ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 12 (240) от 02.04.2013
экономика
Агроном с красным дипломом
Больше всего он боится, что через пару десятков лет русская деревня может умереть
Комментарии:0
Просмотры: 637

В 12 километрах от Романовки есть село Большой Карай, когда-то там располагалось самое большое хозяйство в районе. О былом богатстве еще напоминают некоторые, теперь по большей части заброшенные, хозяйственные постройки, да памятник герою гражданской войны Стоякину, именем которого назывался совхоз. Однако местные жители не унывают: бывший директор совхоза Владимир Филиппов, как и многие, начал свое дело с нуля, и сейчас, несмотря на множество проблем в современном сельском хозяйстве, его сельхозпредприятие растет и развивается.

Семейное дело

На самом деле фермерство у Владимира Анатольевича Филиппова в крови. Его отец, Анатолий Иванович, был директором совхоза имени Стоякина в Большом Карае 25 лет. В это время поселок процветал – это было не только самое большое хозяйство в Романовском районе, но и самое большое и богатое село. Судите сами: за время работы в селе совхоз выстроил в Большом Карае детский сад с бассейном, два спортивных зала, два дома животноводов. Тут работало два стоматологических кабинета, грязелечебница, сауна, две бани, кафе, в котором не стыдно было угостить даже московское начальство. Был огромный парк, в котором по вечерам работали аттракционы. Перед самым развалом Советского Союза, уже в то время, когда директором стал Владимир Анатольевич, совхоз начинал закладку бассейна. Но построить его не успели.

– К власти пришел Ельцин и объяснил нам, что мы раньше жили неправильно, – вздыхает Филиппов.

Первое время хозяйство держалось на плаву, но в новых рыночных условиях выживать стало намного сложнее. Владимир Анатольевич искал рынки сбыта для продукции совхоза, но захвативший страну кризис заставил существенно снизить объемы производимой продукции. Времена изменились, а люди, привыкшие жить на широкую ногу, смириться с этим не могли.

– И в контору приходили, на меня орали, и домой ходили, орали, – вспоминает Владимир Анатольевич. – А уволиться не давали всё равно. Но я все-таки не выдержал, ушел. Хотя и жалею иногда о том, что не сдюжил в тот момент.

Год Филиппов проработал главой местной соцзащиты, но ушел и оттуда: «я не чиновник, не могу я на кабинетной работе». Это и неудивительно: всю жизнь Филиппов видел перед глазами пример отца – главы хозяйства, – сам же окончил с красным дипломом сельскохозяйственный институт в Саратове, стал агрономом. После окончания вуза его куда только ни звали – и в Татищево по партийной линии, и в Великие Луки, что в Псковской области, по линии сельскохозяйственной. Но он вернулся в родной Карай – в совхоз бригадиром.

– Наша бригада (а в совхозе их было пять) одна давала половину всего урожая сахарной свёклы в совхозе, – не без удовольствия вспоминает фермер.

Понятно, что такому человеку в начальниках и чиновниках задержаться бы не удалось. Поэтому в середине 90-х Владимир Анатольевич организовал свое хозяйство – порезал на мясо всех своих коров, продал, на вырученные деньги купил в Пензенской области мельницу, поставил ее на арендованных шести гектарах земли и стал молоть муку всем желающим. На тот момент родной его совхоз практически лежал в руинах: вся техника была продана, земли не пахались. Кое-где частники засевали свои паи, кто-то сдавал паи в аренду. Денег не было совсем, поэтому арендную плату бывшие совхозники получали зерном, мололи его на мельнице у Филиппова, пекли свой хлеб, тем и жили. Через год фермер купил еще одну мельницу, взял в аренду 130 га земли и засеял ее пшеницей.

– У нас тогда вообще своей техники не было, – рассказывает Владимир Анатольевич. – Мы взяли в аренду К-700 у знакомого фермера, распахали землю, у брата остался один последний «Белорус», на котором мы и засеяли поле. Как убирали урожай, я уже, честно говоря, не помню, но стали молоть свою муку из своего зерна и продавали ее в Ивановскую область. Так с тех пор каждый год прирастаем техникой и землями, причем кредитами стараемся практически не пользоваться.

Сеет Филиппов все те же самые культуры, что и другие саратовские фермеры, – рожь и пшеницу, как озимые, так и яровые, подсолнечник. Причем подсолнечник с семечками крупного калибра. Именно такие семечки продаются в пакетиках в магазинах.

На вопрос, как удается в таких непростых погодных условиях (Саратовская область три года подряд переживает засуху) сохранять урожайность и стабильную работу хозяйства, Владимир Анатольевич отвечает, что тут и образование помогает, но и без природного чутья не обходится.

– Я сеять начинаю, другие еще не сеют – рано, говорят, – делится секретом Филиппов. – Меня спрашивают: ты зачем так рано начал? А я чувствую – пора. Ну, вот и выходит, что у меня урожай. А на другой год все начинают посевную рано, а я жду, потому что вижу – еще не пора.

Правда, дети Владимира Анатольевича пока по стопам своего отца идти не планируют. Сын Анатолий отслужил в Пскове, окончил самарский железнодорожный институт, сейчас работает в Москве, на железной дороге, пытается пробиваться самостоятельно.

– Он у меня трудностей не боится, упертый парень, – с гордостью говорит счастливый отец.

А старшая его дочь вернулась после учебы в Большой Карай, вышла замуж, сейчас воспитывает дочь и сына. Младшему внуку Филиппова нет пока и года.

Умирающее село

Больше всего Владимир Филиппов боится, что через пару десятков лет русская деревня может умереть. Таких хозяйственников, как он сам, на селе не так уж и много. Простой народ уезжает на заработки в города. И вся государственная политика, к сожалению, по мнению Филиппова, подталкивает их к этому.

– Сейчас у нас к нашей большой радости сделали разъездную почту, – в голосе Владимира Анатольевича слышится неприкрытый сарказм. – Я понимаю, что это необходимо с точки зрения экономики, но закрывается почта в селе, потом сберкасса, потом другие учреждения. И всё – люди начинают убегать отсюда, потому что нет условий для жизни. И кто тогда будет работать у нас?

Еще фермер переживает, что ни одному из своих сотрудников не может с уверенностью сказать, сколько тот заработает в сезон. А все оттого, что цены на зерно на рынке «гуляют» от одной до одиннадцати тысяч рублей за тонну.

– Я не могу предсказать ни погоду, ни урожайность, ни итоговую цену на продукцию, – объясняет Филиппов.

Он, как и многие другие растениеводы, считает, что минимальная цена на зерно должна быть фиксированной – например, на уровне пяти тысяч рублей за тонну. Тогда можно будет планировать развитие своего дела.

– Если вы заводите бизнес, пусть небольшой, вы всегда будете планировать рост, – говорит фермер. – Это неизбежно. В нашем же случае планировать ничего нельзя. Вот, к примеру, сегодня зерно на рынке стоит семь тысяч рублей за тонну. Частник прикидывает: соберет он тысячу тонн – получит семь миллионов. Покупает в кредит комбайн за пять миллионов, справедливо полагая, что продаст зерно, выплатит кредит и еще два миллиона оставит себе в качестве прибыли. Выращивает урожай, а как приходит время продавать, выясняется, что цена на зерно всего тысяча рублей. И что ему остается делать? Ведь и стреляются люди, и с крыш прыгают. А всё потому, что плановости нет.

Напрягает фермера и ситуация, когда вперед пропускают «своих», и тендеры выигрывают «свои» предприятия.

– К примеру, выиграл тендер в Тамбовской области молочник – поставляет в больницу муниципальную в один из районов по тендеру молоко, творог, сметану, – говорит Филиппов. – И тут ему звонит главный врач этой больницы и заявляет: а ты нам тут не нужен, и нам плевать на выигранный тендер. Через некоторое время этот главврач пишет в санэпидстанцию, что, дескать, пришла с предприятия в больницу бракованная продукция, те начинают внеплановую проверку, завод месяц стоит, предприниматель несет убытки. Или мы в Воронеж отправляем семечку на элеватор, а там говорят: ждите, у нас сейчас идет партия какого-то чиновника. И двое суток мои «КамАЗы» стоят. А время, как известно, деньги. И это обычная российская действительность.

Камни преткновения для сельхозпроизводителей – это и дополнительные чиновничьи структуры, которые создаются вроде бы для того, чтобы облегчить жизнь фермерам, а на самом деле ее только усложняют, это и постоянно меняющиеся формы отчетов, и так далее, и так далее.

– Бухгалтер моя, уж на что интеллигентная женщина, да и то не всегда выдерживает, – говорит Филиппов. – Вчера отчет надо было сдавать в левую дверь, сегодня уже в правую. И такие бессмысленные изменения происходят постоянно.

Поэтому, считает фермер, нынешняя молодежь больше задумывается о том, как бы магазин открыть – там купить подешевле, тут продать подороже. А в производство никто идти не хочет.

Перелетное хобби

Несмотря на такие трудности предприятие Владимира Филиппова успешно развивается. И он, пользуясь редкими минутами отдыха, активно реализует свою мечту.

– У каждого свое хобби, – говорит фермер. – Кто-то поёт, кто-то вышивает, кто-то вяжет, а я раз в год собираю чемодан и уезжаю куда-нибудь в далекие страны.

Владимир Анатольевич был в Канаде, в США, на Кубе, объездил всю Европу, этой зимой вместе с женой побывал в Арабских Эмиратах. Но больше всего, по собственному признанию, ему нравится Китай, где он уже побывал трижды и по возможности обязательно съездит еще не раз. По его словам, это единственная из всех стран, где все вопросы решают, руководствуясь здравым смыслом.

– Вот вам пример, – говорит он. – Едем мы по трассе с китайским водителем. А там многие по-русски разговаривают, поэтому мы с ним беседу ведем. На трассе висит знак – ограничение скорости 110 км в час. Он едет 90. «Почему не едешь хотя бы сто?» – спрашиваю его. «А у нас, знаешь, какой штраф за превышение?» – отвечает. Выясняется, если в Китае ты в первый раз нарушишь правила дорожного движения, то будешь выплачивать 50 процентов стоимости твоего автомобиля. «А второй раз?» – спрашиваю. А он в ответ смеется: «У нас второго раза не бывает. У нас сразу отбирают права на всю жизнь». Причем наказание неотвратимо для всех – и для простого гражданина, и для высокопоставленного чиновника. Поэтому в Китае все ездят по правилам. Как на учебном полигоне.

Что еще поражает Филиппова в китайцах, так это железная дисциплина. Перед Олимпиадой в Пекине партия сказала: чтобы про нас плохо не думали зарубежные гости, надо, чтоб ни одного курящего в эти дни на улицах не было. И пока шла Олимпиада, действительно, никто не курил.

Нравится русскому фермеру то, что все стратегические направления развития страны, такие как железные дороги, нефть, газ и т. п., находятся в руках государства. А хочешь ты делать курицу гриль или костюмы шить – это уже частный бизнес.

При этом китайцы верят государству, а государство по-отечески о своих гражданах заботится. Это касается и стратегии регулирования рождаемости, и выплаты пенсионных накоплений, и многого другого. А еще Владимира Анатольевича привлекает китайская медицина.

– У их врачей совершенно поразительные методики, – восхищенно рассказывает он. – Доктору достаточно было мне пальцы на руку положить, чтобы сказать, чем я переболел в детстве и в каком возрасте стал терять зрение. При этом они понимают, что человеческий организм – это механизм, который выходит из строя. И никогда не дадут вам стопроцентной гарантии выздоровления, если ее нет.

Оцените новость
0
Новости партнеров
41 (410)
от 29
ноября
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Загнанные в подполье
Полиция попыталась сорвать занятия Школы расследователей в Москве.
Словно друг юности умер
Знаете, так бывает: дружил с человеком в молодости. Общались достаточно близко, а потом жизнь развела. Встречались разве что случайно. Потом узнал, что болеет. Потом – что умер.
«Облава» на Быковых?
На поливных полях Марксовского района стартует сезон «черных раскопок».
Кредитная трясина
По данным газеты «Коммерсант», объем просроченной задолженности застройщиков Саратовской области за 10 месяцев 2016 года составил 9,63 млрд рублей. Это 59% от общего объема задолженности строителей региона.
Каждый ход хуже предыдущего
Направо пойдешь – социальный бунт обретешь, налево пойдешь – в долговую яму попадешь.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Вячеслав Володин лишил депутатов Госдумы новогоднего корпоратива. В областной думе тоже отказались от новогодней вечеринки. Будете ли Вы отмечать Новый год с коллегами?
Проголосовало: 470
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ