовскими корнями не видит в Саратове будущего для себя и своих детей
24.09.2014 // 08:33
Комментарии:1
Просмотры: 2895

Несмотря на развешанные на наших улицах баннеры про «Город, в котором хочется жить», все меньше остается людей, кто в воспринимает этот слоган без львиной доли иронии. Коррупция, беззаконие, растущие цены, серые зарплаты и отсутствие возможности заработать и найти себя, беспредел в здравоохранении, мусорки вместо клумб и газонов – эти проблемы со временем не исчезают, как хотят нам показать власть имущие, а лишь обрастают новыми примерами, приводящими к отчаянию и обиде...

Те, кто посильнее духом, просто бегут – из города, из региона, из страны.

Загляните в соцсети – все больше друзей и знакомых меняют привычную строку «Место проживания – Саратов» на «Место проживания – Москва, Ростов на Дону, Пенза, Лондон, Орлеан».

«А там лучше?» – с надеждой на отрицание спрашиваем мы. Чаще всего этот вопрос помещается в раздел риторических.

Насколько сложно адаптироваться на новом месте – уже другой вопрос. Но судя по опыту все тех же знакомых – большинство справляется. Как именно? Об этом мы разговариваем с нашей бывшей соотечественницей, а теперь жительницей Египта Натальей Фроловой.

– Наталья, уже 10 лет как вы приезжаете в Саратов в качестве гостьи. Как так случилось, что вы решились на смену места жительства?

– Уехала по личным причинам. Развод, желание поменять территорию.

В Египте оказалась случайно. Была командировка по работе (работала на тот момент в туристическом агентстве). Уехала и там осталась.

Я считаю, люди должны меряться не странами, а социальными статусами жителей Земли. Мы люди Земли, а не какого-то государства. Это дробление приводит к войнам и негативным ситуациям.

– Наверное, трудно было начинать все с нуля?

– Очень сложно. Прежде всего, языковой барьер. Приехать в чужую страну и говорить на русском, что ты сверхзвезда (даже если это так и есть) – смешно, там даже никто слушать не будет. Нужно уметь общаться со своими новыми соотечественниками, знать их менталитет. У них свои законы, под них нужно подстраиваться.

Когда я там осталась, ощутила себя в раю. То, что я имела в России и что получила там, – небо и земля. Сначала я жила в Египте в 5-звездочных отелях, с хорошим обеспечением, у меня было предостаточно свободного времени. Может, я не зарабатывала на том этапе столько денег, сколько хотела, но меня все устраивало. Ощущение комфорта и спокойствия внутри перевешивало материальную сторону. Наша страна (Россия) шагнула далеко в плане материального обеспечения, но в глазах людей нет радости от того, что они имеют. У арабов по сравнению с нами – ничего нет, они сидят в окопах, но они счастливы. Это меня всегда удивляет. Это страшное ощущение. Человек несчастлив, имея все, и наоборот.

– Не могу не спросить о социальной адаптации...

– На Востоке есть такое понятие как уважение. Если местные жители вас уважают, то все двери открыты. Если ты себя зарекомендовал, то тебе всегда помогут. Если же у тебя есть черные дыры, то не жди снисхождения.

– В чем, прежде всего, разительное отличие жизни в России и в Египте?

– Цена на электричество и на бензин. Там – это копейки. В месяц я плачу за электричество 210 рублей. Для них это много: у меня работает несколько кондиционеров, электроплита, стиральная машинка. А какое освещение в городе? Везде все сверкает, все горит, все сияет.

Меня не перестает удивлять тот факт, что при таком количестве АЭС в России такие проблемы с освещением. Есть целые поселки, районы в крупных городах, где до людей еще не дошел свет!

Еще могу отметить тот факт, что в Египте бюрократическая прослойка более скудная, там меньше звеньев, которым нужно платить.

– Наталья, а как оказалось, что сотрудница турфирмы в России вдруг стала эстрадной звездой египетских отелей?

– Вокалом я начала заниматься еще в России. Но особых успехов у меня не было. Потому что в России все таланты съедает бюрократическая машина: постоянно нужны какие-то бумажки. Ты можешь быть семи пядей во лбу, но без бумажки ничего не получится. А там существует «живой закон». Вы приходите наниматься на работу, и независимо от того, будет у вас 2, 3 или 4 образования, если не пройдете «фейс-контроль», вас никто не возьмет на работу. Если вы нравитесь – вас будут брать, даже если вы закончили всего 1 класс. Кроме того, там нет возрастного ценза, как у нас в России: то ты слишком молодой, то ты «перезрелый».

Что касается смены деятельности, то первое время в Египте я продолжала работать в туристическом бизнесе. Но в связи со здешними революциями моя компания переехала в Испанию. Я же осталась, так как на тот момент моя младшая дочь училась в египетской школе.

Тогда-то мне и пришла в голову мысль попробовать себя в том, что мне действительно нравится. Начала заниматься вокалом, мне повезло, и за три месяца я записала свой первый диск. Он тогда, конечно, был никакой – силы голоса не хватило. Но, тем не менее, когда выстаиваешь все это, кажется, что море по колено.

Итак, записав диск, я пошла к продюсеру. Шла на прослушивание, руки тряслись, ноги подкашивались. Там нет такого отношения – мол, вы звезда, давайте запишем фонограмму и пойте. Нет. Тебе назначают время, ты приходишь в отель, они включают две песни, ты поешь вживую. Если нравишься – с тобой заключают контракт, если нет – значит, ищи другое место самореализации.

Сначала, конечно, были неудачи, но потом, когда я взяла себя в руки и поняла, что надо использовать шанс, все получилось. У египтян очень хорошо развито сарафанное радио: продюсеры знают, что такая-то выступала там-то, все прошло хорошо, а значит, с ней можно работать.

– Вы работаете в каком-то одном отеле?

– Нет, всегда по-разному. Пела в очень многих отелях – «Hilton», «Radisson» и других.

– Вы сейчас упомянули о младшей дочери. Вы сразу перевезли детей в Египет?

– Нет, первое время я жила в Египте одна. Через год забрала старшую – Валерию, она как раз закончила школу. Девочка сразу устроилась работать в отель посредником между туристами и администрацией. Лера блестяще знала английский язык, и это было большим плюсом. Когда встал вопрос о поступлении в университет, я ей посоветовала сначала разобраться, что ей действительно хочется делать по жизни, а не бросаться за высшим образованием только потому, что так надо.

Младшая дочь Игната не хотела в Египет. Но когда она попала «в рай» – бассейны, море, пальмы, все вокруг улыбаются, – она поменяла свое мнение.

– И вы все вместе жили в отелях?

– Сначала да. Но потом возникла огромная проблема – шведский стол, благодаря которому я поправилась на 12 килограммов. Тогда-то я и приняла решение арендовать квартиру и готовить самой.

– Ваши дети пошли по вашим стопам – они поют?

– Игнату хотим выставить на международный вокальный конкурс. Ее уже заметили в жюри, надо двигать девочку дальше.

– А как, на ваш взгляд, обстоит дело с образованием в Египте?

Система образования отличается сильно. Мы учимся в частной школе, по американской системе. В классах сидят по 7-8 человек, практически к каждому – индивидуальный подход. Образование для иностранцев – намного дороже, но оно того стоит. Главный показатель этого – детям нравится учиться. Моя дочь, например, не понимает, как саратовские сверстники могут не хотеть идти в школу после каникул.

– Как часто вы приезжаете в Саратов?

– Каждое лето.

– Это ностальгия?

– Нет, просто летом в Египте очень жарко.

– А если серьезно, бывает, что очень хочется на родину, в Саратов?

– Желания вернуться в Россию не возникает. Я выросла из этой страны. Приезжаю сюда и не нахожу для себя ничего интересного, того самого, за что можно было бы зацепиться. Мне здесь некомфортно. Мы сюда приезжаем на полном позитиве, но за время пребывания здесь улыбка испаряется: нас умудряются так обработать, что мы превращаемся в «ниочем». А еще здесь очень трудно реализоваться, а если нет самовыражения, то апатия и депрессия неизбежны.

Наталья Фролова

Ключевые слова: Наталья Фролова, Египет
Оцените новость
0
архив
выпусков
Печальная судьба польских миллионов в Саратове. Как Курихин продавал акции иностранной компании
История о том, как польская компания хотела строить в Саратове совместно с компанией Сергея Курихина. Спойлер: ничего построено не было, а за свои деньги полякам пришлось бороться в арбитражном суде.
Пески без времени и древний скоростной трамвай. Какие проекты ожили после визита Володина
Скоростной трамвай, дорога Шанхай-Гамбург, городской пляж. Вспоминаем историю самых резонансных проектов Володина: когда они появились, когда должны были быть реализованы, что помешало и что их ждет впереди?
1
«Эта сторона улицы опасна при артобстреле». Почему жильцы дома на Танкистов боятся обрушения фасада
В 2009 году в доме 73а по улице Танкистов кое-как перекрыли крышу. Бесконечные протечки размыли фасад: кирпичи вываливаются во двор. Жильцы боятся, что фасад и крыша рухнут, оставив их без жилья. Но дом еще можно спасти.
1
Позитивные. Как в Саратове живут люди с ВИЧ
Россия – один из очагов распространения ВИЧ в мире. Однако в обществе укрепилось представление о вирусе иммунодефицита как о болезни наркоманов и проституток, маркере социальной деградации – о том, что «никогда не случится со мной».
«Отвести ребенка к помойке и там оставить?» Специалисты и родители объясняют, почему аутизм не приговор и с ним возможна полноценная жизнь
Рассказываем, как в Саратове обстоят дела с оказанием помощи детям с расстройствами аутистического спектра
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ