ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 46 (225) от 04.12.2012
общество
Мамина школа
Чтобы принять в семью ребенка-сироту, будущие родители теперь обязаны учиться
Комментарии:0
Просмотры: 481

Осенью вступили в действие поправки к Семейному кодексу, изменившие процедуру усыновления детей. Теперь будущие родители, опекуны и воспитатели профессиональных приемных семей должны проходить обязательную подготовку в специальных центрах, где им расскажут об особенностях психологии сирот и юридической стороне дела. Как полагают законодатели, обучение поможет взрослым в вопросах воспитания и предотвратит драматические случаи, когда семьи возвращают детей в казенные учреждения. Судя по отзывам в Интернете, в некоторых регионах благие намерения оказались барьером на пути усыновителей: не хватает квалифицированных преподавателей, литературы, жители провинции вынуждены по несколько часов добираться до учебных центров, сосредоточенных в крупных городах.

«Что такое любовь?»

В нашей области школы приемных родителей появились еще в 2009 году на базе саратовского детдома № 2 и хвалынского детдома № 3. Регион считается экспериментальной площадкой Минобрнауки. По сведениям на 2010 год, в области работало 36 служб подготовки при интернатах и социальных центрах помощи семье. В 2010-м в них обучились более 1,2 тысячи человек. Примечательно, что по московской статистике около 20 процентов слушателей на этапе курсов отказываются от идеи усыновления или берут паузу для дополнительных раздумий. Как полагают психологи, это хорошо: было бы гораздо хуже, если бы люди взяли в семью детей, а затем пожалели о своем решении. По Саратовской области в 2010 году передумали 3,5 процента обучавшихся.

В нынешнем году обучились 466 человек. На сегодня, по сведениям саратовского министерства образования, в регионе действует четырнадцать центров подготовки при интернатах, три из них в Саратове. Как отмечает психолог детского дома № 2 Надежда Клестова, «это уже неплохо, хотя и недостаточно». По решению Министерства образования и науки потенциальный усыновитель может сам выбирать место учебы независимо от того, с какой школой заключил договор районный отдел опеки. По словам Клестовой, «количество желающих пройти обучение увеличилось, очереди нет, но людям приходится ждать начала занятий очередной группы». По рекомендации министерства это ожидание должно длиться не дольше двух месяцев.

«Три года назад мы начинали с нуля, и литературы практически не было. Весной 2010 года нас пригласил к сотрудничеству детский фонд «Виктория». Это дает нам возможность посещать обучающие семинары, – говорит Надежда Клестова. – Сами потенциальные родители могут найти на сайте фонда интересную книгу «Навстречу ребенку» (авторы Николаева Е. И., Япарова О. Г.). Родители также могут посетить виртуальную школу на сайте Министерства образования и науки Usinovite.ru или пройти дистанционное обучение на сайте Innewfamily.ru (правда, это обучение платное).

В Саратовской области на учете состоит 9,9 тысячи сирот. Из них 78 процентов живут в семьях усыновителей, опекунов и воспитателей.

По наблюдениям психолога, чаще всего детей принимают родственники, крестные мамы или просто друзья кровной семьи ребенка. Как правило, они выбирают форму опеки. В таком случае государство выплачивает пособие на содержание ребенка (от 5,2 тысячи до 7,7 тысячи рублей в месяц) и обязано обеспечить его жильем, если у ребенка нет закрепленного за ним жилья или оно непригодно для проживания. Ребенок сохраняет свою фамилию и не может претендовать на наследство после смерти опекунов. Сейчас в области под опекой находятся более 6 тысяч детей. Нужно отметить, что близкие родственники не обязаны проходить обучение.

«Внешние» усыновители, не родные и не знакомые ребенку, приходят к этой мысли по разным причинам. Как говорит Надежда Клестова, «есть те, которые всегда мечтали о большой семье, некоторым тягостна пауза между детьми и внуками, а кто-то просто хочет не стареть, встречаются люди с жизненной позицией здорового альтруизма».

Часть детей направляют на воспитание в приемные семьи – это нечто вроде крохотного детдома, где родители-воспитатели растят нескольких ребят разного возраста и получают за это зарплату (в среднем 17,3 тысячи рублей в месяц плюс выплата на содержание ребенка 8,7 тысячи рублей в месяц). Сейчас в области работает более 160 таких семей, где живут более 500 ребят. «Не люблю, когда в приемные семьи бросают камни, мол, они работают «за деньги». Если приемные родители добросовестно выполняют свою роль, кому от этого плохо? Единственное, с чем не могу согласиться, – это часто неоправданно большие размеры таких семей», – говорит Надежда Клестова.

Как полагает психолог, в ближайшем времени именно профессиональная приемная семья, а не усыновление, станет «приоритетной формой». «Проблема российского усыновителя в том, что он нацелен на поиск сыночка или доченьки. А детям, которые живут в детском доме, нужна семья-друг, которая не будет их присваивать, а просто зай­мет определенное место в жизни ребенка, – говорит Надежда Денисовна. – Именно у профессиональной приемной семьи такой подход: она готова принять ребенка на время реабилитации кровной семьи, а потом отпустить домой (или, если ситуацию в кровной семье не удается исправить, воспитывать до совершеннолетия). Кто говорит, что при этом приемные родители не любят ребенка, и что тогда такое любовь?»

По мнению Клестовой, нынешние изменения в законодательстве ориентированы именно на развитие профессиональных приемных семей: обязательные школы для родителей должны стать частью полноценной службы сопровождения, которая сможет консультировать воспитателей не только перед приемом ребенка, но и после. Сейчас специалистов для таких служб обучают в саратовском институте повышения квалификации работников образования.

Бумажный токсикоз

В Саратовской области уже десять лет выходит телепрограмма «Где ты, мама?», которая была первым подобным проектом в России. С 2002 года благодаря этой передаче 400 детей нашли новую семью. Как говорит автор и ведущая программы Татьяна Онищенко, «когда мы начинали, было ощущение, что существует два параллельных мира – мир ребенка за забором и наш, с мамами, папами, бабушками, дедушками». Сейчас эти миры понемногу сближаются: «Уже считается дурным тоном, если успешная организация не помогает какому-либо детскому дому или больнице», – говорит Татьяна. Правда, как и раньше, ни один телеканал не соглашается дать передаче бесплатное время, а пожертвований постоянных спонсоров не всегда хватает даже на оплату эфира. К счастью, автор программы успешна в рекламном бизнесе и умеет находить необходимые средства.

Как полагает Татьяна, усилия прессы и общественных организаций уже ощутимы: сирот берут не только бесплодные пары, но и, так сказать, «осознанные» усыновители, у которых есть кровные дети и желание помочь «хотя бы одному» обездоленному ребенку. По словам Татьяны, это вовсе не миллионеры, а «люди среднего достатка».

По закону приемным родителем может стать любой здоровый, совершеннолетний, дееспособный человек. Пол, размер жилплощади, семейное положение решающего значения не имеют. В Москве усыновителями становятся даже люди, не имеющие собственного жилья: достаточно предоставить какую-нибудь прописку и договор аренды на съемную квартиру (главное, чтобы она была в нормальном санитарном состоянии).

Возможности усыновить ребенка в Саратовской области ждут более 250 человек, в том числе 69 семейных пар (в основном они хотят младенца или малыша дошкольного возраста). 70 процентов из них жители региона, 30 процентов – из Москвы, Петербурга, Тюмени, Волгограда, Пензы, Ульяновска. В нынешнем году был усыновлен 121 ребенок (68 малышей – россиянами, 53 – иностранцами), в прошлом – 154 ребенка. Усыновители получают только единовременное пособие – 12 тысяч рублей из федерального бюджета и 9,5 тысяч из областного. Зато, если речь идет о младенце, усыновителям полагаются такие же декретные и пособие по уходу за ребенком, как и любым родителям.

Ни одного случая, чтобы усыновители вернули ребенка обратно в казенное учреждение, в нынешнем году в области не было. Нужно отметить, что среди опекунов и воспитателей приемных семей ситуация иная: восемь человек освобождены от обязанностей, так как фактически не заботились о детях (в прошлом году было 14 таких случаев, в 2010-м – шестнадцать).

Потенциальные родители должны собрать множество документов. «Десять лет назад, когда начинали программу, мы не могли найти с органами опеки общего языка. Но сейчас там работают профессиональные, заинтересованные люди. По сравнению с другими регионами, у нас оформить документы легче, – говорит Татьяна Онищенко. – Конечно, люди недовольны количеством бумажек. Но будущая мама должна рассматривать этот процесс как беременность: к появлению малыша нужно готовиться, это сложно, но правильно».

Кроме свидетельства об обучении, требуется медицинская справка (нужно пройти СПИД-центр, кожно-венерологический, туберкулезный, психоневрологический, онкологический диспансеры и врачей в участковой поликлинике), справка об отсутствии судимости (выдается в полиции, оформляется около полутора месяцев), справка с места работы о доходах (не меньше прожиточного минимума на члена семьи), документы на жилье, характеристика от участкового

и т. д. На сбор бумажек потребуется около двух месяцев. Отдел опеки рассматривает все эти документы, обследует жилищные условия и выдает заключение о возможности быть усыновителем. С этим заключением можно обращаться в региональный банк данных о сиротах и искать ребенка.

Основные проблемы связаны с так называемым статусом ребенка: если этот статус не оформлен, усыновить малыша нельзя. Лицом, принимающим решения, в данном случае является чиновник органов опеки.

Тайное и явное

Первые лица государства поднимают сиротскую тему постоянно. Владимир Путин еще в начале первого президентского срока поручал правительству «решать на современном уровне проблемы детской беспризорности». В 2006-м, на старте борьбы за демографию, глава государства посетовал на большие объемы иностранного усыновления, превышающего внутрироссийское. В 2010 году Дмитрий Медведев в послании Федеральному Собранию заявил, что «органы опеки должны быть прямо нацелены на семейное устройство детей». Летом нынешнего года президент Путин утвердил Национальную стратегию действий в интересах детей. Предполагается «разукрупнять» детские дома, превратив их в «детские деревни» и учреждения «квартирного типа».

К 2014 году, согласно стратегии, планируется также отказаться от тайны усыновления. Именно этот пункт пугает многих родителей, к которым аист летел кружным путем. Вот что пишет на интернет-форуме одна из мам-усыновительниц: «У нас исполнители на местах опошлят и до абсурда всё, что хочешь, доведут. Противники тайны очень агрессивны, им такой указ дали – фас! Скажут «нет тайне!» и будут перетяжки рекламные вывешивать типа «Маню взяли в ДД города Н-ска». И запляшут через несколько лет под нашими окнами био-мамашки».

Как полагает Татьяна Онищенко, право принимать решение в этой деликатнейшей сфере должно оставаться за семьей, а не за государством. Значительная часть психологов и других специалистов в сфере семейного устройства склонны согласиться с правительством. Как отмечает Надежда Клестова, и сейчас такая тайна охраняется законом не слишком строго: «Если на суде во время процедуры усыновления семья не заявит, что собирается хранить тайну усыновления, ей никто ничего не должен». За разглашение «доброжелателями» такой тайны УК предусматривает всего лишь штраф в 80 тысяч рублей. По наблюдениям специалистов, в половине случаев после раскрытия тайны родители оказываются в глубокой депрессии. Несчастны и повзрослевшие усыновленные, осознавшие правду. «Мне приходилось в своей практике встречать людей с такой болью в сердце от того, что они ничего о себе не знают, что не дай бог никому», – рассказывает Надежда Денисовна. По ее мнению, «если приоритетом станет профессиональная приемная семья и направленность на восстановление кровной семьи ребенка, то проблема тайны усыновления решится сама по себе».

Благие намерения

Поправки вступили в силу с 1 сентября нынешнего года. Преподаватели должны проводить с потенциальными родителями индивидуальное собеседование, рассказывать об особенностях развития и поведения сирот, адаптации в приемной семье, управлении «трудным» поведением, а также об основах законодательства в этой сфере. По окончании курсов выдается заключение «о готовности и способности кандидатов к приему детей». Как отмечено в приказе, региональные власти должны самостоятельно конкретизировать содержание программы, время обучения (от 30 до 80 академических часов) и форму (очную, заочную, дистанционную).

Осенью нынешнего года в Подмосковье прошел слет усыновителей, организованный программой «Радио России» «Детский вопрос». Как рассказала на круглом столе «представитель органов опеки» (примечательно, что регион, откуда приехала чиновница, не называется): «В крае формально созданы четыре службы психолого-педагогическо-социального сопровождения на базе четырех детских домов, которые находятся в больших городах. К ним прикреплены по пять-шесть территорий, это 2–2,5 часа езды на междугородном автобусе. Литературы очень мало, мы не имеем возможности ее тиражировать, чтобы дать гражданам для ознакомления. На сегодня руководители детских домов страдают от того, что у них нет даже просто психолога, не говоря о том, чтобы пригласить дополнительного сотрудника для ведения курсов. Заработная плата психолога – 4500 рублей. Очевидно, что количество потенциальных опекунов-усыновителей будет уменьшаться, потому что получение свидетельства об обучении оттягивается на очень длительное время».

О тех же проблемах с кадрами и учебниками говорят представители общественных организаций. Как полагает Елена Фортуна, главный редактор журнала об усыновлении «Родные люди», «людей, которые профессионально консультируют будущих усыновителей, по пальцам можно пересчитать»: «Я знаю, как служба опеки из условного Урюпинска консультирует новичков. Чаще всего соцработники негативно относятся к усыновителям и убеждены, что сиротам самое место в детдоме».

Как отмечает Алексей Рудов, руководитель проекта «К новой семье», «сама идея обязательного обучения хорошая, но исполнение у нас – это беда. Англия отлаживала обучение замещающих семей в течение 80 лет, США – 40 лет, Голландия лет 20 на это потратила. У нас же – вынь да положь. Те органы опеки, которые не способны это осуществить нормально, будут делать всё что угодно, чтобы не делать. Каждый месяц три тысячи детей не может быть устроено в семьи до устранения неурядиц. Получается барьер».

Как говорит известный психолог и специалист по семейному устройству Людмила Петрановская, подготовка усыновителей нужна. Но для работы на таких курсах подойдет даже не каждый психолог: знаний, которые дают в вузах, для работы в этой «очень специфической сфере» недостаточно, а большая часть литературы о психологических особенностях сирот не переводилась на русский язык. По мнению Петрановской, еще до принятия закона нужно было проводить обучение преподавателей с расчетом, что «лет через пять удастся выйти на хоть сколько-нибудь приемлемый уровень».

Как говорит психолог, усыновление вполне по силам «обычным хорошим людям»: «Они могут это сделать, они это делают! И у меня на глазах это тысячу раз происходило. Но для того, чтобы это произошло, с ними надо работать».

Ключевые слова: усыновление, обучение
Оцените новость
0
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 181
1
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ