ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 7 (329) от 03.03.2015
политика
Переворот «Платформы»
Если такова новая генеральная линия партии, мы с ней решительно не согласны
Комментарии:5
Просмотры: 1492

Первой моей реакцией на сообщение о том, что партия «Гражданская платформа» приняла участие в «Антимайдане», был шок. Стресс. Потом появилась мысль: фейк, провокация. Собственно, сначала в одном из фоторепортажей увидел снимок женщины, которая держала листок с символикой партии и стандартным для «антимайдановцев» текстом: «не забудем, не простим, не допустим». «Вдруг это, – подумал я, – какая-то личная инициатива экзальтированной активистки? Ну не может партия, декларирующая демократическая ценности, оказаться в одном ряду с байкерами Залдостанова, казаками, членами всевозможных боевых братств и так далее. Вместе с Ольгой Бергсет, Викой Цыгановой, Николаем Стариковым».

Среди своих?

Дальнейшая история содержит множество примеров передергивания фактов и откровенной лжи, прежде всего со стороны руководителей партии. Вот первый пример. На сайте партии написано:

«21 февраля 2015 года партия «Гражданская Платформа» приняла участие в акции «Скорбим. Помним. Не повторим!».

Акция была приурочена к годовщине с начала трагических событий на Украине, где в результате антиконституционного переворота началась гражданская война, погибли и продолжают гибнуть люди.

«Гражданская Платформа» выступает против так называемых “цветных” революций, приводящих к гражданскому противостоянию, гибели мирного населения и обнищанию стран.

В рамках акции состоялись шествие и митинг, а по их завершении «Гражданская Платформа» запустила в небо десятки белых шаров с черными траурными лентами в память о погибших».

Сначала даже можно подумать, что представители «Гражданской платформы» принимали участие в какой-то другой акции, ведь «Антимайдан» проходил под лозунгом «Не забудем, не простим!», а вовсе не «Скорбим. Помним. Не повторим». Но нет, это был тот самый «Антимайдан», и там партия, согласно высказываниям ее нынешнего лидера, оказалась среди своих: «Национальное освободительное движение» депутата Евгения Федорова, ЛДПР – кстати, Шайхутдинов в свое время был депутатом Государственной думы от этой партии, патриотический клуб «Путин» почему-то – с портретами Ахмада Кадырова на куртках.

Реакция и оправдания

Первым на «антимайданство» партии откликнулся Михаил Прохоров:

«21-го февраля «Гражданская платформа» приняла участие в акции «Антимайдан». Решение об этом принимал единолично лидер партии, не проведя консультаций ни с кем из членов политического или гражданского комитетов.

Кроме того, участие в подобных мероприятиях имеет мало общего с той идеологией «Гражданской платформы», которая изначально была основой партии, объединившей миллионы людей.

В связи с этим считаю необходимым проведение внеочередного заседания Федерального гражданского комитета партии».

«Партия определилась давно, еще с крымских событий, как антиреволюционная. Не может наш избиратель поддерживать революцию, ни цветную, ни какую-либо другую, – заявил Шайхутдинов. – «Гражданская платформа» походом на «Антимайдан» показала, что не позволит себя использовать для совершения революции или переворота».

В ответе Шайхутдинова много неясного: кто такой «наш избиратель», если партия достаточно долгое время не принимает участие в выборах, даже, можно сказать, отказалась от активной политической деятельности. Поход на «Антимайдан» – первое за последнее время проявление ее существования. Вопрос второй: кто те люди или организации, которым г-н Шайхутдинов не позволит использовать партию для революции или переворотов? Кто проявляет к ней интерес? Государственный департамент, «киевская хунта»? Нет ответа. И несколько слов надо сказать по поводу того, что «с крымских событий партия определилась как антиреволюционная». Можно предположить, исходя их этих слов, что партия прежде придерживалась идеи революционных преобразований. Хотя, если просто заглянуть в устав партии, там ни слова о революции.

«Из статьи 25. Для достижения своих целей Партия:

1) выявляет инициативных граждан, разделяющих цели и программу Партии, содействует их политическому образованию, выдвигает их кандидатами в депутаты и на иные выборные должности, поддерживает на выборах, а также в их работе в органах государственной власти и органах местного самоуправления;

2) пропагандирует свои взгляды и цели, распространяет информацию о своей деятельности;

3) готовит предложения по вопросам государственной политики, участвует в выработке решений органов государственной власти и органов местного самоуправления;

4) участвует в выборах и референдумах в соответствии с законодательством Российской Федерации».

О революциях и переворотах – ни слова. Или сегодняшний лидер не знаком с уставом партии, которой руководит?

Андрей Макаревич заявил, что участие партии в «Антимайдане» безнадежно подорвало ее репутацию, и по всей видимости, известный музыкант примет решение о выходе из федерального гражданского комитета.

Шайхутдинов прокомментировал это так: «На акции «Антимайдан» были разные организации, кто-то нес плакат про Макаревича. (Некоторые плакаты обвиняли Андрея Макаревича в том, что он является организатором Майдана, врагом России. – Д. К.) На акцию мы шли, потому что против ситуации, которая приводит к обнищанию страны. У Андрея (Макаревича. – Д. К.) может быть своя позиция. Удерживать Макаревича (в федеральном гражданском комитете партии. – Д. К.) я не буду».

Всё в этом ответе замечательно. И слова о том, что Шайхутдинов лично – надо понимать, без всяких консультаций – принимает решение, кому быть в ФГК, кому нет. Но еще лучше прозвучали слова о том, что участие в «Антимайдане» было направлено против обнищания страны – надо понимать, России. Каким образом участие, будем говорить прямо, в антиукраинской акции может остановить обнищание России, знает только Шайхутдинов.

Вообще надо отметить, что у нынешнего лидера партии весьма своеобразное отношение к известным деятелям культуры, которые пришли в партию по призыву Михаила Прохорова. Вот что говорил Шайхутдинов в интервью «Известиям» летом прошлого года.

Вопрос:

Ирина Прохорова, Андрей Макаревич, Людмила Улицкая выступили против присоединения Крыма к России и раскритиковали вас за поддержку референдума и присоединения. Получается, что вопрос о Крыме и ситуация на Украине расколола партию?

– Говорить о расколе нельзя. Наоборот, это ее объединило, потому что высказывания Ирины Прохоровой и Людмилы Улицкой не нашли отклика у членов партии. Поэтому Ирина Дмитриевна не может озвучивать от лица партии свою позицию, раз ее мнение не совпадает с партией, она отошла. Но это не раскол. И Макаревич, и Улицкая, и Ярмольник не являются представителями партии, они просто являются членами общественного совета при «Гражданской платформе». А у партии была точка зрения, поддержанная всеми региональными отделениями, – мы разделяем внешнеполитический курс президента России.

И здесь лидер партии, мягко говоря, лукавит. Вот письмо саратовского регионального отделения, направленное в федеральный политический комитет 19 июня прошлого года:

«Региональное отделение в Саратовской области полагает, что партия не может встать на позиции поддержки присоединения Крыма. Региональное отделение считает, что последствия присоединения Крыма будут отрицательными: изоляция России, стагнация российской экономики, напряженность в отношениях с Украиной. Партия должна вести среди своих избирателей разъяснительную работу о последствиях присоединения Крыма для каждого гражданина Российской Федерации».

Разъяснительная работа волей Шайхутдинова обратилась в поход на «Антимайдан», а в остальном ситуация оказалась даже хуже, чем мы предсказывали: вместо стагнации в экономике – кризис, вместо напряженности с Украиной – война.

Насколько нам известно, такой же позиции придерживались и некоторые другие региональные организации. По крайней мере поход на «Антимайдан» возмутил руководителя калининградского регионального отделения партии Соломона Гинзбурга:

«Я вступал в совершенно другую партию, которая находится в оппозиции и предлагает иной сценарий развития России, чем думские фракции».

Устав партии или строевой устав?

Отношения региональных организаций «Гражданской платформы» с московским центром партии складывались непросто. На мой взгляд, по той причине, что на местах реготделения составляли люди, пришедшие в партию по идеологическим мотивам. Активные участники гражданского движения, контроля над выборными процессами. Так, в Саратове практически все партийцы участвовали в президентских выборах 2012 года в качестве наблюдателей. В Москве же создавался громоздкий бюрократический аппарат, работники которого к практической политической деятельности никакого отношения не имели, зато были горазды на многочисленные ценные руководящие указания. В скобках заметим, при этом не все указания дружили с русским языком. Примером сложных отношений центра и регионов стало исключение из партии лидера новгородского отделения Елены Михайловой за то, что она вопреки решению федерального руководства приняла участие в выборах депутатов гордумы и выиграла их. Ее исключили «за действия, наносящие вред партии». На местах это решение восприняли с недоумением.

Своя история конфликта региона и центра есть и у саратовского отделения партии.

4 ноября прошлого года в Саратове состоялась акция – митинг-шествие под лозунгами «Нет Путина – есть Россия», «Пора менять эту власть!». Информация о мероприятии появилась в саратовских СМИ, было там указано и то, что в митинге принял участие член партии «Гражданская платформа» Александр Глущенко.

Через день или два мне – председателю исполкома регионального отделения – позвонил из Москвы Юрий Петрович Юрченко. Не называя своей должности, он потребовал, чтобы в отношении Глущенко было проведено служебное расследование, по итогам которого Александр должен быть исключен из партии. Сказано всё это было приказным, можно сказать, полковничьим тоном. Позже мы узнали, что Юрченко действительно полковник в отставке. Я попросил разъяснений, например, что есть служебное расследование в отношении члена партии, все-таки мы в ней не служим. Каким пунктом устава регламентировано такое действо. И почему судьба политически активного Глущенко предрешена – «исключить!» Полковник был непреклонен и категоричен: «Чтобы к 16:00 на моем столе лежали документы!» – и так далее.

Телефонные препирательства продолжались несколько дней, я требовал, коли такова воля партии, нельзя ли выразить ее письменно: общаясь с бюрократами, я четко уяснил, что устные требования – ничто, если нет соответствующей бумаги. Кроме того, я никак не мог гарантировать господину Юрченко, что собрание регионального отделения возьмет под козырек и исключит Глущенко; в конце концов, мы руководствуемся уставом партии, а не уставом гарнизонной службы. Все эти дебаты закончились тем, что Юрченко объявил мне, что я отстранен от дела Глущенко как политически незрелый человек, склонный к дерзостям: на самом деле я просил не разговаривать со мной как с провинившимся сержантом.

Тогда исполком центрального отделения переключился на секретаря регионального политического отделения Александра Бочарова. Его, в отличие от меня, удостоили письменного приказа. Правда, неподписанного:

«Уважаемый Александр Николаевич!

Вам необходимо провести служебное расследование по факту участия члена Партии Глущенко Александра Анатольевича в качестве организатора в публичном мероприятии (демонстрации-шествия-митинга «За единение славян») под лозунгами «Нет Путина – есть Россия!», «Пора менять эту власть!», «Свободу узникам совести!».

О результатах расследования до 18:00 (мск.) 12 ноября 2014 года в письменном виде с приложением всех документов сообщить в Исполком Партии».

Но и Бочаров не проявил должного рвения, а попросил разъяснений:

«24.11.2014 мне поступило письмо с требованием в срок с 24 по 28 ноября т. г. исключить Глушенко А. А. из партии «за совершение действий, наносящих вред партии».

Прежде нами было направлено письмо в исполком Партии с просьбой разъяснить следующие моменты:

Каков порядок проведения служебного расследования; необходимо ли проводить заседание РПК или общего собрания; кто уполномочен проводить служебное расследование, какие действия необходимо произвести уполномоченному по проведению служебного расследования, каковы его права и обязанности; каковы права и обязанности Глущенко А. А.

Необходимо ли у него отбирать объяснения и в какой форме; какие документы необходимо потребовать у Глущенко А. А., какие документы необходимо собрать РПК или уполномоченному по проведению служебного расследования; каким документом оформляются итоги служебного расследования, должен ли он содержать какие-либо выводы, требует ли оно одобрения РПК или общего собрания; есть ли возможность обжаловать итоги служебного расследования в вышестоящие органы партии или в суд. Необходимо ли разъяснять Глущенко А. А. его права по обжалованию итогов служебного расследования.

2. Каким пунктом и статьей Устава партии «Гражданская платформа» установлена возможность или необходимость проведения служебного расследования.

На поставленные вопросы ответа до сих пор мы не получили. С учетом изложенного проведение собрания по исключению Глущенко А. А. из Партии считаю нецелесообразным».

Конечно, мы немного пародировали канцелярский стиль наших старших товарищей по партии, не без этого, но вопросы задавали по существу. Однако ответа не получили. Переписка и телефонные переговоры не­ожиданно прервались, словно нас и нет. Тогда мы посчитали, что казус Глущенко – прихоть одного человека. Поход на «Антимайдан» показал, что это генеральная линия партия. Решительно заявляем: мы с ней не согласны.

Оцените новость
0
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 121
1
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ