ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 14 (242) от 16.04.2013
максимальное приближение
«Агенты»! Выходи по одному, без оружия!
Волна массовых проверок захлестнула общественные организации в России
Комментарии:0
Просмотры: 3012

Конец марта и начало апреля стали трудным временем для некоммерческих организаций России. Начались массовые проверки соответствия их деятельности обновленному в конце прошлого года законодательству. На самом деле идет выявление незарегистрированных «иностранных агентов», точнее инакомыслящих. Минюст РФ на 2013 год запланировал проверки более семи тысяч некоммерческих организаций. Ищут их и в Саратовской области.

Давая интервью немецкой телерадиокомпании ARD накануне своего визита в Германию (начало апреля нынешнего года), президент РФ Владимир Путин сообщил, что «в России действует 654 неправительственные организации, получающие, как сейчас выяснилось, деньги из-за рубежа».

– Только за четыре месяца после принятия нами соответствующего закона на счета этих организаций из-за границы поступило, представляете, сколько денег? – возмущался Путин. – Представить себе не можете, и я не знал: 28 миллиардов 300 миллионов рублей, это почти миллиард долларов. 855 миллионов рублей – через дипломатические представительства. Это организации, которые занимаются внутриполитической деятельностью.

Закон об «иностранных агентах» (любой некоммерческой организации надо регистрироваться в минюсте РФ под таким «брендом», если она занимается политической деятельностью и получает деньги из зарубежных фондов) вступил в силу в ноябре прошлого года.

В декабре 2012 года «первой ласточкой» стала проверка саратовской общественной организации «Нет алкоголю и наркотикам», которую минюст РФ собирался привлечь к ответственности за получение финансирования из-за рубежа. Правда, грантовые деньги этой НКО были получены еще до вступления в силу нового закона, а значит, она никак не подлежала включению в список «иностранных агентов». На что минюсту указали разработчики законопроекта, в частности, депутат Госдумы Александр Сидякин.

Однако уже тогда представители НКО задумались, что, когда настанет время проверок, мало кто из проверяющих будет обращать внимание на такие «мелочи».

В марте нынешнего года начались массовые проверки, организованные Генпрокуратурой и министерством юстиции РФ. Проверять стали не только те организации, которые занимаются политикой, но и такие, которые рядом с политикой никогда не стояли. В том числе те, которые ведут научно-исследовательскую, природоохранную и иную деятельность.

Карта проверок по всей России была создана на сайте радио «Свобода». Там же приведены комментарии представителей проверяемых НКО. Проверяющие зачастую требуют чего-то совершенно невероятного. Например, «просят справку о прививке от кори для секретаря 68 лет» (антидискриминационный центр «Мемориал», Санкт-Петербург); «Их интересовали такие тонкости, как замеры сопротивления изоляции и акт очистки вентиляции от дымоходной пыли» («Гражданский контроль», Санкт-Петербург); «Предъявили длинный список документов, необходимых немедленно, они перечислены по алфавиту, от «а» до «ц» (ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок», Санкт-Петербург); «Один из студентов языковых курсов рассказал, что проверяющие интересовались, с какой целью он стал изучать французский язык, не для эмиграции ли во Францию?» («Альянс Франсез», Самара); «Когда я спросил, почему они не могут сами взять информацию, выложенную в открытых источниках, сотрудники прокуратуры мне ответили, что у них нет Интернета» (Институт развития прессы – Сибирь, Новосибирск).

В Саратове областная прокуратура с начала марта проверяют НКО: в частности, как и откуда они получают деньги на свою деятельность и не способствует ли она распространению экстремизма. По данным разных источников, планировалось проверить около 70 саратовских НКО. В самом надзорном органе этого не подтвердили, но и не опровергли. Первые результаты проверок прокуратура обещала сообщить в 20 числах апреля.

На карте «Радио «Свобода» сегодня отмечено пять саратовских некоммерческих организаций, куда приходили с проверкой надзорные органы. Это отделение ассоциации независимых наблюдателей «Голос», правозащитный центр «Солидарность», фонд «Общество и право», АНО «Центр социальной политики и гендерных исследований» и, что совсем уж странно, региональная общественная организация «Союз охраны птиц России».

Денис Руденко, юрист, член «Саратовского объединения избирателей»:

А ПУТИНУ-ТО ОБИДНО!

Денис Руденко, юрист, член «Саратовского объединения избирателей»– Любое государство, в том числе и социальное, демократическое, не может контролировать абсолютно всё, а исправлять ошибки в деятельности власти нужно. Для этого и создаются негосударственные структуры, где свободные (подчиняющиеся закону, а не Путину) и сильные люди, объединяемые идеей, работают на общее благо. Конечно, НКО заменяют государство во многих сферах жизни, и в этом нет ничего страшного. НКО ведут большую просветительскую работу, в том числе в области прав человека, помогают отстаивать свои права перед государством, в конце концов, дают понять, что мы не быдло («Мемориал», «Голос»).

Работа НКО – сильный раздражитель для современной власти, для которой характерны невежество, некомпетентность, коррумпированность. А волонтеры, как показали Крымск и Лиза Алерт, вообще подменяют власть и действуют эффективнее. Такого наше государство не прощает. А Путину обидно: выстроенная под него властная машина перестает ассоциироваться у граждан с властью, а всё чаще предстает организованной толпой жуликов. Что сделать Путину, чтобы исправить такое положение дел? Для начала провести наконец реформы суда и правоохранительной системы, провести свободные и честные выборы, – отвечу я. Но для этого режима выполнение этих задач – политическое самоубийство. Мало того что без власти останутся, так еще и посадят, всерьез и надолго. Вместо реформ Путин дал свою любимую команду «мочить».

Страховаться и обороняться от государственных наездов бесполезно. Единственное, чем может ответить НКО, – это законность, открытость и прозрачность в своей деятельности: финансирование, взаимоотношения с оппозицией, иностранными НКО и иностранными государствами. Уничтожить НКО сложнее, чем уничтожить «Юкос», потому что здесь не вопрос налогов, а проблема контроля за государством, Меркель и Обама не поймут. Но государство делает всё, чтобы неподконтрольные ему НКО, например, не выдержав бремени закона об иностранных агентах, закрывались самостоятельно.

Ты, «Голос», не хорош, слишком громко ты поёшь

Первой некоммерческой организацией, пострадавшей от проверок, стала ассоциация независимых наблюдателей «Голос». С 2000 года ассоциация занимается защитой прав избирателей и независимым наблюдением за выборами. Сейчас «Голос» работает в 48 регионах России, в том числе и в Саратове.

На последних выборах в Госдуму, прошедших в декабре 2011 года, «Голос» составил карту нарушений на избирательных участках практически по всем регионам России. Карта вскрыла чудовищный масштаб фальсификаций. После этого у организации стали возникать проблемы с властью.

В начале апреля минюст РФ официально обвинил ассоциацию в нарушении закона об иностранных агентах. Против «Голоса» и его исполнительного директора Лилии Шибановой инициировано дело об административном правонарушении.

«Голос» обвинили в политической деятельности за составление проекта Избирательного кодекса, а в качестве иностранного финансирования засчитали премию

им. Сахарова, присужденную ассоциации Норвежским Хельсинкским комитетом в сентябре прошлого года «за пропаганду демократических ценностей».

На первый, поверхностный взгляд, у «Голоса» в наличии и политическая деятельность, и зарубежное финансирование в виде норвежской премии. Однако, если разобраться в ситуации, обвинение выглядит бредом.

Во-первых, для проекта Избирательного кодекса «Голос» предоставлял свою площадку с 2008 года, и на ней проводились семинары и круглые столы. Активную стадию проект пережил в 2010 году и был остановлен задолго до вступления в силу закона об «иностранных агентах».

Во-вторых, как только началось обсуждение поправок в закон об НКО, касающихся зарубежного финансирования, «Голос» прекратил работу с иностранными инвесторами. И сегодня существует на пожертвования российских граждан и организаций. Что же до премии Сахарова, то, по словам заместителя директора «Голоса» Григория Мельконьянца, в ассоциации уже тогда понимали, что закон «Об иностранных агентах» будет применяться активно и избирательно, просчитали риски и приняли решение отказаться от финансовой части премии – десяти тысяч долларов. Хотя даже если бы «Голос» не стал отказываться от денег, то премия была присуждена ему все равно до вступления в силу закона об «иностранных агентах», а значит, под его действие не подпадала бы.

– Денежная премия на наш расчетный счет так и не поступила – она попала на транзитный счет, где средства обычно проходят банковскую проверку, – рассказал Мельконьянц в интервью журналу Slon.ru. – Мы в банк направили письмо с просьбой вернуть деньги обратно, и они так и не были нам зачислены.

Но, по словам адвоката ассоциации Рамиля Ахмедгалиева, минюст заявил, что его не интересует, отказалась ассоциация от денег или нет. Дело все равно заведено.

Проверяют «Голос» не только в Москве, на допросы «в качестве свидетеля» вызывают тех, кто сотрудничал с ассоциацией во время тех или иных выборов. В Саратове корреспондентов «Голоса» вызывают в налоговую инспекцию. Так, например, Денис Руденко, член Саратовского объединения избирателей, юрист, работавший с «Голосом» на выборах в Госдуму, шестого апреля получил повестку допрос в качестве свидетеля в МРИ ФНС № 8 по г. Саратову.

– Мне надо было явиться в налоговую в понедельник, 8-го апреля, к 12 часам, – рассказывает Денис. – Но я в это время прийти не мог, поэтому позвонил инспектору, и мы перенесли встречу на следующий день. Естественно, я поинтересовался, по какому такому делу я прохожу как свидетель. Он ответил, что пришел запрос из самарской налоговой на допрос лиц, сотрудничавших с организацией «Голос». Что у них там выездная налоговая проверка. Я удивился, ведь полтора года прошло с тех пор, как я сотрудничал с «Голосом». Допрашивал меня государственный налоговый инспектор Евгений Волков. Спрашивал, где я работал по трудовому договору с первого января 2009 года по настоящее время, есть ли об этом записи в трудовой книжке, работал ли по гражданско-правовым договорам с 2009-го по 2011 год, с кем я заключал гражданско-правовые договоры, какое у меня образование, знакома ли мне организация «Голос», заключал ли с ней договор и сколько денег я получил за работу. Я ответил, что с «Голосом» знаком, заключал ли договор, не помню, работал внештатным корреспондентом на выборах в Госдуму, получил 1000 рублей на расходы.

– Ассоциация всегда возмещает расходы своим корреспондентам за выборный день, – говорит координатор саратовского «Голоса» Михаил Гамаюнов. – Это расходы на бензин, питание, сотовую связь.

В Саратове «Голос» с переменным успехом действует с 2002 года. Причем местное отделение не имеет офиса, а сотрудничает с межрегиональным отделением, которое базируется в Самаре. По договорам саратовские координаторы «Голоса» набирают корреспондентов, обучают их. И в день выборов корреспонденты фиксируют, как проходит избирательный процесс. Когда на избирательных участках работает много корреспондентов, картина выборов получается наиболее приближенной к действительности.

Михаил Гамаюнов, координатор саратовского отделения «Голоса»:

ЦЕЛЬ ЗАКОНА – ГНАТЬ, ДАВИТЬ, ДУШИТЬ

Михаил Гамаюнов, координатор саратовского отделения «Голоса»– Как только вышел закон об «иностранных агентах», я сразу сказал, что основной целью будет разгром «Голоса». Задача этого закона – уничтожить взгляд со стороны на ситуацию в стране. Потому что ничего серьезного на НКО нарыть нельзя. Практически все они работают максимально открыто и прозрачно. Вот президент объявил цифру – миллиард долларов. Но это же смешно! У нас в России огромное количество бизнес-структур, которые предпочитают регистрироваться как НКО, чтобы получать налоговые преференции, и которые работают с офшорами. Если от этого миллиарда отшелушить это всё, то, может быть, получим цифру, близкую к реальности.

Некоммерческие, общественные организации никогда в деньгах не плавали. А вся эта кампания запущена для того, чтобы народ думал, что НКО «КамАЗами» деньги возят, поэтому они и на власть наскакивают. А к этому всему мы приходим потому, что нет нормального избирательного процесса. И в думу попадают не те, кто работает с народом, а те, кому пообещали место и кто ради этого места предпочитает молчать или поддерживать такие вот инициативы – гнать, давить, душить.

Птичка чуждая не знает, что она и есть агент

«Союз охраны птиц России» – одна из старейших НКО в регионе, она была зарегистрирована еще в 1994 году. Ведет научно-исследовательскую, просветительскую работу. Областная прокуратура заинтересовалась поступлением на счет организации средств по одному из проектов ООН, что имело место еще в 2010 году. Председатель «Союза охраны птиц России» Александр Антончиков рассказал нашему изданию подробности.

Александр Антончиков, председатель «Союза охраны птиц России»– Александр, с чего начались проверки вашей организации?

– Я, честно говоря, даже и не посчитал это проверкой. В первый раз в середине марта к нам обратилась областная прокуратура в связи с нашим уставом. Они якобы проверяли минюст и обратили внимание на то, что уставы некоторых общественных организаций, в том числе и нашей, не соответствуют современному законодательству. С этим, наверное, можно согласиться, потому что организация создавалась в 1994 году, потом в 1999 перерегистрировалась, опять же по требованию законодательства. И с 1999 года ничего в уставе не менялось, а законодатель какие-то поправки вносил время от времени.

– Привести устав в соответствие закону не так сложно…

– Да, вы правы. Тем более что там пункты такие, как бы сказать, смешные. Я дословно не помню, но что-то вроде того, что надо указать приоритетные задачи, а у нас написано – стратегические направления.

– Но была ведь и вторая проверка?

– Да, в следующий раз, совсем недавно, тоже областная прокуратура уточняла, какое финансирование у нас было и из каких источников. Причем в действиях прокуратуры не было ничего страшного или жесткого, поэтому я даже это не связал с теми проверками НКО, которые сейчас проводит Генпрокуратура и о которых так много говорят. Что до источников финансирования, то мы предоставили сотрудникам прокуратуры необходимую информацию. Хотя не совсем понятно, для чего она им, ведь все наши отчеты есть на сайте минюста РФ, там все источники финансирования прописаны.

– А чем именно интересовались?

– В 2010 году мы получали деньги по программе развития ООН, это был грант на исследование и сохранение степной птицы – стрепета. Странно, конечно. ООН – это международная организация, в которую входит и Россия, платит туда членские взносы. Получается, что финансирование этого исследования отчасти и российское. Тоже немного непонятно – почему интересуются источниками финансирования за 2010 год. Мы же знаем, что закон обратной силы не имеет, а значит, и проверять можно только те источники, которые работали уже после вступления закона в силу. Это раз. И два – мы, вообще-то, организация не политическая. Хотя в известном смысле, наверное, и нашу деятельность можно за уши притянуть к политике.

– Каким это образом?

– Одно из направлений нашей работы – это природоохранные мероприятия. Сейчас мы, например, занимаемся проблемой гибели птиц на линиях электропередач. У нас много компаний, которые владеют линиями электропередач, но в основном, конечно, это МРСК. Я понимаю, что им достались высоковольтные линии еще с советских времен. Но ведь тот же самый законодатель требует, чтобы ЛЭП были безопасными для птиц. А для этого их надо переоборудовать. И я понимаю, что сразу столько километров линий не переоснастить, но должен же быть какой-то план. Мы в течение года вместе с комитетом охраны окружающей среды проводили круглые столы на эту тему с участием всех заинтересованных сторон, но пока тщетно. Планов переоборудования линий нет. Между тем в нашей последней экспедиции мы обнаружили 13 погибших от электрического тока степных орлов. Это очень много. Мы более года пытаемся решить этот вопрос мирным путем, но, видимо, вопрос стоит о том, чтобы принуждать организации модернизировать ЛЭП. А это можно сделать либо по запросу прокуратуры, либо по решению суда. И сейчас мы совместно с комитетом по экологии собираемся направлять иски в суд. Может быть, эту нашу работу рассматривают как политическую…

– Сколько человек у вас работает?

– Постоянный штат у нас небольшой – человека четыре. Понимаете, когда работаешь только на гранты, нельзя держать большой штат. У нас же нет постоянного государственного финансирования. И зарплаты у штатников нет, если мы не ведем никаких проектов.

«Политика выжженной земли»

Некоммерческие организации, занимающиеся научно-исследовательской деятельностью, тоже попали под пристальное внимание областной прокуратуры. В числе проверяемых оказался «Центр социальной политики и гендерных исследований».

Центр действует в Саратове с 2003 года. Занимается исследованиями в области социологии и социальной политики. Длительное время Центр издавал академический «Журнал исследования социальной политики», который сейчас выходит в Высшей школе экономики (Москва), проводил исследования по заказу органов власти и общественных организаций во многих регионах России.

Центр постоянно публикует книги по результатам своих исследований (с некоторыми из них можно познакомиться на сайте Центра Socpolicy.ru в открытом доступе), проводит конференции, семинары, привлекает к совместным научным проектам университеты, научные центры практически изо всех регионов России, а также коллег из-за рубежа. Для обеспечения своей деятельности Центр использует грантовые средства – отчасти российские, отчасти из-за рубежа.

Павел Романов, директор ЦСПГИ, доктор социологических наук, профессор«Нашей организации нет нужды регистрироваться как иностранный агент, – говорит директор ЦСПГИ, доктор социологических наук, профессор Павел Романов. – Мы не занимаемся политической деятельностью, только академической, что легко установить, просмотрев наши отчеты как на нашем сайте, так и на сайте минюста РФ. Что касается проверок, то ни разу за все время нашего существования никаких поводов для внеплановых проверок мы не давали. Минюст РФ проверяет нашу организацию, как положено, раз в три года. Кроме того, ежегодно в апреле мы размещаем наш отчет на сайте министерства юстиции РФ, ежеквартально отчитываемся перед налоговыми органами. Там находится исчерпывающая информация, касающаяся нашего финансирования».

Когда в ЦСПГИ внезапно пришли проверяющие, Романов был в командировке в Москве. Поэтому с представителями проверяющих организаций (а Романов полагает, что совместно с прокуратурой работали еще несколько надзорных органов) встречались его заместитель и сотрудники Центра.

Проверяющие от лица прокуратуры потребовали отчета в виде письма, где следовало перечислить то, чем занимается ЦСПГИ, из каких источников получает финансирование и не ведет ли случаем неуставную деятельность. И это несмотря на то, что все отчеты о деятельности Центра, в том числе и касающиеся финансирования, можно найти в открытом доступе. Такое письмо было представлено, и на данном этапе отношения с правоохранительными органами завершились.

– Мое отношение к закону об «иностранных агентах» и к тем проверкам, которые проходят сейчас во многих некоммерческих организациях, резко негативное, – говорит Павел Романов. – В современном мире финансирование многих общественных организаций не имеет национального характера. И во Франции, и в Германии, и в Соединенных Штатах на осуществление уставной деятельности своей организации – общественно-политической, научной – люди могут получать средства из любой точки мира. Главное, чтобы эти средства были легальными, а деятельность некоммерческих организаций не противоречила законодательству и они не занимались подрывом существующего общественного строя. Но для выявления террористических организаций есть специальные службы, и они не участвуют в политике «выжженной земли», чему мы стали свидетелями, а выборочно проводят расследования по отношению к тем организациям, которые вызывают подозрение своей деятельностью.

Недавно наш президент говорил в интервью немецкому журналисту в ответ на его обеспокоенность тотальными проверками, что принятый закон преследует целью выявить террористические организации, проверить НКО на соответствие законодательству, что это практика, которой следуют во многих странах, в том числе и в США. Думаю, президент введен в заблуждение своими консультантами и не разобрался в вопросе, потому что существуют серьезные различия между тем, как ищут террористические организации и как работают с общественными организациями в Америке, и тем, как это происходит у нас.

В США это точечная работа по признакам совершенных правонарушений, а в России фактически любой получатель международных грантов оказывается объектом пристального внимания спецслужб, независимо от того, чем он занимается.

Еще более подозрительной для спецслужб, государства является и любая политическая, правозащитная деятельность. Многие наши коллеги и партнеры оказались объектами такого внимания – общество «Мемориал», правозащитные организации. Получается, что любая охрана прав человека, на которую ты получил копеечку из-за рубежа, автоматически оказывается политически неблагонадежным делом. Но кроме этих людей охранять наших граждан мало кому интересно, и финансовую поддержку на эту деятельность внутри России получить невозможно.

Россиян убеждают со страниц газет и с экранов ТВ – если какая-то организация получает иностранное финансирование, значит, она совершает преступление. Всё это, конечно, укладывается в общую идеологию антизападничества и враждебного отношения к любой правозащитной деятельности, которое в нашей стране исповедуется в последнее время и оправдывается поисками террористов. Пикантность ситуации придают депутаты и чиновники, безнаказанно пилящие бюджет или получающие условные сроки за свои преступления, выво­зящие миллиарды долларов в зарубежные офшоры, прекрасно уживающиеся с «враждебным Западом» в собственных уютных особняках во Флориде, Коста-Браво и на Лазурном Берегу.

Вообще, я думаю, что террористов надо искать в другом месте, – и многие здравомыслящие представители спецслужб, настоящие практики, это хорошо понимают, будучи вынуждены выполнять приказы «кошмарить» правозащитников и отвлекаться от поисков настоящих преступников и коррупционеров.

Большая часть организаций, которые сейчас проверяют, максимально открыты и не делают секрета из своей работы. Всё, что с ними происходит сейчас, – это политическая борьба с инакомыслием, напоминающая худшие советские годы. Хочу надеяться, что настанет время, когда эта мрачная эпоха останется позади.

Оцените новость
0
Новости партнеров
41 (410)
от 29
ноября
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Загнанные в подполье
Полиция попыталась сорвать занятия Школы расследователей в Москве.
Словно друг юности умер
Знаете, так бывает: дружил с человеком в молодости. Общались достаточно близко, а потом жизнь развела. Встречались разве что случайно. Потом узнал, что болеет. Потом – что умер.
«Облава» на Быковых?
На поливных полях Марксовского района стартует сезон «черных раскопок».
Кредитная трясина
По данным газеты «Коммерсант», объем просроченной задолженности застройщиков Саратовской области за 10 месяцев 2016 года составил 9,63 млрд рублей. Это 59% от общего объема задолженности строителей региона.
Каждый ход хуже предыдущего
Направо пойдешь – социальный бунт обретешь, налево пойдешь – в долговую яму попадешь.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Вячеслав Володин лишил депутатов Госдумы новогоднего корпоратива. В областной думе тоже отказались от новогодней вечеринки. Будете ли Вы отмечать Новый год с коллегами?
Проголосовало: 415
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ