Культура

«Я здесь для того, чтобы ответить вам «нет» – и умереть»

15.10.2013 // 09:08
Комментарии:0
Просмотры: 3592

Фото Маргарита Нерода

«Антигону» Жана Ануя впервые увидел зритель в оккупированном нацистами Париже в 1943 году. Маленькая Антигона, одна против Фив и их властителя, стала символом французского сопротивления. Сложно сейчас представить, какой увидели «Антигону» парижане. Наверное, каждый здесь видит свое.

Античный сюжет строг и просчитан. Дочь царя Эдипа Антигона вопреки запрету правителя Фив Креона проводит погребальный обряд над телом своего брата Полиника, погибшего в единоборстве. Два брата Антигоны – Полиник и Этеокл – убили друг друга в поединке. Один признан героем, второй – предателем, и тело его запрещено хоронить, чтобы дух его вечно скитался, не находя пристанища. Антигона рискует похоронить брата и платит за это жизнью. Креон приказывает замуровать ее в гробнице вместе с ним.

Такой дошла до нас легенда об Антигоне, написанная Софоклом. «Антигона» Жана Ануя по сюжетной канве повторяет ее, но автор наполнил ее новым смыслом. Антигона у Софокла протестует против нарушения божественного закона, согласно которому мертвому телу должны быть отданы последние почести. Антигона Ануя говорит: «Он был мой брат». Здесь никто не вспоминает о богах и загробной жизни. И боги молчат, а люди решают свою и чужую судьбу без их участия.

По сути, «Антигона» – история о свободе и несвободе. О свободе быть собой, даже если для этого придется «ответить «нет» – и умереть». Антигона – единственный свободный человек из всех героев спектакля. Отказ пойти на уступки в споре с Креоном – не просто сознательный шаг за грань, к неминуемой смерти. Это отказ расставаться со свободой, предать себя.

На сцене Саратовского театра драмы сюжет пьесы Ануя особенно сжат и сконцентрирован. Режиссер Ольга Харитонова отказалась от присутствующих у французского драматурга второстепенных персонажей – царицы Эвридики, жены Креона и хора призраков, которые беседуют с правителем Фив. Отсутствие сюжетной линии с Эвридикой, замена хора музыкальными композициями без слов позволяет оставить в центре только главных героев и сосредоточить на них все внимание зрителей.

Роль Антигоны на саратовской сцене исполняет студентка театрального института Яна Дубровина, исполняет необыкновенно искренне. В эту Антигону веришь с первых ее слов в пьесе, когда она рассказывает о своей ранней прогулке, а по сути – прощается со всем, что видела. Остается надеяться, что закончив учебу, Яна Дубровина не покинет Саратов, и мы увидим ее и в других пьесах.

Спор Антигоны с Креоном (его роль исполняет заслуженный артист России Виктор Мамонов) – самый острый и самый сильный эпизод всей пьесы. В какой-то момент зрителю становится жаль всех. Жаль Креона, которому совсем не хочется становиться палачом да еще и для родной племянницы. Жаль Антигону, которая не хочет умирать, но не может поступить иначе, чем сказать «нет» на все уговоры и отмести все доводы. Жаль ее сестру Исмену, которая в последний момент отказалась помочь сестре похоронить Полиника. Актриса Зоя Юдина прекрасно передала на сцене настроение молодой и уверенной в своей красоте женщины, впервые столкнувшейся с тем, чего она не может изменить и исправить. Она молода, красива и страшится смерти. Она не может разделить с сестрой ее участь и не в силах ее остановить. Жаль кормилицу, на чьих руках Антигона выросла. Тамара Джураева сыграла эту роль мастерски. Вот прощается с родными и близкими Антигона, не желая до последнего момента говорить кормилице, что задумала. Но страх в голосе женщины, но ее бессильно упавшие руки, когда ее подопечная говорит, что, возможно, придется убить любимую собаку, чтобы не тосковала по ней, заставляет вздрогнуть даже самого беспристрастного зрителя. Кормилица поняла, что ее подопечная готовится умереть. И мы, сидя в зрительном зале, чувствуем, что она это поняла.

Образ стражника, которого сыграл артист Андрей Казаков, в саратовской постановке решен в духе современности. Он одет как сотрудник не то полиции, не то ЧОПа. И его жестикуляция нам, современным зрителям, особенно журналистам, очень хорошо знакома.

Вообще исторический контекст как в постановке Ануя, так и в той версии, что представлена зрителям здесь, очень условен. Кормилица варит кофе, покойный брат Антигоны курил сигареты, стражники у Ануя жуют табак, как это делали современные автору солдаты, а Креон зачитывает племяннице выдержку из французского уголовного законодательства. Пьеса находится вне времени. И не так уже важно для ее основного замысла, где происходит действие, в античной ли Греции, во Франции 40-х годов, современной России или где-то еще. Спор свободы и несвободы, государства и личности везде один и тот же, бесконечный и непримиримый. И побеждает в нем тот, у кого хватит мужества сказать «нет». Даже если за этим «нет» последует смерть.

«Я здесь для того, чтобы ответить вам «нет» – и умереть, – говорит Антигона Креону. – Вы ответили «да». И теперь вам все время придется платить!» И правитель платит, причем чужими жизнями.

На протяжении всей пьесы остается ощущение, что на самом деле все еще можно исправить: издать новый закон, помириться с уже убитым Полиником и приказать все-таки похоронить его. Кажется, правитель лукавит, что он бессилен перед им же самим изданным законом. Просто свободная Антигона ему не нужна. Это очень хорошо видно в самом начале их диалога, когда он заявляет, что расправится со стражниками, схватившими Антигону у тела брата, чтобы они не рассказали никому о том, что видели. Один из стражников – отец двоих детей. Креона, тоже отца, это ничуть не смущает. Так насколько искренен человек, который потом говорит, что не хочет убивать Антигону?

В монологе Креона о том, что он видит себя ставшим у руля готового пойти на дно корабля, все время чувствуется отсылка к нашей действительности. К той «лодке», которую постоянно просят «не раскачивать». Учитывая то, что в беседе со стражником о том, что кто-то тайком попытался отдать последние почести погибшему Полинику, Креон произносит «какая находка для оппозиции!», было бы не удивительно, если бы правитель Фив вдруг заявил, что «пашет как раб на галерах». В пьесе этой фразы, разумеется, нет, но она была очень ожидаема в тот момент. Креон в одном лишь прав – он действительно не диктатор и не тиран. Потому что настоящие тираны и диктаторы с мертвецами не воюют и не мстят им.

Один из самых напряженных моментов – спор Креона и Гемона, его сына, жениха Антигоны. Убеждая сына, что Антигону уже не спасти, что она сама хотела умереть, Креон убеждает больше самого себя. Актер драматического театра Максим Локтионов необыкновенно органичен в роли Гемона. Он сумел за полтора часа перевоплотиться сначала в порывистого, полного надежд на грядущее счастье юношу, а позже – в решительного молодого мужчину, на чьи плечи обрушилось настоящее горе. В режиссерской версии пьеса не имеет задуманного Жаном Ануем финала, когда вестник доносит Креону, что его сын пробрался в пещеру, где замуровали Антигону, и покончил с собой над ее бездыханным телом. Но когда Гемон в споре с отцом говорит: «И все заботы, вся гордость, все книги о подвигах героев, – все нужно было только для того, чтобы я пришел вот к этому?» – мы, зрители, по тому, как это сказано, уже знаем, каков будет финал. Понимаем, что Гемон не надолго переживет свою невесту, что он не утешится с Исменой на благо политике, которой нужно, чтобы у него был наследник.

Декорации на малой сцене драматического театра просты и лаконичны. Зритель видит подобие музея, с фотографиями развалин античных храмов на стенах. Лишь центральная часть пуста. Там, в финале пьесы, будет высвечено последнее письмо Антигоны к Гемону, которое под ее диктовку пишет стражник: «Я люблю тебя».

Этим посланием заканчивается пьеса. Остаются за кадром гибель Гемона над телом невесты, самоубийство царицы Эвридики, не вынесшей смерти сына. Остается за кадром Креон, которому предстоит в одиночестве ждать смерти. Но этот финал каждый, увидевший спектакль, вполне способен домыслить самостоятельно.

Оцените новость
0
архив
выпусков
1
Кто убивает «Тролзу». На заводе обнаружилась странная система реализации продукции
Продолжаются злоключения завода «Тролза»: срываются контракты, теряются рынки сбыта, заводом интересуются правоохранители. Но есть и еще одна причина бед предприятия – весьма странная система реализации продукции.
3
Второе пришествие Шинчука. Послужной список нового главного общественника Саратовской области
20 марта Борис Шинчук был избран председателем Общественной палаты Саратовской области. Вспоминаем его «боевой путь» – от директора обойной фабрики до главного общественника региона.
7
Студенты-африканцы: Слово «негр» звучит грубо из уст белого
Депутат Госдумы Николай Панков считает, что за границей дела настолько плохи, что «негры» сидят «в клетке», – так он написал в своем telegram-канале. Так ли это? Мы поговорили с африканскими студентами в Саратове об их странах, расизме и патриотизме.
2
Испанский стыд. В России угрозы убийством саратовскому журналисту не восприняли всерьез. Испанский суд, кажется, готов докопаться до правды.
Журналист Владимир Спирягин провел расследование о преднамеренной банкротстве завода. Один из фигурантов дела стал ему угрожать. Российские правоохранительные органы не сочли угрозу серьезной, зато испанский суд решил разобраться в деле.
8
Саратовские полицейские ожидали много крови на концерте IC3PEAK
Полицейские приходили на концерт группы IC3PEAK в Саратове, опасаясь страшных песен, громких аплодисментов, луж крови и шарфа с черепами. Они знакомились и фотографировали паспорта участников перед началом концерта.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ