ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 35 (311) от 07.10.2014
политика
Россия видится на расстоянии
Казахстан строит экономику 21 века
Комментарии:1
Просмотры: 555

Фото Евгений Трухачев

XI Форум межрегионального сотрудничества Казахстана и России с участием глав государств состоялся в городе Атырау. Форум шел два дня (29–30 сентября), и за это время я четко усвоила, что нельзя говорить «казахский бизнес», «казахские структуры власти». Ко всему, о чем хочешь поговорить в Казахстане, нужно применять определение «казахстанский». И даже жители республики не исключение. Они казахстанцы. Почему так, никто никому из приехавших на форум не объяснял. Просто, слыша именно такое звучание, через какое-то недолгое время каждый сам понимал, что разница действительно существенная. Как и во всем цивилизованном мире, не по национальности здесь человека определяют, а по государственной его принадлежности.

Еще из удивлений – казахстанский президент Нурсултан Назарбаев. Как-то не очень по большому счету вникая в характеристики лидеров соседних стран, полагала, что этот немолодой человек – уходящая эпоха. И вдруг среди экспонатов выставки инновационных достижений в углеводородной сфере увидела цитату из какого-то его выступления: «Я полностью поддерживаю предложения о разработке «дорожной карты» по укреплению местного научно-исследовательского потенциала. Важно знать, какие ресурсы и технологии нужны для решения задач, какие институты и предприятия Казахстана будут привлечены к решению каждой технологической задачи, каких людей и чему нужно обучить». Вот так коротко и емко в Казахстане, оказывается, формулирует президент. Но, слушая потом выступления на деловом совете, который прошел на площадке XI Форума межрегионального сотрудничества, не раз убедилась, что словесную воду, выходя к микрофону, здесь вообще лить не принято. По крайней мере с казахстанской стороны ее было явно меньше, чем с российской.

Дорога в Китай

Выражаясь официальным языком, «на полях» форума, то есть за пределами основных мероприятий, подписывались отдельные межрегиональные межнациональные соглашения. Всего их было почти два десятка. И среди них – подписанный меморандум между правительством Саратовской области, акиматом Западно-Казахстанской области (так у них называется региональный орган власти, а губернатор, соответственно, акимом) Республики Казахстан и акционерным обществом «Национальная компания «КазАвтоЖол». Договорились о сотрудничестве и развитии автомобильной дороги по маршруту «Саратов – Озинки – Таскала – Уральск». Губернатор Валерий Радаев сказал после этого, что «эта автодорога является транзитным звеном между Россией, Казахстаном и Китаем, а также другими азиатскими странами». Ну и еще об огромном потенциале «для увеличения торговых потоков, что открывает новые экономические перспективы нашим территориям». «Документ, который мы сегодня подписываем, ориентирован в будущее и призван вывести наше сотрудничество на качественно новый уровень», – отметил саратовский губернатор. И в общем, конечно, давно пора. Потому как в Саратове мы не первый год уже слышим про торгово-логистический комплекс «Таскала-Озинки», но видеть его не видели. Может, отсутствие дороги мешает в самом деле?

В сообщении пресс-службы саратовского губернатора говорилось еще и о том, что новый автодорожный коридор «будет способствовать углублению двусторонних контактов и еще более тесному сближению народов двух государств». Но за кулисами парадного мероприятия заместитель председатель правительства Саратовской области, который тоже присутствовал на форуме, рассказал подробности дорожного проекта. А они состоят в том, что эту нашу убитую временем дорогу просто нужно передать на федеральный уровень, потому что никаких финансовых средств ремонтировать и содержать ее в должном состоянии у правительства Саратовской области нет. Как сказал Павел Большеданов, казахстанский акимат сделает то же самое со своей стороны.

– А Федерация возьмет эту дорогу на себя? – спросила я.

– Они понимают, что им деваться некуда. Не так много у них дорог, которые соединяют две страны.

Дальше выяснили, что эта трасса, о которой договорились на межнациональном уровне, с саратовской стороны достаточно протяженная – «от Озинок до следующей федеральной трассы, которая идет на Москву, на Балашов». Около 350 километров, сказал Павел Большеданов. Но беспокоиться о том, что «наш подарочек Федерации» будет стоить слишком дорого, не стоит. «У них там всё по нормативам рассчитывается, и деньги на это есть», – сказал наш саратовский зампред и уточнил, что точную цифру не скажет, но «это в миллиардах считается». С казахстанской стороны «дорога примерно одного пошиба с нашей, даже с точки зрения проектирования – строилась-то в одно время; конечно, убитая и разбитая тоже».

И казахстанцам новый участок этой дороги нужен не меньше нас. Потому что фактически не просто свяжет приграничные регионы, но позволит сделать Казахстан транзитной зоной между Западной Европой и Китаем. Но затрат-то с казахстанской стороны на этот большой путь между странами будет гораздо меньше, чем с нашей. Потому что они должны дорогу только от своего Уральска до наших Озинок сделать. «Всё остальное у них нормально. Всё сделано, – сказал Павел Большеданов. – Не очень большая задача на самом деле. Не очень затратная». Наши же российские затраты федерального бюджета окупятся когда-нибудь тоже. Потому как Павел Владимирович уверен, что «эта дорога интересна Китаю». Они поедут по ней с товаром. Озинки, Дергачи, Ершов, Советский район, Энгельс находятся по трассе, содержание которой мы считай с себя уже почти сбросили. И теперь должны сидеть довольные, поплевывая в потолок. Потому что дорогу не только отстроят заново, но еще и в десятки раз лучше будут содержать. Денег-то больше и размах шире.

Владимир Путин не удивил. Нурсултан Назарбаев не подкачал

Но вернемся на большой межнациональный уровень форума. Президентов двух стран ждали по программе 30 сентября. В этот день на территорию современного выставочного центра, который был построен, как выяснилось, с нуля всего за восемь месяцев, допускали не просто так, а с досмотром. Досмотр, правда, был по сравнению с нашим российским просто не пойми какой. Ну зашел в наш автобус, попросив разрешение, стесняясь, парень в камуфляжной форме. Посмотрел каким-то прибором на палке под сиденьями, еще раз извинившись. И без всякой демонстрации собственной значимости и значимости совершённого действа пропустил. Второй раз досмотр был уже через рамки непосредственно в здании. Всё спокойно, вежливо, особенно для тех, у кого бедж с буквой «P» (пресса). При этом в ожидании мероприятия с участием президентов можно было выходить из здания сколь угодное количество раз. И даже подойти к машине с названием «Тигр», которая стояла у одного из входов, надо полагать, не просто так. И никто как бы не обращал на это внимания. Никаких окриков в ожидании двух глав государств. Все просто, надо понимать, знали и делали свою работу.

Россия видится на расстоянии

Мы сидели в хорошо оборудованном пресс-центре и читали про то, какие хозяйства посещал, дожидаясь Владимира Путина, Нурсултан Назарбаев. Потом Путин появился. Но нам его прогулку по выставке на мониторе в пресс-центре не демонстрировали. Трансляцию включили уже на официальном заседании. Где главы государств выступили каждый со своим словом. Владимир Путин не удивил. Нурсултан Назарбаев не подкачал.

Казахстанский президент отметил особую актуальность тематики форума. Сказал, что «сегодня сфера углеводородов является важной составляющей казахстанской экономики, да и российской тоже». Потому что доля нефтегазовой промышленности в ВВП Казахстана составляет 22 процента. Казахстан занимает 12-е место в мире по запасам нефти, а по газу в первой двадцатке стран, «поэтому нам очень важно понимать, какие тренды определяют развитие углеводородного сектора в мире в целом и наше место в этом секторе», учитывая, что «меняется география поставок энергоресурсов».

«Весь мир, включая и наши страны, в перспективе столкнётся с проблемой исчерпания легкоизвлекаемой нефти», – отметил Назарбаев. И как говорят эксперты, дальнейшее развитие отрасли будет связано с разработкой месторождений тяжёлых нефтей и природных битумов. Сейчас добыча по ним составляет менее одного процента. Президент Назарбаев предложил относиться серьезно к прогнозам экспертов. Потому как «в 2007 году в США на долю сланцевого газа в общей добыче газа приходилось 5 процентов, к концу 2012 года – приблизительно 40 процентов». Выходило, нельзя отрицать тот факт, что «основным трендом последних лет в нефтегазовой сфере стала разработка сланцевых месторождений». И пользуясь современными технологиями горизонтального бурения и гидроразрыва пластов, можно осуществлять добычу как газа, так и нефти.

«Сырьём для преобразования в жидкое топливо может являться уголь, газ, биомасса, которой мы все обладаем в большом количестве, – говорил казахстанский президент на полном серьезе. – Несмотря на высокую капиталоёмкость и экологические угрозы, в условиях дефицита легкодоступной нефти данный способ может иметь тоже большие перспективы». Назарбаев прямым текстом заявил, что «у Казахстана и России имеется огромный потенциал для совместной работы в углеводородной сфере» и привел в пример международный проект «Евразия». Основные задачи этого проекта, который готовится в Казахстане, – изучение глубинного геологического строения, геохимия земной коры в Каспийском регионе, получение пространственно-временной модели, а также оценка ресурсов. «В громадной перспективе нефтегазоносность Прикаспийской впадины на территории Казахстана и России вызывает большую заинтересованность у крупных международных нефтяных компаний. Россия могла бы также стать активным участником данного проекта», – пригласил Назарбаев к сотрудничеству. Там, на «Евразии», требуется новая генерация кадров, активно использующая и опыт поколений, и передовые инновации. «Уже очевидно, что без качественной науки энергетический сектор наших стран не может рассчитывать на большой прорыв. В этой связи наши научные институты путём совместных исследований могли бы заняться такими перспективными направлениями, как интенсификация добычи тяжёлой нефти, глубоководная добыча, сланцевая нефть, получение синтез-нефти, альтернативная энергетика и многое другое», – перечислял задачи президент. И как выяснилось, это были не дальние горизонты. «С учётом этих задач у нас есть отличная возможность сделать существенный рывок в углеводородной сфере. Результаты такой совместной работы России и Казахстана могут быть продемонстрированы на выставке «Экспо-2017», которая пройдёт в Астане под девизом «Энергия будущего».

То есть получалось, что Казахстан уже принял для себя все технологические решения. По-джентельменски пригласил с собой в партнеры Россию. Ну а дальше, конечно, у нас есть полное право отказаться.

В России уже много-много лет говорят о том, что пора слезать с нефтяной иглы. Можно сказать, что как минимум два президентских срока Владимира Путина и один срок Дмитрия Медведева об этом идет речь. Но Владимиру Владимировичу по большому счету нечего было ответить на предложение президента Назарбаева. Он сказал, что у России и Казахстана и сейчас «немало масштабных высокотехнологичных проектов в сфере ТЭКа. Многолетнее взаимовыгодное сотрудничество по поставкам российского газа в южные и западные регионы Казахстана связывают российский «Газпром» и казахстанский «Казмунайгаз». Компании ведут совместную переработку газа на Оренбургском газоперерабатывающем заводе – 15 миллиардов кубических метров ежегодно, осваивают трансграничное месторождение Имашевское». Через территорию России осуществляется основной объём поставок казахстанской нефти на внешние рынки, 18 миллионов тонн за 2013 год, а через Казахстан в этом году Россия наладила экспорт нефти в Китайскую Народную Республику. Еще Владимир Путин привел интересную цифирь. Оказывается, «Россия и Казахстан обладают самой протяжённой сухопутной границей в мире – 7600 километров». Вдоль этой границы расположены 12 субъектов Российской Федерации и семь областей Казахстана. И на них приходится более 40 процентов двустороннего товарооборота. А с 1 января 2015 года, когда будет запущен Евразийский экономический союз, всё станет еще лучше. Потому что нас ждет «кардинальное сокращение барьеров при перемещении капиталов, товаров, услуг и рабочей силы», и всё это «повысит привлекательность экономик наших стран в целом и отдельных субъектов Российской Федерации и областей Казахстана для инвесторов, что будет ускорять обмен инновационными технологиями». «Важно, чтобы региональные власти, бизнес, промышленники, инвесторы в полной мере воспользовались открывающими возможностями», – перевел все стрелки с федерального уровня вниз российский президент. Если у региональных властей и бизнеса не выйдет, то, значит, не выйдет. Опять.

Дожить до 2016-го и обзавидоваться

Потом российские и казахстанские выступающие сменяли друга. И отличить их можно было по двум признакам. Российские начинали с обращения «Уважаемый Владимир Владимирович», казахстанские ставили первым Нурсултана Абишевича.

Министр энергетики Республики Казахстан Владимир Школьник, уложившись в регламент, успел рассказать, что, каким бы ни был прошлый путь развития нефтегазовой отрасли, впереди – «переход от экстенсивного, догоняющего развития к интенсификации всего комплекса операционной деятельности – геологоразведке, разработке месторождений, транспортировке и переработке углеводородов». И в Казахстане будут продолжать внедрять инновационную систему, «адекватную современным мировым подходам». Министр предположил с большой вероятностью и со ссылкой на проведенные в последние годы исследования, что «роль республики в мировой иерархии запасов может существенно повыситься – наибольшие перспективы связаны с Прикаспийской впадиной». В министерстве понимают, что глубоколежащие горизонты требуют внедрения самого современного из имеющегося в мире инновационного арсенала. При этом «президент нашей страны постоянно обращает внимание на необходимость роста коэффициента извлечения нефти». Что будут делать, министр наметил без подробностей. Там был большой перечень, среди мероприятий которого значилась система «умных» месторождений.

А мы-то сидим и думаем, что рядом под боком у нас отсталая бывшая союзная республика, где и государственности-то не было никогда, как сказал недавно кто-то из российской политической элиты. И вот на тебе известие от министра энергетики: в сфере переработки в Казахстане в настоящее время идёт процесс модернизации всех трёх нефтеперерабатывающих заводов, который завершится в 2016 году. Страна перейдет к самообеспеченности бензином, дизельным топливом, авиакеросином по стандартам «Евро-4» и «Евро-5» .

А наш российский министр энергетики Александр Новак такими свершениями похвалиться не мог. Не было у нас таких свершений. Но мы, например, «на протяжении многих лет совместно работаем в области транспортировки казахстанского углеводородного сырья на мировые рынки с использованием магистральных трубопроводов России». А «одним из важнейших совместных проектов для России и Казахстана является Каспийский трубопроводный консорциум. Это крупнейший инвестиционный проект с участием иностранного капитала на территории СНГ. В КТК входит нефтепровод Тенгиз – Новороссийск общей протяжённостью 1511 километров, который соединяет месторождения Западного Казахстана с российским побережьем Чёрного моря». Из выступления было понятно, что мы и дальше готовы сотрудничать по трубопроводам. «Объёмы добычи и реализации казахстанских энергоресурсов постоянно растут, в связи с чем увеличиваются потребности в транспортной инфраструктуре для экспорта сырья...»

А ведь Атырау – это Гурьев времен Советского Союза и даже царской России. Со всеми, между прочим, вытекающими...

Аким Атырауской области Бактыкожа Измухамбетов так рассказал про регион, в котором мы гостили вместе с президентом России, что я даже разволновалась. Потому как это не край земли, похожий на наш Озинский или Александрово-Гайский район, а один из самых развитых индустриальных регионов Казахстана. Здесь работают около 600 крупных и средних предприятий, доля которых в объёме промышленного производства республики составляет более 25 процентов. В недрах области сконцентрированы большие запасы минерального сырья, нефти, природного газа, что делает регион идеальным местом для создания национального нефтегазового кластера, предусматривающего развитие нефтехимии, нефтегазового машиностроения, производства продукции с глубокой переработкой и высокой добавленной стоимостью. По поручению главы государства Назарбаева в области реализуется государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития, направленная на создание новых высокотехнологичных производств и диверсификацию экономики. Подкреплялись эти слова объемом инвестиций стоимостью около 8 миллиардов долларов и 44 инвестиционными проектами в различных отраслях экономики. Область сотрудничает в различных сферах более чем с 50 странами ближнего и дальнего зарубежья. Здесь успешно работает более 170 предприятий с участием российского капитала.

«Хотелось бы посоветовать российским коллегам активнее изучать те возможности и тот потенциал, который есть сейчас в Казахстане», – днем ранее говорил на заседании делового совета заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей Республики Казахстан Рахим Ошакбаев. Намекал на трудности, связанные с санкциями. Говорил о мудрости главы Казахстана, который стимулирует не отток капитала, а, наоборот, приток. Причем, что важно, привлекаются реально иностранные деньги. По словам Ошакбаева, если санкции создают проблемы для ведения бизнеса в России, то нельзя забывать, что Казахстан является частью единой таможенной территории. А это означает свободное перемещение товаров.

«И для многих иностранных компаний, которым тяжело будет вести бизнес в России, для них совершенно очевидна логика, почему бы не поставить подобное производство в Казахстане с нашим хорошим бизнес-климатом и низкими налогами, и эти товары экспортировать в Россию?» – считает Рахим Ошакбаев.

О бизнес-климате, созданном в Казахстане, подробнее в следующем номере нашей газеты.

Оцените новость
0
Новости партнеров
41 (410)
от 29
ноября
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Загнанные в подполье
Полиция попыталась сорвать занятия Школы расследователей в Москве.
Словно друг юности умер
Знаете, так бывает: дружил с человеком в молодости. Общались достаточно близко, а потом жизнь развела. Встречались разве что случайно. Потом узнал, что болеет. Потом – что умер.
«Облава» на Быковых?
На поливных полях Марксовского района стартует сезон «черных раскопок».
Кредитная трясина
По данным газеты «Коммерсант», объем просроченной задолженности застройщиков Саратовской области за 10 месяцев 2016 года составил 9,63 млрд рублей. Это 59% от общего объема задолженности строителей региона.
Каждый ход хуже предыдущего
Направо пойдешь – социальный бунт обретешь, налево пойдешь – в долговую яму попадешь.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Вячеслав Володин лишил депутатов Госдумы новогоднего корпоратива. В областной думе тоже отказались от новогодней вечеринки. Будете ли Вы отмечать Новый год с коллегами?
Проголосовало: 454
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ