Культура

В поисках «Доходного места»

24.06.2014 // 08:00
Комментарии:1
Просмотры: 2675

25 июня дипломы о среднем профессиональном актерском образовании получат студенты первого выпуска Московской театральной школы под руководством Олега Табакова. В начале июля ребята представили свой дипломный спектакль на Большой сцене Саратовского театра юного зрителя им. Ю.П. Киселева. «Доходное место» по пьесе Александра Островского силами начинающих артистов вышло зрелищем азартным и креативным.

Комедия «Доходное место» – о возможности быть порядочным человеком и оставаться честным перед собой и другими в мире, где хитрость и стяжательство сродни подвигу, а на бедность смотрят пренебрежительно и свысока. Действие пьесы режиссер и по совместительству актер МХТ им. А.П. Чехова Михаил Миронов переносит в наши дни. Без всяких условностей. Пространство сцены оформлено лаконично. В глубине ее голубым светом мерцает витрина с модными туфельками, сумочками, бутылками дорогого алкоголя. Не менее красноречивой метафорой является люстра в виде огромного бриллианта, магическим камнем зависшая над героями. И они, словно во власти этого кристалла, многоголосицей будут повторять как священную мантру: «У нас общественного мнения нет и быть не может. Не пойман – не вор, вот вам и все общественное мнение».

Откуда многоголосица? – спросит читатель. Ооооо, постановщик выступил очень смелым соавтором Александра Николаевича Островского. Оттого Аристарха Вышневского и Акима Юсова своим чинопочитанием будут опутывать не только Белогубов, но и еще шесть пронырливых карьеристов. Демографически изощренно режиссер поступил и с семейством мадам Кукушкиной (актриса МХТ им. Чехова Елена Лемешко). У этой крикливой бизнесвумен (подчеркнем!) кроме Полины и Юлиньки в доме живут еще пять дочерей. Все они словно сошли со страниц «Плейбоя»: зайки в розовом, в постоянном поиске жениха с доходом.

Диалог Полины и Юлии о женихах постановщиком будет разбит на семь голосов и превращен в суетливый птичий щебет: этакое современное девичье «общественное мненье». Но жажда прекрасного далёка в мирке богатства и сибаритства для девчонок не главное. Позволив себе смысловую импровизацию в случае с Кукушкиной, Михаил Миронов и здесь, к сожалению, уходит от Островского. У молодого режиссера акцент далеко не на фразе: «Выйти замуж не хитро – эта наука нам известна; надобно подумать и о том, как будешь жить замужем». Дочери, в буквальном смысле прикованные к гладильным доскам и живущие в достатке (в родительском доме они украдкой наряжаются в модную одежду), неистово повторяют: «Я рада-радехонька хоть за него выйти, только бы из дому-то вырваться»; «Другие девушки плачут, Юлинька, как замуж идут: как же это с домом расстаться! Каждый уголок оплачут. А мы с тобой – хоть за тридевять земель сейчас, хоть бы какой змей-горыныч унес». У Островского они бегут в первую очередь не от деспотизма матери, а от бедности. В таком случае теряется актуальность самого названия «Доходное место».

В этой связи самая остроумная метаморфоза в поисках «доходного места» волею авторов спектакля происходит с горничной девушкой Стешей. Она – таджичка. В первом действии ворчливо сокрушается: «Муштрует, муштрует, как солдат на ученье… одной только чистотой одолела». Во втором действии на крик Жириновского о «миграционных санкциях», доносящийся из радиоточки, таджичка Стеша проворчит уже что-то нечленораздельное – да и выйдет замуж за одного из «учеников» Юсова.

Все эти фантасмагорические наращения смысла очень оживляют спектакль и, вероятно, допустимы. Ведь красной нитью через все действие проходит мысль о том, что в современном обществе нет людей кристально положительных или крайне отрицательных. Коррупция пустила метастазы и стала нормой – вот те невеселые предлагаемые обстоятельства, в которых героям спектакля приходится жить. И попробуй тут остаться «белым и пушистым». Человеческую неоднозначность мастерски передают артист «Табакерки» Александр Фисенко в роли Аристарха Вышневского и актер МХТ им. Чехова Юрий Кравец (Аким Акимыч Юсов). Во внешности Аристарха Владимирыча – печать «девяностых». Он бритоголов, накачан, интонирует соответствующе – «быковато». Вместе с тем это очень уставший человек, знающий цену всему на свете. С Жадовым он откровенен и серьезен. С племянником Вышневский говорит не свысока, он – желающий добра наставник. Всем своим видом показывает: при возможности всё купить не стоит забывать, что является настоящей ценностью. Очень органичен в образе Юсова Юрий Кравец. Науку пользоваться «благами жизни», щедро поступающими чиновнику в конвертах, своим молодым подобострастным коллегам он передает изящно и со вкусом. В «программном» танце Юсов Юрия Кравца элегантен, как рояль. Каждым своим небрежно-изящным «па» он словно говорит: «Главное – я хозяин жизни».

Но, пожалуй, оригинальнее других в спектакле решен образ Василия Жадова. Режиссером он просто перекроен. В пьесе молодой человек изначально убежден: только жизнь по совести и честный труд позволяют добиться карьерных вершин. Также он верит в любовь и надеется, что его избранница пройдет вместе с ним этот долгий, трудный, но единственно верный, на его взгляд, путь.

В спектакле Михаила Миронова – другой Жадов. Первое появление главного героя повергает в шок: это подвыпивший избалованный «мажор». Его юношеская бравада в ответ на строгую отповедь дяди никак не тянет на «идеалистические принципы», скорее, это капризное стремление сделать все наперекор старшим. А как суетливо опорожняет он платяной шкаф Кукушкиной, приговаривая, что счастье в труде и честности. Да и Полину выбирает случайно, в каком-то бесконечном танце-кастинге. В «классического» Жадова он превращается, познав, что такое семейная жизнь и существование на учительское жалованье. Перед нами человек, растерявшийся от огромных «ножниц» между ожиданиями и реальностью. В пьесе Василий переживает сложнейшую гамму психологических состояний в попытке выбора между доходным местом в мире лжи и одинокой, но честной бедностью. При этом он остается безусловным героем от начала до конца.

Перед актером Артуром Касимовым стояла задача посложнее: превратить Жадова в героя к финалу пьесы. И свой заключительный монолог Василий произносит, словно оправдывается: «Я не говорил, что наше поколение честней других… Я говорил только, что в наше время общество мало-помалу бросает прежнее равнодушие к пороку, слышатся энергические возгласы против общественного зла...».

Спектакль «Доходное место» очень цельный. Но корректнее было бы назвать эту дипломную работу «постановкой по мотивам пьесы». Возможно, мы просто избалованы «дипломниками» саратовских студентов: педагоги СаТИ очень бережны к классической литературе. У педагогов Московской школы Олега Табакова свои методы воспитания хорошего актера. Их наш знаменитый земляк перечислил в обращении к абитуриентам, открывая школу и надеясь, что она будет напоминать Пушкинский лицей. По словам Олега Павловича, эта метода заключается в сосуществовании на сцене учителя и ученика, «жесткой формовке энергии таланта», атмосфере творческого поиска. И судя по тому, с каким вкусом, как воодушевленно и непосредственно играют артисты, она себя оправдала. Пожелаем ребятам больших творческих успехов!

Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ