ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 27 (303) от 29.07.2014
максимальное приближение
Обсчитывают крестьянина, обвешивают и обдуривают
Региональная власть просит федеральный уровень помочь наладить справедливое ценообразование
Комментарии:1
Просмотры: 1664

Темпы уборки в Саратовской области бьют все рекорды. Денег на солярку нет, цены на зерно нет, но то ли погоды стоят такие волшебные, то ли вовсю кто-то балуется приписками, а «валовка» за последнюю неделю каждые три дня увеличивалась на 300 тысяч тонн. Минувшая неделя завершилась с результатом 1,5 миллиона тонн зерновых и зернобобовых культур. Координатор проекта партии «Единая Россия» «Российское село» депутат Саратовской областной думы Олег Алексеев сказал, что это лучший результат в Приволжском федеральном округе. И что у нас есть все шансы лидерами и остаться до конца уборки. Депутат уже гордится нашим вкладом в обеспечение продовольственной безопасности страны.

Совсем другие настроения у большинства саратовских растениеводов. В тоске от цен на урожай 2014 года они уже не знают, плакать им или смеяться. Потому что для того, чтобы выйти в ноль по своим расходам, им надо продать пшеницу по восемь тысяч рублей за тонну. А им предлагают сегодня за зерно 3-го класса меньше шести. Это означает не просто убытки, а массовые банкротства, брошенные земли и умирание аграрной экономики в Саратовской области. И похоже, региональные власти начинают понемножку тоже осознавать, что сегодняшние проблемы крестьян завтра станут проблемами власти. На заседании аграрного комитета Саратовской областной думы, которое состоялось в минувшую среду, целый час говорили о том, как же так получилось, что хорошему урожаю радуются все, кроме тех, кто его вырастил.

Вопрос один: не стыдно ли министерству сельского хозяйства Саратовской области за все это?

Письмо10 дней назад саратовские крестьяне отправили письмо председателю правительства Российской Федерации Д. А. Медведеву. Ответа пока нет

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Мы, сельхозпроизводители зоны рискованного земледелия левобережья Саратовской области, гордимся современной Россией, видя серьезные успехи нашей страны на внешнеполитическом уровне, ее активным участием в международной жизни. Свидетельством этого являются универсиада в Казани, события на Дальнем Востоке, Олимпиада в Сочи, Крым и т. д. Уверены, что после визита В. В. Путина в Латинскую Америку многополярный мир будет построен, и Россия в этом мире будет занимать не последнее место.

И вот на фоне этого положение крестьян России, и особенно в засушливой зоне Саратовской области, очень печальное. Суета, отчеты, рапорты о большом урожае наполняют кабинеты чиновников от сельского хозяйства, начиная от районных сельхозотделов и заканчивая МСХ (министерство сельского хозяйства. – Прим. ред.) России.

А что, собственно, делается этим управленческим аппаратом? Многое, и вместе с тем не делается главное. Субсидии для сельского хозяйства по несвязанной поддержке до настоящего времени не выплачены, а ведь как и в прошлом, 2013-м, году были надежды. Цены на зерно падают, так как крестьяне за бесценок вынуждены его продавать с целью проведения уборки, содержания паров, сева озимых.

Приказом № 94 от 26.03.2014 года обозначены минимальные цены на пшеницу в размере 6750 (шесть тысяч семьсот пятьдесят) рублей за одну тонну. Реально перекупщики дают уже 5000 (пять тысяч) рублей.

Долги прошлых лет, действующие кредиты текущего года вынуждают продавать зерно за столько, сколько дают, а Министерство сельского хозяйства России и его подразделения в регионах и на местах наблюдают – выживают или нет крестьяне. Интервенция по зерну с целью стабилизации цен намечена на октябрь, когда продавать будет уже нечего.

Можем с уверенностью сказать, что выживаем, так как выбора нет. И даже дополнительные условия для получения будущих субсидий в виде агрохиманализа почвы, МРОТ (минимальный размер оплаты труда. – Прим. ред.) в размере 6500 (шесть тысяч пятьсот) рублей на человека для нас не преграда, всё сделаем. Вопрос один: не стыдно ли Министерству сельского хозяйства Саратовской области за всё это? Наверное, нет, так как для того, чтобы было стыдно, нужна способность понять, чего, к сожалению, мы не видим.

Не верится, что после этого письма что-то произойдет. Просто мы Вам напоминаем, что крестьянство левого берега Волги в Саратовской области еще живо.

Письмо подписали:

от сельхозпроизводителей Ершовского района Саратовской области председатель правления ассоциации крестьянских фермерских хозяйств «Содействие» Н. И. Кузьмин;

от сельхозпроизводителей Дергачевского района Саратовской области председатель правления АКФХ В. В. Ефремов.

Контроль пока не дал эффекта

Министерство советует продавать зерно нового урожая переработчикам

22 июля заместитель председателя правительства области – министр сельского хозяйства Александр Соловьев провел совещание по организации работ элеваторов и хлебоприемных предприятий области по приему зерна урожая 2014 года.

На совещание позвали руководителей элеваторов и хлебоприемных предприятий области, начальников управлений (отделов) сельского хозяйства администраций муниципальных районов области, представителей управления Ростехнадзора по области и саратовского филиала «Русагротранс», ведущих зерновые трейдеров, работающих на зерновом рынке области.

Первый заместитель министра сельского хозяйства области Надежда Кудашова отметила, что процесс формирования цены на рынке зерна продолжается, но в связи с массовым поступлением зерна и увеличением количества предложений на продажу сохраняется тенденция к снижению закупочных цен.

По данным минсельхоза, закупочные цены на зерно нового урожая на 22 июля сложились следующим образом: пшеница 3-го класса – 6000–6500 руб./т, пшеница 4-го класса – 5800–6200 руб./т, пшеница 5-го класса – 4800–5500 руб./т, рожь продовольственная – 3500–4500 руб./т.

Первый заместитель министра отметила, что по максимальным ценам зерно закупают зерноперерабатывающие предприятия области, по минимальным – зернотрейдеры.

Подробностей разговора пресс-служба министерства сельского хозяйства не сообщает, но уверяет, что Александр Соловьев всячески давал понять участникам совещания, якобы «своевременная приемка и сохранность урожая стоит на особом контроле правительства области».

Кто принимает урожай

Услуги по приемке, очистке, сушке, хранению и отгрузке зерна и маслосемян оказывают в Саратовской области 50 элеваторов и хлебоприёмных предприятий. Техническая база состоит из более чем трех миллионов тонн элеваторно-складской ёмкости, 50 производственно-технических лабораторий, 86 стационарных сушилок, 335 автомобилеразгрузчиков (в том числе 327 большегрузных), 150 автомобильных и железнодорожных весов, 153 стационарных зерноочистительных машин, 202 единиц передвижного транспортного оборудования. Это позволяет за сутки:

– принимать до 110 тысяч тонн зерна;

– сушить около 50 тысяч тонн;

– отгружать на железнодорожный и автомобильный транспорт более 100 тысяч тонн, на водный транспорт – до 10 тысяч тонн.

По данным министерства сельского хозяйства Саратовской области

Живут-то они за счет того, что сейчас собрали

Крестьяне вынуждены, хоть какая цена будет, урожай сейчас продавать

В лоб говорить о том, что критика поведения собственников элеваторов связана с обращением фермеров из саратовского Заволжья к председателю российского правительства Дмитрию Медведеву, депутаты Саратовской областной думы не решились. Но в их выступлениях звучали намеки на письма, обращения в адрес высшего эшелона власти. Так что сомнений в том, что депутатские разговоры связаны с фермерским SOS, лично у меня не осталось.

Областная власть пока как девушка

Знаете, кто будет виноват в том, что в Саратовской области разорятся сотни хозяйств? Заместитель председателя российского правительства Аркадий Дворкович. Потому что именно он, если, конечно, верить заместителю председателя саратовского правительства Александру Соловьеву, дал отмашку придержать государственную закупку зерна по заранее установленным ценам до сентября-октября, чтобы посмотреть, какая будет «валовка». Надо понимать, что, чем больше будет предложение зерна, тем дешевле можно за него государству заплатить.

Отсутствие на рынке такого важного игрока, как государство, очень понравилось зерновым трейдерам. И они мгновенно стали понижать закупочные цены на урожай 2014 года. Крестьянско-фермерские хозяйства отшатнулись от покупателей, готовых платить за зерно прямо в поле, к элеваторам. Но в некоторых районах Саратовской области хозяева элеваторов оказались теми же циничными перекупщиками. Они отказали зернопроизводителям в услугах хранения зерна до лучшей цены, сказав, что готовы только покупать. А когда цена на рынке установится, они уже сами продадут зерно с выгодой для себя.

Николай Кузнецов«Что это такое? Как это – на хранение не берем? – возмущался в минувшую среду председатель аграрного комитета Николай Кузнецов. – Как же так получилось?»

Час говорили, так и не поняли, кто виноват и что делать. Обещали думать дальше депутаты. Но, похоже, в нынешнюю уборочную ситуацию уже не исправишь.

Крестьяне – не в силах ждать интервенций – будут продавать выращенное зерно за бесценок, чтобы купить солярку, подорожавшую до 31 тысячи рублей за тонну, и заплатить долги по кредитам. А покупатели этого дешевого, слезами и потом смоченного зерна разбогатеют. А что будет делать областная власть? А она будет, как девушка, закатывать глаза и винить Дворковича и прочих федеральных чиновников, намекая на то, что страшно далеки они от народа и совсем не понимают, что делается на земле. А они-то сами понимают. Только сделать ничего не могут.

Казачки самостийные с личными амбарчиками завелись не вдруг в Саратовской области

– Три элеватора сейчас находятся у министерства на контроле – пугачевский, балаковский и дергачевский, – сообщил депутатам министр Александр Соловьев. – У пугачевского элеватора в прошлом году произошла смена собственника, и новый выставил требование только покупать зерно. О том, что никакого хранения он не собирается делать, было известно уже в прошлом году. Так что это никакая не новость. То же самое по Балакову. Они в прошлом году купили большую партию подсолнечника, и при объемах хранения 200 тысяч тонн 90 процентов всего объема хранения им заняли. Запуск нового завода, который будет этот подсолнечник перерабатывать, назначен на сентябрь, и с этого момента только начнет уменьшаться запас. Но мы понимаем, что тут уже пойдет новый урожай подсолнечника. Дергачевский элеватор задействован только на 15–20 процентов на хранение. В районе в этом году хорошая «валовка», но директор элеватора не хочет, чтобы он работал на хранение в полном объеме.

Все остальные элеваторы, по словам министра, вроде как подтвердили свою возможность приемки и хранения зерна. Но по журналистским наблюдениям, активнее занимаются покупкой. Потому что сельхозпроизводители продавали рожь, например, еще десять дней назад по 3,5 тысячи рублей за тонну, а в конце минувшей недели соглашались уже и за 2,5 тысячи рублей продать.

– На самом деле цена резко падает, – подтвердил Александр Соловьев. – Ценовая ситуация на рынке зерна складывается не в пользу товаропроизводителей. Из всех источников видно, что объем зерна по Российской Федерации будет порядка 100 миллионов тонн в этом году. Это избыточно для внутреннего потребления, и большой объем начинает давить на внутреннюю ценовую историю.

По словам саратовского министра, выход, наверное, сейчас в том, чтобы продавать зерно мельницам, птицефабрикам и свинокомплексам. Потому что переработчики покупают пшеницу всё же по цене на 5–7 процентов дороже, чем трейдеры. Но здесь, кто не успел, тот опоздал – объем производства зерна и объем переработки у нас очень сильно разнятся.

– Понятно, что ценовая политика диктуется трейдерами, перекупщиками, – глубокомысленно сказал председатель комитета Николай Кузнецов. – Но почему правительство Российской Федерации не вступает в интервенционные закупки? Почему в бюджет деньги они заложили, а теперь цены диктуют трейдеры?

Александр Соловьев, может быть, и знал ответ про то, что, когда деньги закладывали, у нас не было ни Крыма, ни угрозы экономических санкций, но вот так в лоб выдавать такой ответ Кузнецову не стал. Сказал, что зампредседателя правительства РФ Аркадий Дворкович хочет понять, какая будет «валовка».

Николай СеменецСсылка на позицию Дворковича очень не понравилась руководителю бюджетного комитета думы Николаю Семенцу. Он довел на всякий случай до всеобщего сведения, что «настроение у людей в хозяйствах, несмотря на урожай, плохое, протестное». А Дворкович, откладывая долгожданное участие государства в закупках на неопределенный срок, еще больше усугубляет положение. Потому что сельчанам не в сентябре, а сегодня надо рассчитываться по кредитам, закупать солярку, платить своим людям и прочее-прочее. «Живут-то они за счет того, что сейчас собрали. Поэтому вынуждены, хоть какая цена будет, урожай сейчас продавать», – сокрушался Николай Яковлевич. И для полного драматизма добавил, что в Пугачеве, кроме проблем с элеватором, «вдобавок позакрывали почту».

Ох, не надо было коллеге-председателю упоминать про протестные настроения. Николай Кузнецов сразу себя почувствовал защитником всех обиженных и обездоленных и начал обличать собственников элеваторов. Сказал, что такого беспредела, как в этом году (хотя он всегда имел место), не было никогда. Попутно председатель аграрного комитета запустил камнем в чиновников 90-х годов. Это из-под них ушли элеваторы, и непонятно где оказалась ликероводочная промышленность: «ну сохранить же надо было при приватизации направление – обслуживание нужд сельхозпроизводителей!». А потом ему в голову пришла ясная мысль, что, наверное, при аукционах были оговорены какие-то условия. Ведь все элеваторы были государственными объектами. И вдруг после приватизации все направления деятельности вычеркиваются, и какой-то «сугубо личный амбарчик получается». А что если на это пристально посмотрят правоохранительные органы вплоть до прокуратуры? Будут и тогда собственники элеваторов утверждать, что им некуда положить зерно, и они не хранят его, а только покупают?

– Да такого не было никогда! Также нельзя на территории региона! А мы где? Мы, власть? Пусть озвучат вслух, на каких условиях они будут принимать зерно на хранение, казачки самостийные! Что за самостийность – хочу, не хочу.

Нельзя, чтобы всё сегодня за счет селян делалось

– Николай Иванович, да у них у всех на элеваторах сибирская язва. Ее найти надо и закрыть элеваторы вообще, – предложил разволновавшемуся Николаю Кузнецову путь к компромиссу приглашенный эксперт по теме руководитель Агропромсоюза Александр Ратачков.

У ироничного Александра Сергеевича, похоже, уже давно на элеваторы вырос большой-большой зуб, как у вампира. Он и на этом заседании показал, что готов загрызть этих посредников между сельхозпроизводителем и конечным покупателем чуть ли не до смерти. Всё рассказал.

– Элеваторы нас обсчитывают, обвешивают, обдуривают. Вот сейчас при идеальной погоде мы теряем при сдаче на элеватор около 7 процентов привезенного зерна. Если погода чуть задождит, до 20 процентов будем терять. По клейковине они на 5, на 10 единиц всегда врут. Есть у нас межрегиональная лаборатория, но она сегодня не имеет авторитета, потому что ее заключения необязательны для элеваторов.

По словам Ратачкова выходило, что нет у нас никакого иного мерила качества, кроме как элеваторского. И мерило количества тоже сомнительное получается. Ратачков привел в пример случай, когда одну и ту же многотонную машину с зерном на трех весах трех элеваторов взвешивали. И каждый раз вес машины на 500 кг, на тонну был меньше контрольного.

– В прошлом году клейковина опустилась на 10 единиц по всей области в течение недели – и на правом берегу и на левом, где клейковины меньше 30 процентов вообще не бывает, элеваторы показывали 17–18. Это делается только для того, чтобы сбить цену. Но мы выйдем в ноль, только если в этом году продадим каждую тонну пшеницы по восемь тысяч рублей. Если дешевле – понесем убытки. И не сможем вернуть кредиты в банки, – выстраивал цепь событий Александр Ратачков. – Давайте письма направим Путину. Давайте что-то делать. Надо как-то поднимать цену. Нельзя, чтобы всё сегодня за счет селян делалось.

Два рецепта для крестьянина

И тут Николай Кузнецов вспомнил, как буквально три дня назад был в Екатериновке и разговаривал там с прекрасным хозяином прекрасного хозяйства, который только что продал тысячу тонн прошлогоднего зерна почти за девять тысяч рублей. «Свежее не берут сейчас, потому что оно к муке не готово, должно созреть, а прошлогоднее взяли по 8900. Но он хранил его у себя, – вспомнил Николай Кузнецов и тут же сгенерировал идею спасения крестьян от несправедливой цены. – Это тоже путь! Рассчитывать на частный элеватор неправильно».

Александр СоловьевМинистр Александр Соловьев с ним согласился. И сказал, что на правом берегу сельхозпроизводители давно реагируют на поведение хозяев элеваторов покупкой собственных емкостей. «Тем более что склады сейчас быстровозводимые. Подсушил, сохранил и продавай, как положено», – учил растениеводов Александр Соловьев. И на всякий случай предупредил, что свои склады – они и безопаснее. Потому что есть в Саратовской области элеваторы в предбанкротном состоянии (например, новоузенский), они даже просят министерство помочь им заполучить зерно на хранение, но когда-то они обманули людей, и те зерна лишились, и теперь при запятнанной истории тяжело убеждать людей доверить им зерно. Вдруг снова не получат потом назад?

Вроде всё очень неплохо получалось в разговоре министра и депутатов – бодро, живо, конструктивно. Но чего-то самого главного не хватало. И председатель аграрного комитета Николай Кузнецов вдруг додумался, что не хватает чужого опыта для сравнения. И попросил министерство промониторить: как работает с элеваторами Краснодарский край, Ставрополь, Воронеж? Как они выстраивают отношения? И вообще, такая ситуация с отказом элеваторов закладывать зерно на хранение по всей России или только у нас? Почему депутаты и министерские чиновники не озаботились этим ранее, непонятно. Зато понятно, что не только министерство виновато в том, что недоработка такая вышла по элеваторам.

Николай Иванович решил вдруг, что сельхозпроизводители тоже слишком уж беспечны. Были бы хозяевами настоящими, занимались бы не только растениеводством, но и попутным животноводством. «Настрой только на растениеводство – тупик. Мы прекрасно знаем, что есть хозяева, которые 100 тысяч га обрабатывают и 140 тысяч, и ни одной фермы у них нет. Ну так же нельзя! – упрекал Кузнецов далеких от него крестьян. – Настроены на быстрый доход. Да, мы знаем, что животноводческий бизнес сложнейший, что там беда с кадрами. А как вы хотели?»

Как они хотели, вообще-то сказал на этом заседании Александр Ратачков. Хотели и сейчас хотят, чтобы правительство региона добилось немедленного начала интервенций от правительства страны. Если нельзя этого сделать для всей России или для ПФО, то тогда надо спасать цену в конкретной Саратовской области. «Потому что открытие интервенционных торгов по любому поднимет цену минимум до семи рублей, как она сегодня указана в постановлении правительства».

По словам одного из авторов письма, Виктора Ефремова из Дергачевского района, за пшеницу третьего класса (это очень хорошее зерно) «Николаевские крупы» предлагают сельчанам 5900 рублей за тонну. Мукомольный завод недавно предлагал 6000 рублей, но ставил условие, чтобы клейковина у пшеницы была не меньше, а желательно больше 30 единиц.

Солярка есть, но дорогая, а кредитов и дорогих нет

Обиднее всего, наверное, сейчас тем растениеводам, которые имеют возможность сохранить зерно, но вынуждены его продавать из-за нехватки оборотных средств на текущую деятельность и на оплату ранее взятых кредитов. При этом с новыми кредитами наблюдается что-то непонятное. Ладно, что заемные деньги стали дороже, так их еще и выдавать с трудом начали. Депутат Саратовской областной думы, он же известный заслуженный сельхозпроизводитель Павел Артемов рассказал о рекорде, который они недавно поставили, оформляя кредит для хозяйства... три месяца. Николай Кузнецов в ответ на эту историю открыл страшную банковскую тайну. Как стало ему известно, из-за роста процента невозврата и просрочки Россельхозбанку, например, ограничили фонды для региональных подразделений. В прошлом году лимит был 5 миллиардов рублей, а в этом году – 2,8 млрд.

Дорогая солярка пока вроде у продавцов есть. Но в кредит ее не отпускают. Хотя в этом году она дороже почти на 50 процентов. Депутаты согласились, что если в прошлом году хозяйство покупала ГСМ на 6 млн рублей, а теперь те же объемы стоят 9 млн, то это ощутимая разница. Но «порешать, чтобы дешевле было дизельное топливо», для власти Саратовской области нереально. «Давайте называть вещи своими именами, – призывал коллег-законодателей Николай Кузнецов. – Мы с вами можем снизить стоимость топлива? Давайте реалистами будем. Давайте думать над тем, что от нас зависит. А по вопросам, за которые отвечает федеральный уровень, направлять свои рекомендации».

Так что вслед за письмом фермеров из Ершовского и Дергачевского районов на Москву скоро отправятся депутатские письма. И министерские. По словам главы ассоциации Дергачевских фермеров Виктора Ерофеева, к ним в Дергачи приезжала первый заместитель министра сельского хозяйства саратовского правительства Надежда Кудашова. Кивала, понимала, сочувствовала. Пообещала еще раз вынести проблему острой нехватки госзакупок зерна на уровень федерального министерства сельского хозяйства.

Оцените новость
0
Новости партнеров
41 (410)
от 29
ноября
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Загнанные в подполье
Полиция попыталась сорвать занятия Школы расследователей в Москве.
Словно друг юности умер
Знаете, так бывает: дружил с человеком в молодости. Общались достаточно близко, а потом жизнь развела. Встречались разве что случайно. Потом узнал, что болеет. Потом – что умер.
«Облава» на Быковых?
На поливных полях Марксовского района стартует сезон «черных раскопок».
Кредитная трясина
По данным газеты «Коммерсант», объем просроченной задолженности застройщиков Саратовской области за 10 месяцев 2016 года составил 9,63 млрд рублей. Это 59% от общего объема задолженности строителей региона.
Каждый ход хуже предыдущего
Направо пойдешь – социальный бунт обретешь, налево пойдешь – в долговую яму попадешь.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Вячеслав Володин лишил депутатов Госдумы новогоднего корпоратива. В областной думе тоже отказались от новогодней вечеринки. Будете ли Вы отмечать Новый год с коллегами?
Проголосовало: 514
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ