ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 19 (295) от 27.05.2014
экономика
Вырыл ямку, закопал...
Саратовские госучреждения затеяли подковёрную борьбу «за труп собаки»
Комментарии:0
Просмотры: 2100

В Саратове скоро может появиться ещё один крематорий для животных. Уже третий по счёту. Услуга, конечно же, обещает быть платной. Зато с использованием ритуальной атрибутики, дабы удовлетворить желание саратовцев торжественно попрощаться с усопшим любимым питомцем. А вот организовать наконец официальное кладбище для животных, которого в Саратове нет и никогда не было, никто не обещает. Равно как и ликвидировать стихийные погосты четвероногих в черте города, грозящие стать рассадниками всевозможных инфекций и очагами их распространения.

Раз народ хочет, надо решать

О вероятности появления нового крематория недавно объявил через местные СМИ глава управления ветеринарии правительства Саратовской области Алексей Частов. В очередной раз разъясняя жителям региона необходимость соблюдать ветеринарные правила по захоронению домашних животных, Частов упомянул, что в настоящее время управлением ветеринарии прорабатывается вопрос «об организации кремации трупов животных на базе Саратовской городской станции по борьбе с болезнями животных». А комментируя это заявление «Газете недели», чиновник отметил, что тема организации торжественных похорон для кошек и собак в последнее время стала модной.

«Мы периодически слышим истории про то, как умершей собаке поставили памятник на могиле, гранитную плиту, венки и прочее. Проявление такой любви к погибшему животному нормально. Очень часто собаки, кошки становятся настоящими членами семьи. Но не стоит забывать, что, устраивая пышные похороны своим четвероногим друзьям, люди чаще всего действуют незаконно. Захоронение павших животных путём закапывания в землю недопустимо. За это предусмотрен штраф (500 рублей. – Прим. ред.). И если мы выявим нарушителей, они будут наказываться, – говорит Алексей Частов. – С другой стороны, если люди хотят соблюсти похоронный ритуал, прощаясь со своим питомцем, использовать соответствующую атрибутику, то у них должна быть такая возможность. На мой взгляд, это проблема, которую нужно и можно решать. Сейчас мы как раз работаем над этим».

Под решением проблемы глава ветеринарного управления Алексей Частов имеет в виду тот самый крематорий для животных, где можно будет заказать торжественное, «с атрибутикой», прощание с питомцем. Правда, подробности проекта он не раскрывает. Говорит, что, как только будут приняты конкретные решения по данному вопросу, управление о них расскажет всем и сразу. Руководитель Саратовской городской станции по борьбе с болезнями животных Наталия Кириллова тоже хранит тайну крематория. Вопросов прессы избегает, переадресовывая их областному управлению ветеринарии.

Индивидуальная альтернатива

Ветеринарные правила, принятые в России в 1995 году и несколько раз редактировавшиеся позже, разрешают «утилизацию» умерших животных тремя способами. Переработкой на ветеринарно-санитарных утилизационных заводах, обеззараживанием в биотермических ямах и сжиганием (в т. ч. кремацией).

Переработка на ветеринарно-санитарных утилизационных заводах предполагает, что из трупов животных после проведения спецпроцедур сделают, например, мясокостную муку, технический жир, клей и т. д. Помнится, даже мыло варили.

Обеззараживание в биотермических ямах подразумевает складирование трупов животных в специальную герметичную яму с крышкой, где под действием высокой температуры (65–70 °С), возникающей в результате бурной жизнедеятельности термофильных бактерий, за 40 дней происходит их полное разложение. Говорят, что в таких ямах уничтожаются даже патогенные микроорганизмы, то есть происходит обеззараживание.

Захоронение на скотомогильнике – тоже вроде бы разрешённый способ утилизации трупа животного. Принцип тут такой же, как и при использовании биотермической ямы. Только общая могила негерметична и без крышки. Трупы животных просто закапывают в землю.

Ни один из вышеприведённых способов не даёт возможности хозяевам кошек, собак и прочих домашних питомцев попрощаться с ними достойно. В отличие от кремации.

Сжигание трупов животных тоже может быть общим, но может быть и индивидуальным. Для жителей города кремация, пожалуй, самый удобный способ «утилизации» трупа животного из всех разрешённых законом вариантов. К тому же прах, получившийся в результате сжигания, в землю закапывать можно. Согласно ветеринарным правилам. А значит, можно устроить и могилку со всей сопутствующей атрибутикой, если есть желание и потребность периодически «навещать» усопшего друга.

Доходное дело

В настоящее время в Саратове пока действует два крематория для животных. Один расположен на базе ветеринарного госпиталя при Саратовском государственном аграрном университете им. Н. И. Вавилова (структурное подразделение СГАУ). Второй работает на базе Саратовской межобластной ветеринарной лаборатории.

Оба крематория свои услуги населению оказывают на платной основе. Цены примерно одинаковые. В ветгоспитале, например, общая кремация стоит 80 рублей за килограмм веса, в межобластной ветеринарной лаборатории – 70 рублей за килограмм. Индивидуальная кремация в обоих крематориях ровно в два раза дороже общей. И означает, что труп животного сожгут отдельно от других, а хозяин получит прах именно своего питомца. Так во всяком случае обещают работники крематориев.

Достоверных сведений о том, насколько востребована населением услуга по кремации животных (и, соответственно, насколько рентабелен этот бизнес), получить не удалось. Зато удалось выяснить, что крематории друг с другом жёстко конкурируют. Это стало ясно по тому, как получатели прибыли пытались нас запутать. И по той атмосфере секретности, которую хозяева крематориев создали вокруг своей работы.

Вот, например, в ветеринарном госпитале при СГАУ нам сообщили сначала, что их крематорий работает на пределе, сжигая по 100 килограммов в день (с учётом собственных биоотходов госпиталя). По рассказам сотрудников учреждения, людей, желающих провести индивидуальную кремацию своего питомца, ровно столько же, сколько и заказывающих общую.

Увеличившееся количество обращений за услугами крематория, по мнению всё тех же рядовых ветврачей госпиталя, должно способствовать открытию ещё хотя бы парочки таких же заведений. Городу они, мол, не помешают, а даже наоборот. Кошек и собак в Саратове и Энгельсе много (сколько точно, неизвестно), и ежедневно немалое число их умирает.

Несмотря на отсутствие более точной статистики по количеству домашних питомцев в городе Саратове на основе уже предоставленной нам информации можно прикинуть объём этого специфического рынка.

Будем считать, что 100 килограммов, которые якобы ежедневно сжигаются в крематории ветгоспиталя, все принадлежат трупам погибших животных. Половина из них сжигается по цене 80 рублей за килограмм, а вторая половина – по 160 рублей за килограмм. Это 12 тысяч рублей в день, или 264 тысячи в месяц (если крематорий работает только в будни). За год набежит уже больше трех миллионов рублей. Конечно, этот подсчёт приблизительный и весьма условный (мы не учли затраты на сжигание трупов и содержание крематория), но представить себе обороты с его помощью можно.

Население нищее, прибыли нет

Путаница началась практически сразу. После того как мы пообщались с сотрудниками крематория при СГАУ, нам перезвонили и попросили связаться с директором ветгоспиталя Андреем Рыхловым. Он заявил, что всё рассказанное нам ранее (про работу на пределе и 100 килограммов, сжигаемых ежедневно) не соответствует действительности.

Андрей Сергеевич заверил нас, что крематорий госпиталя сейчас работает не в полную силу и далеко не каждый день. Что такого количество обращений за кремацией животных, про которые нам рассказали вначале, нет и быть не может.

«Чтобы эта услуга была востребованной, надо, чтобы у населения был хороший доход. Большинство же жителей Саратова с их зарплатами предпочтут выйти ночью во двор с лопатой и просто закопать свою умершую кошку где-нибудь в кустах. Никто из них не будет платить деньги за утилизацию животного, – уверен Рыхлов. – Те, у кого есть финансовые возможности, конечно, поступят наоборот. Для них проще привезти умершего питомца в госпиталь в крематорий, чем бегать тайком с лопатой и где-то там копаться. Но людей с возможностями у нас не слишком много».

Тут же Андрей Рыхлов добавил, что строительство (организация) новых крематориев ничего не даст. Это дорого, нерентабельно и бестолково. Хоть, мол, на каждом углу по крематорию ставь, ничего не изменится. Люди как хоронили своих питомцев во дворах, лесочках, а то и в мусорных баках, так и будут продолжать это делать.

«В Саратове два крематория – наш и Частова (Алексея, главы управления ветеринарии области. – Прим. ред.) – на базе Саратовской межобластной ветлаборатории. Только они, кажется, с населением не работают, – уточнил Рыхлов. – Наш крематорий по сути единственный. Мы печь заменили только в прошлом году, и она сейчас на полную мощность не работает. Сейчас просто нет таких объёмов».

У «Газеты недели», конечно, нет никаких оснований полагать, что Андрей Рыхлов намеренно вводил журналистов в заблуждение. Однако со стороны может показаться, что директор ветгоспиталя, заведующий крематорием для животных, боится конкуренции и очень не хочет появления аналогичных заведений в городе Саратове. На мысль об этом наводит и попытка дискредитировать частные ветклиники.

«Сейчас многие частные ветеринарные клиники Саратова дают объявления о том, что они оказывают услуги по кремации животных. Однако ни одна клиника не заключала с нами договор и не привозила трупы животных для сжигания», – заявил Андрей Рыхлов, явно давая понять, что нигде, кроме его госпиталя, эту услугу горожанам не окажут.

Теория лжи. Кто кому и про что

Но если учесть, что Алексей Частов, возглавляющий областное управление ветеринарии, действительно контролирует деятельность второго крематория для животных и при этом планирует организовать третий (наверняка на казённые деньги), то востребованность и популярность услуги по кремации животных выглядит очень даже реальной.

Кстати, в управлении ветеринарии, кажется, тоже не жалуют конкурентов. Отвечая на публикацию газеты «Наша версия Саратов», которая недавно осветила проблему отсутствия в городе кладбища домашних животных и коснулась вопроса работы крематориев, управление ветеринарии Саратовской области заявило, что «на факультете ветеринарной медицины и биотехнологий Саратовского аграрного университета уже более 3 лет кремация трупов животных не производится».

Согласно сообщению ведомства, ранее имевшийся в госпитале крематор по экологическим соображениям был закрыт. А все биологические отходы, используемые в университете с учебными и научными целями, в том числе трупы лабораторных животных, направляются на утилизацию по договору на ООО «Ветеринарно-санитарный утилизационный завод Биозона» в село Безымянное Энгельсского района.

Более того, в управлении обращают внимание на тот факт, что Саратов находится в зоне действия обозначенного завода. А по закону «в зоне действия утилизационных заводов другие способы уничтожения биологических отходов запрещены».

То есть это что же получается? Что про свою кремацию ветгоспиталь при СГАУ лжет? А если не лжет, то проводит её незаконно? А законно ли в таком случае работает крематорий в Саратовской межобластной ветеринарной лаборатории? И будет ли законным крематорий на Саратовской городской станции по борьбе с болезнями животных, проект по которому прорабатывает сам Алексей Частов?

Сначала рынок поделить, потом людей заставить

Эта борьба «за труп собаки» в Саратове разворачивается, надо отметить, между двумя государственными структурами. Частных предпринимателей к этой нише, скорее всего, не подпустят даже на пушечный выстрел. Может быть, поэтому представители обеих организаций красочно рассказывают про затратность этого бизнеса. Помимо того что крематоры (печи) стоят миллионы рублей, нужно, мол, получить массу разрешительных документов. И это при наличии подходящего «под особые требования» здания. Если здания нет, то его надо строить, а значит, обзавестись земельным участком, соблюсти дистанцию от жилых массивов, опять получить кучу разрешений, обустроить подъездные пути и выполнить множество прочих условий.

По идее предприниматели должны испугаться трудоёмкости и сложности процесса и не соваться в эту сферу совсем. И этот метод устрашения, похоже, работает. По крайней мере в Саратове ни один предприниматель ещё не взялся за реализацию проекта в данном направлении. Хотя идеи звучали по открытию и кладбища домашних животных, и крематория с колумбарием для них же.

Кто из саратовских государственных крематориев выиграет в конкурентной борьбе, неизвестно. Если верить всему, что рассказывают их хозяева, то никто. Все они работают в убыток. Если не верить, то тот, у кого больше власти или у кого с ней лучше отношения (легче влиять и на конкурента, и на потребителя). В конце концов, людей, которые пока ещё предпочитают закапывать своих умерших питомцев в укромных уголках, ещё надо попробовать убедить (заставить, принудить) пользоваться услугами крематория.

* * *

Что касается кладбища домашних животных, давно необходимого Саратову, пусть хотя бы для захоронения праха кремированного питомца, то есть вероятность (правда, очень зыбкая), что до решения этого вопроса скоро дозреют в муниципалитете.

По словам заместителя главы администрации по городскому хозяйству Дмитрия Федотова, в настоящее время городу ничто не мешает такое кладбище организовать. Просто нет конкретных проектов, предложений. А необходимость погоста для собак и кошек известна и ему, мол, и его коллегам по администрации. Она очевидна, по словам чиновника, и с экологической точки зрения, и с социокультурной.

В присутствии корреспондента «Газеты недели» Дмитрий Федотов дал поручение руководителю муниципального учреждения «Администрация кладбищ» (которому ничего, кроме указания сверху, оказывается, тоже не требовалось) в течение двух месяцев подготовить предложение по созданию в Саратове кладбища домашних животных.

«Нет, это не шутка. У нас в администрации шуток не понимают», – заверил журналистов Федотов.

Ключевые слова: животные, захоронение
Оцените новость
0
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 227
1
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ