Репортаж

Современное Средневековье

26.05.2014 // 15:37
Комментарии:10
Просмотры: 2910

Строительство нового аэропорта в Сабуровке отрезало жителей близлежащих сел от цивилизации. Многотонные большегрузы, потянувшиеся к месту стройки, полностью разбили дороги. Проблем в селе хватало и раньше, но возведение аэровокзального комплекса оказалось последней каплей в переполненной чаше народного недовольства. В деревни перестали ходить автобусы и скорая помощь. Жители села Сабуровка и деревни Козловка, близ которых развернулась «стройка века», обили не один порог казенных учреждений. На все обращения граждан чиновники отделываются отписками, а люди живут в ожидании, что скоро и хлеб в их села перестанут привозить.

История началась в середине 2013 года, когда губернатор области Валерий Радаев торжественно заявил о начале строительства. В чистом поле появилась спецтехника, а по сельским дорогам потянулись вереницы груженных щебнем и песком самосвалов. Сначала жители отнеслись к этому с пониманием, были готовы закрывать глаза на груды высыпавшихся из «камазов» стройматериалов, а ночной шум, доносившийся со стройки, воспринимали как необходимый атрибут самозабвенной работы строителей. Однако уже через месяц вышли на свой первый народный сход.

Причиной гражданской активности стала привычная российская проблема – разрушение дорог. Многотонная техника ломала асфальт и выскребала покрытие до самой земли, делая поездки практически невозможными в дневное время и совершенно невозможными в ночное. Транспортная проблема тут же повлияла на всю жизнь поселка. Первыми перестали заезжать рейсовые автобусы, затем начали задерживаться «скорые», а потом, завершая картину апокалипсиса, в местных магазинах сократились поставки продуктов.

С тех пор народные сходы – обычное дело в Сабуровке. Уже появились лидеры протеста, это и местные жители, и активисты из Саратова. Член общественной приемной ПОИСК, секретарь районной организации КПРФ Андрей Рыжов, практически живет в селе. Трудно представить хоть один сход без него.

Областные чиновники пусть и неохотно, но все же принимают участие в собраниях, правда, толку от этого немного: «Потерпите до конца строительства, тогда все наладится, и дорогами займемся», – говорят они. «Концом строительства» оптимистично называются 2016-2017 годы.

Место будущего аэровокзала огорожено колючей проволокой, а на КПП дежурят бесстрашные дедки-охранники, которые, ознакомившись с журналистским удостоверением, в один голос заявляют: «Фото-и видеосъемка запрещены. Это стратегический объект». Что может быть стратегического в грудах песка и щебня – стражи не уточняют.

На въезде в поселок нас встречает потертая табличка «Сабуровка», которая, вероятно, была тут установлена лет 50 назад и с тех пор не реставрировалась. У магазина тетушка с велосипедом (видимо, местный почтальон) под камеру говорить отказывается: «Я вам сейчас расскажу, вы уедете, а мне потом перед начальством объясняться. Зачем мне это? Я же бюджетница». В магазине тоже народ неразговорчивый, боится камеры и слова «журналист». Такая же история на улице, где встреченная нами селянка, испугавшись просьбы о комментариях, так как работает учителем, указала на дом местной активистки: «Она вам все расскажет. Ей бояться нечего, пенсионерка уже».

Современное СредневековьеТамара Федоровна Храпова с мужем переехала в Козловку около десяти лет назад из областного центра. У нее добротный дом на берегу Волги с потрясающим видом на острова и удобным спуском к воде. Свою общественную жизнь, говорит, начала как раз с этого места – со спуска к Волге. Несколько лет назад, в нарушение всех нормативных актов, неизвестные люди отрезали подход к реке забором и заявили, что теперь вся прибрежная полоса – их собственность. Тогда и случилась первая волна народного возмущения в селе, а также состоялось «боевое крещение» активистки. Пляж тогда отстояли, а Тамару Федоровну по праву начали считать старостой или даже «народным мэром».

«Мы уже тонны бумаги исписали», – рассказывает она о разбитых в угоду будущего аэропорта дорогах. – Подписи собирали, в Саратов ездили, всем наплевать. Приезжает какой-нибудь начальник и начинает обещать, а с места ничего не двигается. Мы поначалу верили, терпели... А сейчас уже терпения не хватает. Автобусы не ходят, скорая помощь к нам не ездит, хорошо хоть детей в школу отвозят. Была у нас своя школа – закрыли. Теперь на «газели» в Тарханы ездят. И что же нам делать теперь? Хотели дорогу перекрыть, да нет ее, дороги-то».

Жители удивляются: как получилось, что, затеяв столь крупный строительный проект, власть в первую очередь не позаботилась о подъездных путях к стройке, а теперь, разбив сельские дороги, и вовсе «умывает руки». Пенсионерка перелистывает толстую пачку ответов из различных органов: «Пишут, что денег у них нет. На аэропорт есть, а на дорогу нет. Они же раньше прямо через село стройматериалы возили, кое-как их отвадили, так они все равно нам жизнь портят».

Ее муж, Валентин Васильевич, поддерживает свою супругу: «Вот они сейчас по телевизору показывают, что в Украине власть о народе не думает. А у нас? Для людей же ничего не делают, только просят потерпеть да обещают все исправить году к семнадцатому. Сколько мы уже этих обещаний слышали? Вы, например, знаете, что у нас нет водопровода? Волга рядом – поставь насос и дело с концом. Так не делают – денег у них нет. На аэропорт есть, а на водовод нет. Мы же тут волжскую воду через фильтры прогоняем и пьем. На одной очистке разориться можно – постоянно забиваются фильтры».

Сабуровка и Козловка уже практически превратились в один поселок, их границы разделяет только небольшой овраг. Там, за этим оврагом, живет еще один местный активист. Работающий пенсионер Анатолий Петрович уже несколько лет трудится в местной соцзащите, доставляя продукты одиноким старикам в соседние села. После того, как перестал ходить автобус, соцработник ездит на личном «уазике». «Не хотели мне бензин компенсировать. Жаловаться ездил в Саратов. С тех пор хоть выплачивают. Еще бы заставить их дороги от снега чистить, а то не мальчик я уже – машину откапывать. Снегу навалит, даже мой «козлик» застревает». Пенсионер – один из самых известных «правозащитников» во всем районе. Несколько раз его звали в политические партии – отказывался: «Меня их политика не интересует, я хочу, чтобы люди в селе нормально жили». «Наказания» за свою активность он не боится, а вот жена нашего героя настроена не так решительно: «Говорит мне, что прибьют меня. Ну, прибьют – и ладно. Народ боится жаловаться, боится, что уволят, или стекла побьют, или еще что... А я всегда говорил все, что думаю, и буду говорить».

В Сабуровку можно проехать двумя путями, через Вольский тракт и через поселок Дубки. Второй дорогой стараются не пользоваться – натуральный танкодром. Как и положено в России, дорогу на мясокомбинат делать никто не собирается, но, чтобы предупредить водителя о колдобинах, на повороте установлен знак: «Неровная дорога». «Зачем же асфальт класть? Повесил такой знак и забыл о проезде навсегда», – недобро шутят местные.

Современное СредневековьеПосле очередной волны народного возмущения районные власти присыпали дыры на дорогах асфальтной крошкой. «Ну, вы же сами понимаете, это до первого дождя», – в один голос сетуют сельчане. Весной ямы засыпали щебнем, который, подхваченный ручьями, вымылся буквально через несколько дней.

Есть в селе еще одна проблема, городскому жителю малопонятная. Пастбища. Несколько лет назад скотина была практически в каждом дворе. Многочисленное стадо коров исправно снабжало сельчан молоком, сметаной, маслом и прочими молочными продуктами, но все изменилось за последние пару лет. Два поля, служившие пастбищем для животных, обрели новых владельцев. Одно выкупил приезжий фермер и выпас скота запретил, другое пошло под строительство аэропорта. Сейчас в обоих поселках с трудом наберется и десяток коров, что уж говорить о том, что теперь жители сельской местности вынуждены за молочными продуктами ходить не на задний двор, а в ближайший магазин.

Технический прогресс на полном ходу мчит к своему очередному триумфу. Горы песка и щебня, как уверяют власти, через несколько лет превратятся в современный аэровокзальный комплекс. А в километре от него, на берегу Волги, по всей видимости, так и останутся прозябать деревни, уровнем этого самого прогресса соответствующие средневековью.

Фото
Видео
Оцените новость
3
архив
выпусков
«Синдром Ундины». Что делать, если ребенок «забывает» дышать во сне?
Чтобы рассказать об этом российским врачам, семья из Энгельса, в которой растет ребенок с «синдромом Ундины», организовала в Саратове международную конференцию.
3
«Операторы беспорядочной связи». Наш корреспондент выяснила секрет хаоса «Почты России»
Наш корреспондент день проработала на «Почте России» и, кажется, стала понимать, почему так медленно работает эта организация. Теперь она знает, как потерять письмо, создать очередь и затратить на обслуживание одного клиента 25 минут.
2
Тренд – «ничего не было». Расстреливали в Саратове, Энгельсе, Балашове, но тему репрессий вытесняют из сознания
На Воскресенском кладбище Саратова по меньшей мере два захоронения жертв политических репрессий. Среди них – ученый Николай Вавилов, священнослужители, обычные люди. Памятники жертвам установлены не на их могилах, а ближе к входу – «для удобства».
4
Репосты, лайки, мемы и другие особо тяжкие государственные преступления
Произошло ли обострение борьбы с «экстремизмом» в соцсетях или это повседневная практика? Кто вдруг встал на защиту наказанных за репосты и мемы? Кто пишет доносы? Что об этом думает Путин? Как ОНФ выполняет поручение президента?
1
Из-за внедрения системы ГЛОНАСС российские авиакомпании могут поднять цены на авиабилеты
Дмитрий Рогозин предложил Путину оснастить все пассажирские самолеты российских авиакомпаний системой ГЛОНАСС. Опрошенные нами эксперты считают, что это предложение приведет компании к серьезным финансовым трудностям.
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Нужно ли повышать пенсионный возраст в России?
Проголосовало: 7910


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ