ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 30 (258) от 27.08.2013
город
Мрачная жизнь под вывеской «Солнечный»
В одном из самых молодых и перспективных микрорайонов Саратова люди обречены на многочисленные и разнообразные страдания
Комментарии:0
Просмотры: 763
Многие высотки в Солнечном выкрашены в жизнерадостные цвета, что способствует созданию приподнятого настроения. Но это настроение быстро сменяется унынием, стоит только походить по дворам и подъездам

В стране существует масса проблем. Многие экономисты и политологи пытаются расставить их по степени важности и перечисляют: отсутствие инвестиций, коррупция, кадровый голод, изношенность основных фондов, неразвитость инфраструктуры и многое другое. Зададимся вопросом: что такое жилищно-коммунальное хозяйство? Это отрасль экономики государства или неудобный придаток этой экономики, связанный всего лишь с поддержанием минимального уровня жизнеспособности «подданных»? Цивилизованный бизнес, действующий по юридическим законам, или это черная дыра для разворовывания денег? Одно из приоритетных направлений социальной политики страны или сплошная вялотекущая трагедия со скандалами, взаимными оскорблениями, слезами и сердечными приступами? Давайте разберемся.

Потемкинский микрорайон

Когда въезжаешь в микрорайон Солнечный со стороны Вольского тракта, едешь по широкой и хорошо асфальтированной улице Тархова. Светофоры, дорожная разметка, ограждения, стояночные карманы, зоны для разворотов. Удобно и эстетично. Вокруг красивые современные высотные дома с магазинами, кафе, парикмахерскими и офисами на первых этажах. Многие высотки даже выкрашены в жизнерадостные цвета, что способствует созданию приподнятого настроения. Вот рынок. Здесь есть всё что душе угодно. И выглядит современно. Вот свой отдел полиции. Это значит, что не надо полицейским добираться по вызову из районного управления. Всё рядом. Вот своя поликлиника. И не надо жителям ехать за тридевять земель в районную. Всё для блага человека. Сердце радуется.

Но, как оказалось, радость у человека, попадающего в этот «оазис благоденствия», как правило, оказывается короткой и всегда преждевременной. Если остановиться и зайти в любой из прилегающих к улице дворов, то радость быстро улетучивается, сменяется удивлением, затем досадой, а потом и просто гневом. У эмоциональных людей этот гнев может перейти в ярость. Но их сложно будет упрекнуть в несдержанности. Потому что уж слишком целенаправленно и цинично ведется работа по созданию людям невыносимых условий жизни. Так, как живут здесь, жить нельзя.

Болото с гнилой рыбой

Сворачиваем с улицы Тархова на улицу Чехова и поднимаемся к улице Мамонтова. По всей ширине улицы Чехова – поток воды. Спрашиваем прохожих: «Что это? Откуда бежит вода?» Люди равнодушно отмахиваются: «Всегда бежит. На пару дней перестает, а потом снова бежит». Картина всеобщего жилищно-коммунального счастья начинает потихоньку рушиться.

Подъезжаем к группе домов, расположенных на пересечении улиц Мамонтова и Топольчанской (Мамонтова, дом 4, Топольчанская, 3 и 5). Моросит дождик. Пытаемся въехать во двор, но машина буксует в размокшей глине. Дороги во двор дома № 4 нет. Ищем объездные пути. Наконец добираемся с горем пополам до двора. И тут, выходя из машины, я проклял себя за то, что надел с утра легкие летние туфли. Ноги оказались по щиколотку в грязной жиже. Болото! Без резиновых сапог не пройти. И это происходит в августе, когда дождь в наших краях большая редкость. А что здесь бывает с октября по апрель? Как же дети ходят в школу? Что должны делать пенсионеры и инвалиды? И вообще, почему в цивилизованном спальном районе люди должны держать наготове охотничье или рыболовное снаряжение? Кто их назначил экстремалами? А может, завтра мы их заставим проникать в свои квартиры по веревочным лестницам?

Обходим дом № 4 по улице Мамонтовой и попадаем во двор домов 3 и 5 по Топольчанской. Та же картина. Ни асфальта, ни пешеходных дорожек. Двор расположен несколько выше, чем дом 4, и по образовавшейся на месте бывшего асфальта канаве, которая скоро превратится в овраг, круглый год дождевая и талая вода успешно стекает в ко­оперативные погреба и в подвал дома № 4.

Сразу скажу, что первый визит в эти дома пришлось прервать. Невозможно передвигаться по дворам в насквозь мокрых туфлях с налипшими на них килограммами грязи. Поехали стираться и сушиться.

Второй визит состоялся в ясную и солнечную погоду. Болото немного подсохло, но я все равно предусмотрительно надел туфли на толстой подошве. Здесь есть лужи, которые не сохнут никогда.

Едва выйдя из машины, я и мои товарищи дружно зажали носы. Откуда этот резкий тошнотворный запах гнилой рыбы? Объяснение простое: прямо во дворе стоит рыбный цех. В дождливую прохладную погоду мы его просто не заметили. В жару он сразу обнаружил себя нестерпимым смрадом. Спрашиваем у жителей: «Как вы живете с таким запахом?» Отвечают: «Вот так и живем. Окна открыть нельзя. Квартиры мы не проветриваем даже в сильную жару, ни днем, ни ночью. Во-первых, сильный запах, во-вторых – огромные зеленые мухи, которые роятся во дворе и влетают в окна». Оказывается, здешняя технология переработки рыбы предполагает, что отходы складируются в мусорные баки прямо на открытом воздухе во дворе цеха, вывозятся крайне редко и отравляют запахом всё вокруг. Приезжали чиновники из городской администрации. Люди вышли к ним со своей бедой, но получили ответ, что нарушений закона нет. Всё в порядке. Нюхайте дальше.

От грязи никуда не деться

От грязи никуда не детьсяРечь не о внутридворовых территориях. Речь об обычных городских улицах. Даже ничего не понимающий в дорожном строительстве человек прекрасно знает, что улица состоит из проезжей части, тротуара и зеленых насаждений. Пойдем смотреть.

Идем по улице Мамонтова. Проезжая часть вроде есть. По крайней мере имеются остатки асфальта, смешанные с глиной. А вот тротуара нет. Улица соединяет жилые дома со школой, поликлиникой, спортивным комплексом, магазинами. Как детям ходить в школу? Как пенсионеру попасть в поликлинику? Что делать людям в дождь? Как ходить по этой улице зимой?

У человека здесь две участи. Либо попасть под колеса автомобиля, либо делать короткие перебежки, постоянно останавливаясь и оглядываясь назад, не настигает ли тебя машина. Но и в том, и в другом случае в сырую погоду житель будет непременно обрызган грязью из-под колес. Этой участи здесь не избежит никто – ни тот, кто должен погибнуть под колесами, ни тот, кто осторожно озирается. Это неизбежность. Это дано свыше. Просто негде спрятаться от грязных брызг. Люди и машины в одной колее.

Я упомянул как яркий пример улицу Мамонтова, но это лишь жалкий кусочек дорожной мерзости. Идем на улицу Бардина. Картина повторяется во всей красе. А что у нас на Батавина? Аналогичная ситуация. Но эти улицы, пересекающие микрорайон, идут с уклоном. И в дождливую погоду здесь вдоль бордюров течет мутная жижа, по которой обреченно и понуро передвигается население Солнечного. Кто уготовал им эту участь? Почему эти люди хуже жителей других районов города? Молчат начальники. Давно молчат.

«Условно горячая» вода в «условно стальных» трубах

«Условно горячая» вода в «условно стальных» трубахЗаходим во двор, который объединяет дома № 33 и 35 по улице Тархова и дом №7 по улице Топольчанской. Дома панельные, возраст их уже около тридцати лет. Разговорились с милой пожилой женщиной. Темы беседы типичны. Где асфальт внутри двора? Детская площадка в аварийном состоянии. В подвалы домов льется грязная вода и канализационные стоки.

Наша собеседница предлагает пройти к ней в квартиру. Там женщина показывает черную плесень, которая растет по углам комнат. Причина ясна: в панельных домах при длительном сроке эксплуатации приходит в негодность утеплитель, который находится между плитами. По правилам его должны менять через пятнадцать лет. В Солнечном не меняют и через тридцать. Швы между плитами протекают, вода льется по стенам, сырость постоянная. Зимой швы промерзают, и на стенах квартир появляется иней. Всё это и приводит к развитию черной плесени, очень вредной для здоровья людей.

Хозяйка ведет нас на кухню. Когда я увидел стояк горячей воды, подведенный к кухонной мойке, ахнул: на железной трубе внутри одной квартиры стоят три хомута, зажимающих образовавшиеся протечки. Три дыры на стальной трубе в одной квартире! Спрашиваю у хозяйки: «Что же это вы с трубой делали?» Она вместо ответа ведет меня к соседке этажом ниже. У соседки на том же стояке два хомута. Выходит, что на девять этажей в среднем двадцать пять хомутов, двадцать пять протечек! Это же не труба. Это сито. Причем новая дыра в трубе может образоваться в любое время – ночью, в рабочее время, когда дома никого нет. Утешает одно: вода из этой «горячей» трубы никого не ошпарит. И вот почему.

Идем в ванную. Открываем кран горячей воды. Вода течет, но – холодная. Ждем. Женщина просит засечь время и приносит термометр для ванны. Опускаем в воду. Эксперимент показал, что выше тридцати двух градусов температура не поднимается. Да и для этого потребовалось спускать воду сорок семь минут. А по официально действующему нормативу должно быть шестьдесят градусов – и немедленно. Ну и как этим людям собираться на работу? Как купать детей? Как стирать или мыть посуду?

Подчеркиваю, что те условия, которые я описал на примере одной квартиры, типичны для всего Солнечного. Я побывал во многих так называемых «жилых помещениях». Везде одинаковая картина. Спрашиваю: «Сколько платите?» Оказывается, суммарная плата за жилье вместе с коммунальными услугами составляет 5600 рублей за трехкомнатную квартиру при трех прописанных в ней жильцах. Это как раз размер пенсии хозяйки.

Напрашивается слово «геноцид». Как можно жить, отдавая всю свою пенсию, в квартире с промерзающими стенами и плесенью при отсутствии горячей воды и с постоянно готовыми взорваться трубами?

Дорогие жители Солнечного, не обижайтесь, что в качестве примера я не назвал именно ваш дом или квартиру. Вы все в одинаковой ситуации. Вы заложники жуликов и воров.

Приглашение на обед с ароматом фекалий

Приглашение на обед с ароматом фекалийВ начале этой статьи я рассказал о том, как страдают жители одного из домов от запаха гнилой рыбы. Это особый случай. Но схожая ситуация существует практически в каждом доме, хотя там нет рыбных цехов. Причин омерзительного запаха во дворах две. Первая: домовые мусоропроводы. Вторая: канализационные стоки, находящиеся в подвалах.

Едва заходишь во двор, как тут же ощущаешь стойкий запах гниения и фекалий. Из мусоропроводных бункеров выбегают крысы и мыши, вылетают тучи мух. Бункеры открыты, и в них лежат кучи гниющих отходов, отравляя воздух. Подходишь к отдушинам подвала – оттуда в нос просто бьет запах нечистот.

А не пригласить ли какого-нибудь большого начальника из системы ЖКХ на обед? В теплый летний день расположиться при открытых окнах на кухне квартиры на первом этаже и предложить ему первое, второе и третье блюдо? Можно и десерт. Полезет ли кусок в горло? А не стошнит ли его от местных ароматов или от мух в супе и компоте?

И снова само собою напрашивается слово «геноцид». Кстати, означает оно целенаправленную деятельность по уничтожению какой-либо группы населения. В данном случае применить это слово хочется к постоянной и целенаправленной деятельности по созданию невыносимых условий для жизни людей. Поймите, уважаемые начальники, сероводород, выделяемый при гниении, попадая с воздухом в кровь при дыхании, убивает эритроциты крови, что приводит к серьезным недугам. А люди-то дышат именно им. Вам бы самим попробовать добровольно весь день нюхать дерьмо. У вас улучшится настроение и повысится тонус? Нет. А постоянное плохое настроение (в библейской интерпретации уныние) – путь на кладбище, потому как смертный грех.

Весь город уже перешел на удобные и гигиеничные общедомовые мусоросборники с полуавтоматическими крышками, расположенные на безопасном расстоянии от домов. А Солнечный не может. Что-то тут не так. Что-то надо подправить. Где мусорные баки нового образца? Ответа от начальников нет.

Бескомпромиссная борьба с нашим светлым будущим

На первый взгляд детские площадки во дворах как бы есть. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что это – фикция. Не стал бы я в своем детстве на таких играть. Во-первых, абсолютно нет игровых площадок – для волейбола, баскетбола, мини-футбола или даже стритбола. Во-вторых, многие площадки в аварийном состоянии. Как можно ребенку бегать и прыгать по искореженному асфальтовому покрытию, посреди которого торчит на полметра над землей канализационный люк? Как можно качаться на качелях из железной арматуры? Да еще если стойки всего в 20–30 сантиметрах от качающегося сиденья. Ведь попадет туда рука – перелом. Наконец, площадок просто мало для множества детей, живущих в многоквартирных домах.

Есть интересный пример. В сравнительно новом доме по адресу Днепропетровская, 18 (ему всего шесть лет), проектом предусмотрено четыре детских площадки, а в реальности нет ни одной. Люди пошли в суд. Суд обязал управляющую компанию их построить. Решение не исполняется уже полгода. До проектов других домов и дворов мне добраться не удалось, но элементарная логика подсказывает, что раз заложено в проекте на тринадцать подъездов четыре площадки, значит существует норматив. Это примерно одна площадка на четыре подъезда. В Солнечном же в лучшем случае одна площадка на десять-двенадцать подъездов. Почему норма не выполняется?

Давайте взглянем на другие районы. Там, видимо, такой переизбыток различного детского инвентаря, что красивые и современные, а главное, безопасные площадки начали строить уже просто на тротуарах и аллеях. Возьмите улицу Рахова или набережную. А детишки из Солнечного обречены играть на убогих, тесных, ржавых и покосившихся площадках, заставленных машинами. Они детишки второго сорта?

«Смешная» проблема жутких подъездов

Страшное место. Такое ощущение, что в микрорайоне только что отгремели тяжелые бои. Краска и побелка слетели со стен, штукатурка сыплется с потолка, изу­родованные почтовые ящики показывают свое ржавое или обгорелое нутро. Кругом оголенные провода. Ужасный запах, поднимающийся из мусоропроводов и затопленных фекалиями подвалов. Стекла разбиты.

А ведь на статью, связанную с расходами на текущий ремонт, каждая квартира вкладывает в копилку своего ТСЖ кругленькую сумму – от 200 до 600 рублей в месяц в зависимости от площади жилья. Возникает ставший уже риторическим вопрос эпохи правления партии жуликов и воров: где деньги? Ответа нет.

Объем работ смешной. Один подъезд одна бригада из пяти человек может отремонтировать максимум за неделю. Плюс материалы. Привел я своего друга, опытного инженера-строителя, в один такой символ разрухи. Он всё осмотрел, посчитал и выдал почти готовую смету. Средняя стоимость ремонта одного подъезда с учетом работ, материалов и налогов укладывается в 70 тысяч рублей. Это взнос всего подъезда за полгода. А люди платят по тридцать лет. Итак, где деньги? Скорее всего, украли. Такое мое оценочное суждение.

«Полиция не приедет – ведь никого пока не убили…»

Во всех дворах, где мне пришлось общаться с жителями, у них возникал простой и законный вопрос: «Почему всякая шпана пьет с наступлением сумерек и до утра в нашем дворе, орет песни, включает автомобильные динамики, которые не дают спать людям? Где полиция? Пишем заявления в полицию – ответа нет».

Провожу эксперимент. В половине одиннадцатого вечера прихожу во двор дома № 6 по улице Уфимцева. Сажусь на лавочку. Час жду начала пьяного разгула. Дождался. Вот они – ночные любители крепких алкогольных напитков и громкого «базара» (на парламентском языке – риторики). Прислушиваюсь. Мат на мате. Громко и по-хамски. Какие-то посиневшие личности неопределенного возраста, девушки не очень тяжелого поведения в синяках и ссадинах, мальчики, которые в свои тридцать лет выглядят на пятьдесят.

Меня заметили. Подходят: «Мужик, ты кто?» Отвечаю: «А что вас, собственно, интересует?» Они не знают, что их снимает видеооператор. Перехожу в наступление: «А зачем вы так громко поете песни, разговариваете на ненормативном языке, включаете автомобильные динамики? Люди хотят спать!» Вместо ответа сплошной мат и явление, которое в России называется наездом. Выбегает из подъезда моя знакомая Ольга Васильевна, полная энергии и энтузиазма женщина, и кричит: «Саша, я звонила в полицию о нарушении нашего права на ночную тишину. Они сказали, что не приедут. Никого не убили и не ограбили. Они только на уголовные преступления выезжают. Сказали, что надо обращаться к участковому инспектору с заявлением. Но его в нашем квартале нет. А может, и есть, но мы не знаем, кто это и где находится!»

Короче говоря, пьяных уродов во дворе в ходе журналистского репортажа я разогнал. Они физически дохлые и морально трусливые, как наша городская исполнительная и полицейская власть.

От мирных жителей я узнал, что в квартире номер 92 действует шинок по круглосуточной продаже разведенного спирта. Зашел в подъезд, поднялся к квартире, постучал (звонок не работает). Но открыть мне дверь и продать «палёнки» хозяева отказались – потому что я не знаком с этими «шинкарями» лично. Эксперимент приостановлен, но продолжится.

На следующее утро иду по микрорайону и у каждого встречного человека ради интереса спрашиваю: «Вы знаете своего участкового инспектора полиции?» Никто не знает. Реформа милиции прошла успешно. Правоохранительная структура приобрела ненавистное для простого русского человека название. Где-то реформа правоохранителей удалась. Но в Солнечном не получилось. Эта беда каждый день в каждом дворе. Нет ее, полиции, пропала, спряталась. А вдруг навсегда? Царство ей небесное и земля пухом. Не было. Нет. А такой и не надо. Вы еще помните лихих Анискиных, Томиных и Знаменских? Забудьте навсегда. Мое личное мнение.

Пассажиры – не в приоритетах

Сажусь на Солнечном в автобус 11-го маршрута. Прокатиться решил, с ветерком. Но с ветерком не получилось. Засёк время езды от одной конечной остановки до другой, измерил по карте пройденное расстояние и высчитал среднюю скорость движения – семь километров в час. Это скорость пешехода, идущего быстрым шагом. А я-то наивно думал, что автобусы придуманы для того, чтобы несколько ускорять скорость передвижения людей в пространстве.

Ищем причины «черепашьей болезни». А они все на поверхности. Наши доблестные транспортники загнали весь подвижной состав на проспект 50 лет Октября. Сегодня по Шехурдина – Соколовой общественный транспорт не ходит вообще. Почему не ходит, тоже ясно. Перевозчику выгодно, чтобы автобус двигался по густонаселенной и плотно застроенной территории – больше людей садится в автобус и выходит из него и, соответственно, больше доход. А на Шехурдина – Соколовой, почитай, от кольца НИИ и до Студгородка никаких объектов нет. Перевозчик капризничает. А городская власть не может его заставить выставить на этот маршрут автобусы. Я провел эксперимент на личной машине. В район Сенного рынка по Соколовой – Шехурдина я приехал в два раза быстрее, чем по проспекту 50 лет Октября. А почему городская власть не хочет проявить в отношении перевозчиков настойчивость? Ответ напрашивается сам собой. Видимо, есть какая-то заинтересованность. Может быть даже и финансовая. Нельзя этого исключать.

Запустили новый автобусный маршрут номер 12 через Молочку. Но он ходит с интервалом почти в час. А ведь направление Молочка – СХИ – это прямая дорога в центр города. Нужно этот маршрут усиливать. Но и на этом маршруте много «белых пятен», где живет мало потенциальных пассажиров: в основном тут частный сектор. И опять всё упирается в финансовую заинтересованность перевозчика. А власть идет у него на поводу. Интересно, за красивые глаза?

А есть ведь новая прекрасная дорога на Юбилейный, ровная и удобная. А почему бы по ней не возить людей? Ответ: мало остановок, нет циркуляции пассажиров. Кому выгодна такая постановка вопроса? Правильно, перевозчику. А где организаторы транспортного обеспечения населения? Правильно, на стороне перевозчика. Начальники же не тащатся часами в раскаленном автобусе маршрута номер 11 по вечно стоящему проспекту 50 лет Октября. У них быстрые иномарки с кондиционерами. И маршрут начальники выбирают себе сами, наиболее короткий и свободный. А народ пусть стойко переносит их цинизм и головотяпство.

Принцип формирования транспортной инфраструктуры ясен. Интересы пассажиров не являются приоритетом. Главное – чистоган и любовно-дружеские отношения перевозчика и тех, кто поставлен заставлять этого перевозчика работать. Других объяснений нет. Проблема есть, а объяснений нет.

Страдания без конца

Наш великий земляк Александр Николаевич Радищев в своем знаменитом произведении «Путешествие из Петербурга в Москву» написал: «Я взглянул окрест меня – душа моя страданиями человечества уязвлена стала».

Никакой другой реакции не заслуживает и то, что мы увидели в одном из самых молодых и перспективных микрорайонов нашего города. Именно человеческие страдания уязвляют сейчас мою душу. Житель Солнечного обречен на массу страданий. Он страдает от отсутствия дорог и тротуаров, от смрада и распоясавшейся пьяни, от промерзающих стен и плесени в квартирах, от давки в раскаленных автобусах, от рушащихся подъездов, от холодной воды, текущей из горячего крана, от непомерных денежных сумм за коммуналку. Зачем? Ради чего? Почему человек не имеет права на спокойную жизнь и самореализацию в труде? Почему он должен чувствовать себя униженным и обманутым? За что?

Ключевые слова: Солнечный, проблемы
Оцените новость
0
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 179
1
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ