ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 15 (291) от 22.04.2014
политика
Апрельские тезисы В. В. Путина
Когда речь заходила о Крыме, президент блистал красноречием, а на вопросы о российской действительности отвечал каким-то поникшим голосом
Комментарии:1
Просмотры: 822

В четверг, 17 апреля, президент России Владимир Путин провел очередную, двенадцатую по счету прямую линию. В принципе этот жанр общения со своими подданными Владимиру Владимировичу нравится. Он предстает перед россиянами не только большим политиком, но и тем, кого видят в Путине подавляющее большинство жителей страны. А именно волшебником, в мгновение ока решающим ту или иную проблему. Можно даже сказать, добрым волшебником. Он проводит газ в села, дарит подарки маленьким девочкам, наказывает нерадивых чиновников. Точнее, чаще грозит наказанием. Как правило, прямые линии президента проводятся в конце года. Нынешняя – исключение, выбор времени был обусловлен Крымом и другими событиями на Украине.

Дмитрий Козенко

Однако выяснилось, что россиян волнует не только Крым. На сайте Moskva-putinu.ru, где шел сбор вопросов, на 23:00 среды по популярности – а за понравившийся вопрос из числа тех, что были выложены в открытый доступ, можно было проголосовать – на первом месте шел вопрос, когда планируется увеличение пособия по уходу за ребенком. Как ни странно, самый популярный вопрос на прямой линии так и не прозвучал. Надо понимать, что российские власти считают пособие из полегчавших значительно рублей вполне достаточным. Не прозвучал и третий по популярности вопрос (второй был по Крыму) – можно ли как-то выправить ситуацию с обманутыми дольщиками.

Всего по состоянию на 23:00 среды 1 млн 623 тыс. вопросов поступили через колл-центр, 132 тыс. – через сайт, 237 тыс. – посредством СМС, и, наконец, граждане записали 4,5 тыс. видеовопросов, которые стали новшеством нынешней прямой линии.

Наверное, уже не осталось в стране таких наивных граждан, которые полагают, что прямая линия – это такое импровизированное мероприятие. Давно ясно, что вопросы тщательно фильтруются, а зачастую пишутся заранее ответственными лицами, всё заранее срежиссировано. Однако мне показалось, что на этот раз популярные телеведущие некоторым образом перестали быть просто ведущими, они были своего рода политологами и даже заранее определяли рамки ответа. Поясню на примере.

Вот ведущая – скажу честно, не знаю, какого канала – Мария Ситтель собирается предоставить слово человеку, несогласному с украинской политикой Владимира Путина.

Ситтель: «Владимир Владимирович, позиции несогласных с Вами (и я думаю, Вы знаете об этом) звучат очень громко. Очень громко и на разных площадках. Иногда бывают очень резкие позиции: кто-то просит у Запада преподать России кровавый урок...»

Путин удивляется: «Кровавый? Кровавый даже?»

Ситтель снимает всякие сомнения президента: «Да. Кто-то открыто призывает стрелять в наших солдат, кто-то печатает в американских газетах списки россиян, которых нужно подвергнуть санкциям».

После чего слово предоставляется Ирине Хакамаде с совершенно безобидным, в чем-то даже провластным выступлением.

Иногда ведущие, честно говоря, подставляли своего собеседника. Кирилл Клейменов зачитывает вопрос:

– Пришло это сообщение к нам из Красноярского края от пенсионера Сергея Бибарцева: «Сегодня жене на педсовете – она учитель средней школы № 71 в посёлке Кедровый – сообщили, что будет снижена зарплата учителям на 20 процентов с мая в связи с присоединением Крыма к Российской Федерации.

Президент возмущен:

– Жулики! Это, конечно, жульническое заявление, не имеющее ничего общего с реальностью.

То есть Путин одновременно утверждает, что это единичный факт. Клейменов спешит его разочаровать:

– Таких очень много из разных регионов, Владимир Владимирович.

Не думаю, что ответ президента успокоил учителей:

– Потом мы проанализируем всю эту поступающую информацию и будем разбираться.

Возможно, это придирки. Но, думаю, устроители шоу допустили и стратегическую ошибку. Не надо было в рамках одного мероприятия объединять Крым, Украину и внутренние российские вопросы. Когда речь заходила о Крыме, президент был напорист, блистал красноречием, на память приводил десятки цифр. Когда же звучали, пусть и частные, вопросы о российской действительности, Путин отвечал каким-то поникшим голосом со множеством междометий, без всякого напора. Неуверенно обращался с цифрами, хотя это его конек. Звучали обороты «если я не путаю, кажется, что-то около» и так далее. Особенно заметно это было при ответе на вопрос о низкой заработной плате медицинской сестры из Петербурга. Были и фактические ошибки.

Вот – кстати, единственный – вопрос из Саратовской области: «Почему цена на зерно падает, а на хлеб растет?»

Владимир Путин:

– Тоже вопрос не из легких, но реалии таковы. Действительно, цена на зерно несколько упала. Что касается цен на хлеб, то они, действительно, немного подросли, но не сильно, я это знаю, потому что хлеб – это, знаете, всё, это основа всего, поэтому мы, такие люди, как я, члены правительства, должны это знать: она подросла на 1,3 процента.

На самом деле цена на зерно растет. В частности, на пшеницу 3-го класса, из которой обычно делают хлеб, цена поднялась с 7800 рублей за тонну до 10 тысяч рублей с конца сентября по середину апреля.

Но и это не главное. Как представляется, главной целью – ну, одной из главных – было показать жителям Крыма (и восточной, а то и всей Украины), как хорошо жить в России.

Но поверить в это было весьма затруднительно после показа разоренных наводнением и до сих пор не восстановленных сёл Дальнего Востока, после утверждений, что политика в сфере ЖКХ – антинародная, что зарплаты учителей и врачей не растут, как было обещано, и многих других претензий к власти.

И наконец, о том, о чем помолчал Владимир Путин. Ни слова не было сказано о майских указах, хотя многие вопросы – о зарплате в бюджетной сфере, например – напрямую касались этих указов. И главное, совсем ничего не было сказано о современном состоянии российской экономики, которая, даже по словам соратников Путина, приближается к кризису. Наверное, таких вопросов или не было, или устроители предпочли их не заметить.

P. S. В конце марта, после присоединения Крыма, рейтинг одобрения деятельности российского президента среди жителей страны вышел на новый максимум – 82,3 процента. Если же верить данным радиостанции «Вести ФМ», сторонников украинской политики Путина в стране 98,2 процента, противников, соответственно, меньше двух процентов.

Теперь – процитируем основные, на наш взгляд, моменты прямой линии.

О Крыме

«...Россия никогда не планировала никаких аннексий и никаких военных действий в Крыму, никогда. Наоборот, мы исходили из того, что мы будем строить наши межгосударственные отношения с Украиной, исходя из сегодняшних геополитических реалий. Но мы также всегда думали и надеялись на то, что наши русские люди, русскоязычные граждане Украины будут проживать в комфортных для себя политических условиях, в комфортной обстановке и не будут никак притесняться, им не будут угрожать.

Вот когда возникла именно такая ситуация, ситуация с возможными угрозами и притеснениями, и когда народ Крыма начал говорить о том, что он стремится к самоопределению, тогда, конечно, мы и задумались о том, что нам делать. И именно тогда, а не какие-то там 5, 10, 20 лет назад было принято решение о том, чтобы поддержать крымчан.

...Ничего не готовилось, всё делалось, что называется, с колёс, исходя из реально складывающейся ситуации и требований текущего момента, но исполнялось действительно в высшей степени профессионально.

Наша задача заключалась не в том, чтобы действовать там в полном смысле вооруженными силами, наша задача заключалась в том, чтобы обеспечить безопасность граждан и благоприятные условия для их волеизъявления. Мы это и сделали. Но без позиции самих крымчан это было бы просто невозможно.

Более того, я вам скажу, что до последнего момента, просто до последнего дня я в той речи, которую потом произносил в Кремле, не писал последней фразы, а именно: вношу в Федеральное Собрание федеральный закон о присоединении Крыма. Потому что я ждал результатов референдума. Одно дело – это социологические исследования, одно дело – настроения определенных групп, а другое дело – волеизъявление всех граждан этой территории в целом. Для меня очень важно было узнать, увидеть, каково же это волеизъявление.

И когда стало ясно, что явка составила 83 процента, что 96 с лишним процентов высказались за присоединение к Российской Федерации, стало очевидно, что это абсолютное, просто практически полное большинство, если не сказать всё крымское население. В этих условиях поступить иначе мы не могли».

И далее, отвечая на вопрос о том, как будут складываться отношения с Украиной:

«Разумеется, это вопрос непраздный, и все мы находимся под гнётом определённых эмоций. Но если мы любим друг друга и уважаем друг друга, то мы должны и найти способ понять друг друга. Я думаю, что в рамках одной семьи это, может быть, проще даже сделать, чем в рамках государства. Но даже в рамках межгосударственных отношений, уверен, мы найдём взаимопонимание».

Надо думать, что здесь наш президент чересчур оптимистичен, очень трудно даже предположить, в какой исторической перспективе можно будет говорить о налаживании дружеских отношений со страной, чью часть мы присоединили, какими бы ни были объяснения этого шага России.

Далее Путин вновь возвращается к проблемам Крыма:

«К сожалению, материально-техническая база предприятий отдыха, санаториев, курортов пришла в упадок. Наши специалисты, которые посещали Крым, знакомились с этими предприятиями, с этими базами отдыха, домами отдыха, санаториями, пришли к выводу, что по российским санитарно-эпидемиологическим нормам их даже нельзя на сегодняшний день, некоторые из них во всяком случае, использовать для проживания людей».

В связи с этим заявлением Владимира Путина возникает опасение за инициативу «Единой России» организовать массовый отдых в Крыму. Функционерам приличных мест, может, и хватит, а остальным что остается? Непригодные для жилья? Далее Путин говорит о своей встрече с Алексеем Чалым, словно забыв, что примерно за неделю до прямой линии Чалый покинул пост мэра Севастополя и кинулся спасать свой бизнес, попавший под санкции. Чалый – владелец предприятия, производящего энергооборудование, и примерно 60 процентов комплектующих он получал из-за рубежа.

И тут Владимир Путин делает поистине сенсационное заявление. Вплоть до самого недавнего времени присутствие российских войск, тем более специальных подразделений, Россия всячески отрицала, утверждая, что это силы самообороны Крыма. Помнится, президент, отвечая на вопрос об их вооружении и экипировке, заявил, что всё это в военторге куплено. И вот теперь:

«За спиной сил самообороны Крыма, конечно, встали наши военнослужащие. Они действовали очень корректно, но, как я уже сказал, решительно и профессионально.

По-другому провести референдум открыто, честно, достойно и помочь людям выразить своё мнение было просто невозможно».

То есть войска находились там еще до проведения референдума. И нельзя исключать, что их присутствие повлияло на итоги этого референдума. Понятно, что ни разу не прозвучало, во сколько же крымский кризис обошелся нашей стране. Пользуясь моментом, приводим цифры, подготовленные учеными Высшей школы экономики и экспертами «Альфа-капитал». Присоединение Крыма стоило российскому рынку 179 млрд долларов. Эта сумма складывается из оттока капитала в 33,5 млрд $, падения капитализации отечественных компаний на 82,7 млрд $ на родине и на 62,8 млрд $ – в Лондоне.

О Восточной Украине

Наиболее эмоциональная часть выступления Владимира Путина. Еще надо отметить, что в выражениях в адрес украинских властей президент себя не сдерживал. Попутно Путин учил украинских начальников, что и как им надо делать.

О Восточной Украине«Вместо того чтобы наладить диалог с этими людьми (жителями Востока Украины. – Прим. ред.), на места губернаторов, руководителей регионов из Киева прислали своих назначенцев. Это местные олигархи, миллиардеры. Люди и так к олигархам относятся с большим подозрением и считают, что они нажили свои миллиарды, эксплуатируя народ и разворовывая государственное имущество, а тут еще их прислали в качестве администраторов, руководителей целых регионов. Конечно, это вызвало дополнительное недовольство. Люди начали выдвигать из своей среды лидеров. Что сделала власть с этими лидерами? Пересажала всех в тюрьму. И это на фоне того, что националистические формирования не разоружаются, а, наоборот, начали всё больше и больше угрожать применением силы на востоке. На востоке люди сами начали вооружаться. И вместо того чтобы осознать, что происходит нечто неладное в украинском государстве, и предпринять попытки к диалогу, начали еще больше угрожать силой и дошли до того, что двинули на гражданское население танки и авиацию. Это еще одно очень серьезное преступление киевских сегодняшних властителей.

Надеюсь, что удастся все-таки понять, в какую яму, в какую пропасть движется сегодняшняя власть и тащит за собой страну. И в этом смысле считаю очень важным начало сегодняшних переговоров (переговоры в Женеве. – Прим. ред.), потому что, на мой взгляд, очень важно сегодня вместе подумать на тему о том, как выходить из ситуации, предложить людям вот этот настоящий – не показной, а настоящий – диалог. Ведь сегодняшние киевские руководители приезжают на восток, но с кем они там встречаются? Они встречаются со своими назначенцами. Так для этого не надо в Донбасс ехать, для этого достаточно вызвать их в Киев и провести там совещание. С людьми надо разговаривать и с их реальными представителями, с теми, кому люди доверяют. Надо выпустить всех из тюрем, помочь людям организоваться, выдвинуть дополнительных лидеров и начать диалог.

Теперь по поводу того, что впереди, что сначала: сначала референдум по Конституции, а потом выборы – или сначала нужно стабилизировать ситуацию с помощью выборов, а потом провести референдум? Вопрос ведь даже не в этом, вопрос в том, чтобы обеспечить законные права и интересы русских и русскоязычных граждан юго-востока Украины. Напомню, пользуясь ещё терминологией ещё царских времён, это Новороссия: Харьков, Луганск, Донецк, Херсон, Николаев, Одесса не входили в состав Украины в царские времена, это те территории, которые были переданы Украине в 20-е годы советским правительством. Зачем они это сделали, бог их знает. Это всё происходило после соответствующих побед Потёмкина и Екатерины II в известных войнах с центром в Новороссийске. Отсюда и Новороссия. Потом по разным причинам эти территории ушли, а народ-то там остался».

В составе царской России не было такого понятия – Украина, так что говоря, что Харьков, Донецк и другие регионы не входили в состав Украины, Путин ошибается.

«Да, сегодня они граждане Украины, но они должны быть равноправными гражданами своей страны, вот в чём всё дело. И вопрос даже не в том, что будет раньше, референдум по децентрализации или федерализации, а потом выборы, или выборы, а потом изменение какое-то структуры государства, – вопрос в гарантиях для этих людей. Вот нам нужно побудить их к тому, чтобы на Украине было найдено решение вопроса, где гарантии. И жители востока и юга Украины вас тоже спросят, и нас, и сегодняшних правителей в Киеве спросят: «Ну, хорошо, будут выборы 25-го – вы хотите, чтобы мы их признали? Завтра вы забудете и пришлёте к нам сюда, в Донецк, в Харьков, в Луганск и так далее, пришлёте опять какого-нибудь очередного олигарха. Где гарантии? Нам найти ответ на этот вопрос нужно». Надеюсь, что он будет найден.

Какова в этих условиях наша роль, роль доброго соседа, самого близкого родственника; услышат ли нас наши партнёры где-то за океаном или в Европе? Я надеюсь, что услышат, но в то же время, я тоже только что об этом сказал, существует определённое опасение в отношении самой России, её масштабов, её возможного потенциального роста и мощи и поэтому предпочитают нас тоже разукрупнить, растащить. Услышат ли в этом случае наши партнёры?

Сейчас мы слышим призывы к тому, чтобы люди на юго-востоке сложили оружие, но я своим партнёрам говорю: «Это правильный, замечательный призыв, но тогда армию оттащите от гражданского населения». Потому что совсем с ума сошли: танки, бронетранс­портёры (я смотрю на экран телевизора), пушки тянут. Против кого пушки тянут? Совсем обалдели, что ли?

Система залпового огня, боевые самолёты летают, «сушки» летают. Совсем сбрендили, что ли? А потом ещё что? Подходят вооружённые отряды националистов, хорошо, на востоке разоружаться, хорошо, предположим, даже армия отойдёт, отряды националистов почему до сих пор не разоружили? А потом скажут, что мы ничего не можем с этим поделать».

В ходе прямой линии президент еще несколько раз возвращался к этой теме. И напомнил, что Совет Федерации дал ему право вводить российские войска на Украину. Такой вот был намек. И еще: кажется, называть сейчас Россию «добрым соседом Украины, ближайшим родственником» – все-таки преувеличение.

Об инакомыслящих и СМИ

Странное дело: в ходе прямой линии ведущими неоднократно подчеркивалось, что украинскую линию поддерживает подавляющее большинство россиян, а несогласных с ней – ничтожное меньшинство. В принципе одной такой ремарки было бы достаточно. Но к теме возвращались не раз и не два. Больше того, думающим иначе давали слово. Сначала Ирине Хакамаде – впрочем, говорила она вполне верноподданнически. Затем лидеру партии «Гражданская платформа» Ирине Прохоровой и уже под занавес – главному редактору «Независимой газеты» Константину Ремчукову.

Об инакомыслящих и СМИПрохорова говорила о культуре и не только:

– Вы знаете, в последнее время, и крымские события дали толчок этому, мы видим, что не только неуклонно сокращается бюджет на поддержку культуры и образования, но и начинаются гонения на деятелей культуры, которые выражают несколько другую позицию. Начинаются какие-то гонения на современное искусство, которое начинают обвинять во всех немыслимых и мыслимых грехах. Разрабатывается законодательство, которое фактически низводит культуру до служанки идеологии. Вообще мы уже это всё проходили, и это всегда было страшным ударом не только для культуры и образования в узком смысле слова, это было очень печально для общества. И вот этот внутренний раскол, который вносит само общество, что людям, высказывающим какие-то другие позиции, им отказывается в звании патриота, людей, думающих о стране, мне кажется глубоко несправедливым. Ведь Вы сами признали, что это было трудное решение в связи с Крымом, и отнюдь не радостное, но вынужденное, поэтому опасения людей, которые боятся осложнений для собственной страны, они вполне понятны.

Как Вы полагаете, вот это внутреннее ожесточение, которое в обществе возникает, к сожалению, очень часто, подпитывается высказываниями политиков некоторых, в парламенте очень любят козырнуть какими-то высокими словами, не подрывает ли это основы нашей действительно многонациональной яркой культуры и не лишится ли таким образом Россия статуса великой культурной державы?

На первую часть вопроса Прохоровой – о культуре – Путин предпочел не отвечать, со второй частью не согласился.

– Вы знаете, я, честно говоря, не чувствую какого-то особого изменения ситуации, какого-то особого накала даже в связи с событиями в Крыму и Севастополе. Ну да, есть борьба мотивов, борьба точек зрения, но их же никто не мешает высказывать, за это же не хватают, не сажают, не упекают никуда, в лагеря, как это было в 1937 году. Люди, которые высказывают свою точку зрения, они, слава богу, живы, здоровы, занимаются своей профессиональной деятельностью. Но то, что они встречают отпор, то, что они встречают другую позицию и неприятие их собственной позиции, – вы знаете, у нас часть интеллигенции не привыкла просто к этому. Некоторые люди считают, что то, что они говорят, – это истина в последней инстанции, и по-другому быть не может, и когда они что-то видят в ответ и слышат в ответ, это вызывает такую бурную эмоциональную реакцию.

Затем неожиданно сравнил нынешнюю оппозицию с поведением большевиков в годы Первой мировой войны, в том смысле что они тоже желают поражения своей стране. Но все же признал:

– Но я с Вами не могу не согласиться в том, что мы ни в коем случае не должны скатиться в какие-то крайние формы борьбы, ни в коем случае не должны шельмовать людей за их позицию. И я постараюсь сделать всё, чтобы этого не было.

Сравнение инакомыслящих с революционерами президенту понравилось, и он еще раз прибег к этому же сравнению, попутно процитировав вождя пораженцев Владимира Ленина:

– Есть маленькая группа революционеров, они бесконечно далеки от народа. Власти должны ориентироваться на мнение большинства и, исходя из этого мнения, принимать решения. Но никогда не забывать про мнение тех людей, которые остаются в меньшинстве и имеют свое собственное мнение на то, что происходит.

И далее, уже отвечая Константину Ремчукову:

– Мы должны слышать любую точку зрения, даже если она представлена меньшинством. Я всегда выслушиваю любую точку зрения и обдумываю – может быть, в этом что-то есть. Мы хотим хороших отношений с Западом, но мы не можем позволить уступок в собственных интересах. Мы хотим наладить хорошие отношения с нашими партнерами и на Западе, и на Востоке, для этого нужен анализ разных точек зрения.

Но самое значительное событие произошло уже после окончания прямой линии. Прямо напрашивается сравнение с прошлогодней пресс-конференцией, когда уже после ее завершения Путин объявил об освобождении Михаила Ходорковского. На этот раз к президенту подошел корреспондент телеканала «Дождь» Антон Желнов и спросил о судьбе канала. Путин, конечно же, помянул злополучный опрос, но добавил, что канал принес свои извинения. А потом обещал – правда, не прямо – разобраться в судьбе канала. Понятно, это точка зрения пресловутого меньшинства: если «Дождь» восстановят в правах, прямая линия запомнится надолго.

О нефти и газе

Как ни странно, но вопрос о «нашем всё» был задан пенсионеркой. Она спрашивала, что будет, если в рамках санкций другие страны откажутся покупать наши нефть и газ. Владимир Путин отвечал обстоятельно и серьезно.

О нефти и газе«Нефтегазовые доходы составляют значительную часть поступлений в российский бюджет. Это серьёзная составляющая для нас и для решения вопросов развития экономики, бюджетного финансирования наших программ развития и, конечно, исполнения наших социальных обязательств перед гражданами.

Я хочу вот о чём сказать. Я просто боюсь ошибиться в цифрах, но сейчас, дай бог памяти, я вам скажу, что основные доходы из нефтегазовых доходов у нас поступают не от газа, а от нефти. Если в долларовом эквиваленте, то за прошлый год доходы от нефти составили 191–194 миллиарда долларов, доходы от газа – примерно 28 миллиардов долларов. Разницу чувствуете?

Нефть продаётся на мировых рынках. Можно ли здесь, вот если попытаться, нам как-то навредить? Попробовать можно. К чему это приведёт для тех, кто будет это делать? Во-первых, как это сделать? Реальные возможности нарастить добычу, а значит, и понизить цены на мировых рынках может только Саудовская Аравия. У Саудовской Аравии бюджет за 85–90 долларов за баррель, а у нас – из 90, по-моему. То есть если уйти ниже 85, то сама Саудовская Аравия будет в прогаре, у неё возникнут проблемы. Для нас понижение с 90 до 85 не является критическим. Это первое.

У нас с Саудовской Аравией очень добрые отношения. У нас есть, скажем, разные подходы по сирийской проблематике, но у нас почти полностью совпадают подходы по развитию ситуации в Египте. У нас есть и много других совпадающих точек соприкосновения.

Я с огромным уважением отношусь к хранителю двух мусульманских святынь королю Саудовской Аравии, он очень умный, взвешенный человек. И не думаю, что наши саудовские друзья пойдут на какие-то резкие изменения во вред себе и экономике России.

Наконец, в самих Соединённых Штатах, которые развивают сегодня добычу сланцевого газа и сланцевой нефти, уровень рентабельности этих продуктов очень высокий, это дорогие проекты. А если ещё уронить цены на мировом рынке, то эти проекты вообще могут стать нерентабельными, вообще убыточными, и нарождающаяся отрасль просто может умереть.

И наконец, ещё одно соображение. Нефть котируется и продаётся на мировых рынках в долларах. Если цены упадут, то тогда и спрос на доллары резко упадёт, и доллар как мировая валюта начнёт терять своё значение. Очень много составляющих, очень хочется куснуть, но возможности всё-таки ограничены. Хотя, наверное, какой-то ущерб можно нанести.

Теперь что касается газа. Мы газ продаём, трубный газ (а это основные продажи по газу у нас), в основном в европейские страны, которые где-то на 30–35 процентов, 34 процента своего газового баланса закрывают поставками из России. Можно ли вообще прекратить закупки российского газа? На мой взгляд, невозможно.

Можно ли вообще прекратить поставки? Это, на мой взгляд, совершенно нереально. Но в ущерб себе, почти через кровь, можно. Но я представить себе такого не могу. Поэтому, конечно, все заботятся о диверсификации поставок. Там, в Европе, говорят о повышении независимости от российского поставщика, так же как и мы начинаем говорить и действуем в сторону независимости от наших потребителей».

В этом коротком ответе очень много интересного. Оказывается, не «Газпром наше национальное достояние», как твердит реклама, а Роснефть и Gunvor. Символическими выглядят комплименты в адрес саудовских шейхов – «наши саудовские друзья», прежде они таковыми не были. И наконец, еще раз возвращаясь к газовой проблематике: уже в ответе на другой вопрос Путин говорит о строительстве газопровода «Южный поток». Но накануне Евросоюз принял решение отказаться от этого проекта.

По наезженной колее

Как вы оцениваете прямую линию президента РФ Владимира Путина, состоявшуюся 17 апреля 2014 года?

Не кажется ли вам, что упор был сделан на обсуждение политических и глобальных вопросов, при этом не было уделено достаточно внимания социальным вопросам, волнующим людей гораздо больше, чем ситуация с Украиной?

Ирина Курьянова

Сергей Афанасьев, депутат областной думы, второй секретарь Саратовского обкома КПРФ:

МАЛО ВРЕМЕНИ УДЕЛЕНО ВНУТРИРОССИЙСКИМ ВОПРОСАМ

Сергей АфанасьевПрямая линия с президентом Путиным прошла по наезженной колее, но в целом это вполне приемлемая форма работы президента с населением, которая пока не навязла в зубах.

Большая часть вопросов, вне всяких сомнений, была хорошо подготовлена. Ну, может быть, попала пара-тройка вопросов не совсем случайных, а менее подготовленных.

В основном обсуждалась внешняя политика, события на Украине. Мне понравилось, что Путин четко сказал, что на Украине у нас есть свои интересы, которые мы будем отстаивать не только дипломатическими и экономическими методами, но и силовыми.

Вместе с тем мало времени было отведено на обсуждение внутриэкономических вопросов, которые волнуют российский народ гораздо больше, чем вопросы присоединения Крыма и общая ситуация на Украине. Хотелось бы, чтобы глава государства высказал свою позицию по поводу диспаритета цен на ГСМ и зерно. Труд хлебороба в цене хлеба составляет не больше 18 процентов, львиная доля приходится на посреднические структуры, что недопустимо.

Серьезный вопрос – ситуация в системе ЖКХ. Коммунальные сети изношены до предела, их ремонт пытаются возложить на нас с вами. Выхода не было предложено.

Татьяна Ерохина, заместитель председателя Саратовской областной думы, член президиума регионального политического совета «Единой России»:

ВЫСОК УРОВЕНЬ ДОВЕРИЯ ГРАЖДАН К ПРЕЗИДЕНТУ

Татьяна ЕрохинаЯ с глубоким интересом следила за ходом прямой линии с президентом РФ В. В. Путиным. Помимо традиционных форматов общения посредством СМС-сообщений, телефонных включений, через интернет-сайт, был использован и новый формат – видеообращение.

Хочется отметить, что число обращений год от года растет. Это, безусловно, говорит о высоком уровне доверия наших граждан к президенту. Люди, обеспокоенные той или иной темой, могут быть уверены – о них не забудут, по их вопросам будут приниматься меры. Конечно, не всё быстро можно решить. Но власть в лице всенародно избранного президента в очередной раз продемонстрировала способность к прямому диалогу с гражданами России, готовность слушать и решать существующие вопросы.

Не могу сказать, что президент в ходе прямой линии обошел своим вниманием социальную сферу. Было достаточное количество вопросов по данной тематике. Конечно, в свете последних событий поступило просто ошеломляющее количество вопросов, посвященных Украине, присоединению Крыма и международным отношениям в свете данных событий. На мой взгляд, это совершенно логично.

В любом случае, как мы уже неоднократно видели, ни одно из обращений, поступивших в адрес Владимира Владимировича, без внимания не остается. Все они будут переданы для рассмотрения в соответствующие структуры и поставлены на контроль.

Оцените новость
0
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 143
1
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ