Общество

«Сын спрашивал у меня, не умрет ли он…»

23.12.2013 // 18:06
Комментарии:0
Просмотры: 4606
Влад до и во время аллергической реакции
Фото предоставлены Викторией Зайцевой

Ситуация, произошедшая 10 декабря уходящего года в саратовской школе № 40 на уроке математики, могла произойти абсолютно с каждым ребенком. Правда, и отреагировать на нее педагоги могли (вернее, были обязаны) иначе. Ученику 9-го класса вышеназванного МОУ Владиславу Зайцеву в тот день не повезло, на уроке ему стало плохо. Его мама до сих пор с ужасом думает о том, что ее единственный сын, находясь в учебное время в школе, мог в считанные минуты распрощаться с жизнью.

«На уроке математики сын почувствовал себя плохо, у него появился зуд, начало отекать лицо. Когда ребенок понял, что с ним что-то не так, он отпросился с урока и отправился в медкабинет. И именно в тот момент медика в школе не оказалось. Реакция нарастала стремительно, и Влад, уже в задыхающемся состоянии, хрипя, побежал к классному руководителю Елене Ивановне Артюшиной», – рассказывает мама мальчика Виктория.

Действия педагога, являющегося по совместительству завучем МОУ СОШ № 40, не поддаются ни логике, ни здравому смыслу. Госпожа Артюшина, по словам матери Владислава, видя состояние подростка, даже не попыталась оказать ему помощь. «Ребенок, начиная понимать свое состояние, попросил у нее таблетку от аллергии. Педагог хладнокровно ответила, что не имеет права давать ему лекарства, да у нее их и нет. После чего порекомендовала сыну посидеть в классе со словами «должно пройти», – продолжает Виктория.

Не проходило. И, спустя несколько минут, Влад попросил классного руководителя все же поставить в известность маму. «Только тогда Артюшина мне позвонила: «Я отправляю вашего ребенка домой, у него что-то с глазами и с голосом». Тон у нее был совершено спокойный и даже отстраненный. Хотя, как выяснится позже, она вполне могла оценить тяжесть ситуации по внешнему виду сына на тот момент», – отмечает Виктория Зайцева.

По ее мнению, таким образом классный руководитель сняла с себя полную ответственность за происшедшее со своим учеником в учебное время. И грубо нарушила свою должностную инструкцию.

Дальнейшее напоминает зарисовку к психологическому триллеру. Парень, в надежде на спасение, побежал домой. По морозу, не переобувшись, боясь не успеть…

«Ребенок бежал в летней обуви по снегу. На улице было скользко, он мог упасть и, лежа, задохнуться. На улице тем более никто не подошел бы к нему, он высокий, с отеком на лице его могли бы принять за алкоголика, – вспоминает мама Владислава. – Когда я его увидела, я была в шоке. Опухшее лицо, спина покрыта сыпью, затрудненное дыхание… Глаза превратились в щелочки. Сын спрашивал у меня, не умрет ли он…»

Комментарии излишни… Эмоциональность понятна, тем более что в феврале этого года Виктория и Влад потеряли мужа и отца. Женщина, еще не оправившаяся от недавнего горя, столкнулась с вопиющей халатностью не где-то, а в школе, причем со стороны педагога. Хронология событий заняла всего 30 минут.

Врачи скорой помощи, прибывшие на вызов домой, диагностировали у ребенка отек Квинке (острая, опасная для жизни аллергическая реакция, нередко является предвестником анафилактического шока). Оказав первую помощь, медики доставили Влада Зайцева в городскую больницу №12.

В выписке из стационара, предоставленной мамой мальчика, указано, что «на момент госпитализации состояние оценено как тяжелое…». В палате интенсивной терапии ребенок провел больше суток. В настоящий момент Влад проходит лечение дома, необходимые исследования для выяснения причин возникновения реакции будут проведены после окончательной стабилизации состояния. Виктория Зайцева выражает огромную благодарность медикам городской станции скорой помощи, в частности врачу Алексею Белкоту, главному врачу Олегу Андрющенко, а также сотрудникам больницы №12 – заведующей терапевтическим отделением Марине Кочурец, реаниматологу Ольге Вервикишко и Галине Иваничевой за оперативную помощь.

Но история на этом не закончена. Женщина считает своим долгом уберечь и других детей от опасности оказаться в ситуации, когда им некому оказать медицинскую помощь.

По словам Виктории, проблема заключается не только в равнодушии (или халатности) со стороны одного отдельно взятого педагога. Ситуация гораздо страшнее – это отсутствие медиков не только на местах, но в иных случаях даже в штате некоторых образовательных учреждений нашего города. В родительской среде периодически всплывают местечковые конфликты на эту тему, заботливо сглаживаемые администрациями заведений. А проблема остается нерешенной, и одному провидению известно, чей ребенок в следующий раз окажется ее заложником. И кто понесет ответ?

По этому поводу Виктория Зайцева направила соответствующие заявления губернатору, прокурору Саратовской области, уполномоченному по правам ребенка и в другие контролирующие органы.

Мы также будем следить за развитием ситуации и добиваться ответов со стороны чиновников. Пока же можем сказать, что директор школы – Маргарита Михайловна Кочугуева – от комментариев отказалась, сославшись на то, что готова дать их официальным структурам.

Оцените новость
0
архив
выпусков
1
Тихий министр саратовской экологии. Защищает не экологию, а опасное производство и застройщиков
Правительство Радаева министры покидают один за другим. Кто все эти люди, которым слухи прочат скорый уход? Начнем с Дмитрия Соколова, министра природных ресурсов и экологии области.
«Синдром Ундины». Что делать, если ребенок «забывает» дышать во сне?
Чтобы рассказать об этом российским врачам, семья из Энгельса, в которой растет ребенок с «синдромом Ундины», организовала в Саратове международную конференцию.
5
«Операторы беспорядочной связи». Наш корреспондент выяснила секрет хаоса «Почты России»
Наш корреспондент день проработала на «Почте России» и, кажется, стала понимать, почему так медленно работает эта организация. Теперь она знает, как потерять письмо, создать очередь и затратить на обслуживание одного клиента 25 минут.
2
Тренд – «ничего не было». Расстреливали в Саратове, Энгельсе, Балашове, но тему репрессий вытесняют из сознания
На Воскресенском кладбище Саратова по меньшей мере два захоронения жертв политических репрессий. Среди них – ученый Николай Вавилов, священнослужители, обычные люди. Памятники жертвам установлены не на их могилах, а ближе к входу – «для удобства».
4
Репосты, лайки, мемы и другие особо тяжкие государственные преступления
Произошло ли обострение борьбы с «экстремизмом» в соцсетях или это повседневная практика? Кто вдруг встал на защиту наказанных за репосты и мемы? Кто пишет доносы? Что об этом думает Путин? Как ОНФ выполняет поручение президента?
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Нужно ли повышать пенсионный возраст в России?
Проголосовало: 7987


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ