Культура

По ту сторону сцены

13.12.2013 // 14:01
Комментарии:0
Просмотры: 1471

Фото Маргарита Нерода

Новый спектакль саратовского ТЮЗа не совсем обычен. Он поставлен по произведениям двух классиков, цитируют в нем сразу четырех (Куприна, Чехова, Шекспира и Пушкина). Героиня при этом – одна. И актриса одна. Правда, у нее есть отражение. А еще есть тени и маски, которые в свой черед становятся пугающе живыми.

Итак, театр о театре. Актриса в роли актрисы. У исполнительницы главной роли очень сложный и многослойный образ. Она играет себя как актрису – это в первую очередь. Потом воплощается в героинь разного возраста и судьбы – от восторженной девочки, впервые побывавшей в театре, до акробатки, привыкшей по слову «allez» выполнять любой трюк. Третье – она по очереди вводит в сюжет все маски, присутствующие на сцене.

Большая часть постановки – это моноспектакль, где одна актриса оживляет все маски, выступающие в качестве остальных персонажей. Каждая маска – новый герой. Отдельную категорию действующих лиц составляют тени. В виде теней за подсвеченным задником сцены выступают зримые плоды фантазий Нади Зелениной из рассказа Чехова «После театра», тенью становится Гольская – героиня «Последнего дебюта» Куприна после своей смерти на сцене, на глазах у зрителей.

Можно сказать, что у спектакля «Я – Актриса?!» есть два типа действующих лиц – это сами актеры и их роли. Недаром и у Актрисы, и у Актера есть свое отражение. Маски, тени, отражения – это образы, сценические амплуа, персонажи. Актриса и Актер – настоящие люди. Они, как и условные, лаконичные декорации, помогают зрителю, сосредоточивая его внимание именно на живых людях, с их страданиями и поисками, а не на масках, с которыми им приходится иметь дело.

О декорациях: их практически нет. Только маски и театральные костюмы. В пространство спектакля их вводят сами актеры. Только под их руками носатая белая маска становится жестоким и беспринципным трагиком Феногеновым из рассказа Чехова «Трагик», а вздрагивающая, как живая, женская маска, обрамленная алым боа – в бежавшую из его труппы госпожу Беобахтову. Заметим, ни одной лишней детали, ни одной маски, которая просто присутствует на сцене, но никак не играет, нет. Все декорации подчинены одному замыслу и у каждой есть свое назначение и свое время «выхода на сцену».

Самая проработанная часть декораций спектакля – сама сцена. Точнее – сцена на сцене. Высокие ступени уходят в туман, свет софитов бело-голубой, призрачный. Сцена как алтарь, сцена как дорога, не имеющая конца. Она всегда бесстрастна и равнодушна ко всему, что на ней происходит – любовь ли, смерть ли.

Отдельная и удачная режиссерская находка – самыми простыми средствами и очень достоверно удалось показать на театральной сцене цирк. История акробатки Норы из рассказа «Аllez» Куприна передана не столько монологами актрисы, сколько языком пластики. Здесь присутствуют даже довольно сложные и тщательно проработанные акробатические этюды.

В сценах из «Последнего дебюта» и «Аllez» актеров уже двое. Маски уходят на второй план. Нина и Треплев из чеховской «Чайки» тоже живые. Сам спектакль можно условно разделить на три части, символизирующие собой три стадии отношений Актрисы и театра. Первая – знакомство, восторг первого свидания. Сюда можно отнести сцены из рассказов «После театра» и отчасти «Трагик». Вторая – жизнь на сцене. Со всеми терзаниями, усталостью, личными драмами, которые не должны видеть зрители, с необходимостью терпеть и улыбаться, как бы ни было больно. Сойти с дистанции при этом – значит умереть. Это относится к сюжетам по рассказам «Последний дебют» и «Аllez». Сцена не прощает измен с живыми людьми. Она забирает Актрису себе душой и телом. В противном случае следующий шаг станет шагом за грань. Голышева умирает на сцене. Нора бросается из окна, будто выполняя последний в своей жизни акробатический номер.

И наконец, третья часть – финал, подведение итогов. Это делает Нина. Героиня Чехова, ставшая актрисой и постигшая то главное, что должен понять каждый, выбравший сцену: «главное – не слава, не блеск <...>, а умение терпеть».

Спектакль «Я – Актриса?!» – редкая возможность для зрителя заглянуть туда, куда его обычно не пускают – за кулисы. Это вид театра изнутри, театра в разрезе. Не секрет, что часто мы путаем актера и тот образ, который он воплощает на сцене. В эту ловушку, как хорошо показано в спектакле, попадает героиня «Трагика», пленившись тем, что видела на сцене и не различив за обликом романтичного героя циничного и корыстного человека. Талант актера – не дар, а крест, который ему предстоит нести. Об этом в финале говорит Нина, к этому ответу зрителей подводят с самого начала.

Возможно, познакомившись поближе с новой премьерой и героями спектакля «Я – Актриса?!» зрители по-другому взглянут на сцену и тех, кто воплощает на ней всю бурю человеческих чувств – от девичьего наивного восторга до глубокого тяжелого горя, от страха перед неизвестным до спокойной мудрости познания истины.

Ключевые слова: ТЮЗ, спектакль, актриса
Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ