Адвокаты Зайцев и Мамедов должны покинуть процесс по «делу Лысенко», считает Виктор Паршуткин
26.08.2013, 13:21
Комментарии: 0
Просмотры: 2155

Фото Роман Пятаков

Московский адвокат Виктор Паршуткин, представляющий интересы экс-главы Энгельсского района Михаила Лысенко, обвиняемого в тяжких и особо тяжких преступлениях, заявил корреспонденту ИА «Свободные новости» о «попытках воздействия» силовых структур на сразу нескольких защитников бывшего депутата. По его словам, в отношении двух адвокатов подсудимого - Станислава Зайцева и Михаила Мамедова - проводится доследственная проверка, основанием для которой послужило заявление «криминального авторитета» Петра Самородова, одного из ключевых свидетелей уголовного дела. По некоторым данным, в СИЗО, где он содержится, приезжал его защитник Леонид Харитонов и якобы предлагал изменить показания за вознаграждение в размере около 3 миллионов рублей. Все это, по предварительным данным, происходило от имени защитников Михаила Лысенко.

Также Виктор Паршуткин подчеркнул, что больше не может называть Зайцева и Мамедова «коллегами». Причины такого резкого заявления столичный адвокат изложил в эксклюзивном комментарии нашему изданию.

«Минувшая пятница, 23 августа, это был день, когда сторона обвинения исчерпала представления своих серьезных доказательств в коллегии присяжных заседателей. Был допрошен последний важный свидетель стороны обвинения, бизнесмен из города Энгельса Лев Борисов. Он является одним из основных свидетелей по эпизоду получения взятки в сумме 92 миллиона рублей по средствам получения на личный счет в Сберегательном банке. Сейчас за процессом наблюдает оперативное сопровождение, которое привлечено в большей степени из соседних регионов, в том числе и из Мордовии. Они цепко следят за происходящим, из-за чего у нас пятница стала драматичным днем внутри адвокатской команды самого Лысенко, а нас четверо: я, Ольга Скитева, Станислав Зайцев и Михаил Мамедов. Среди нас произошел очень серьезный раскол, причем публичный, все это вылилось в самом судебном заседании. Он касался именно тактики допроса Борисова. Я думаю, что все, кто наблюдает за процессом, со стороны прокуратуры, ФСБ, полиции осознают, что представление доказательств идет очень плохо со стороны обвинения, да и сами доказательства весьма слабые. Когда ты их слушаешь в системе, приходишь к их абсурдности, ведь для присяжных самое главное впечатление от той информации, которую они получают. Все доказательства абсурдны. Доказательства, касающиеся обвинения в убийстве Балашова, основаны на показаниях отребья, лиц, которые находятся в местах лишения свободы. За условно-досрочное освобождение или кусок хлеба они, возможно, готовы рассказать все, что желает обвинение. Слушая показания этих лиц в совокупности, к примеру, Суляна, который произвел омерзительное впечатление на участников процесса, даже на самого Нефедова, этого бандюгана, который почему-то связывает себя с Лысенко. На Сочана, который приговорен к пожизненному заключению за смерть реальных убийц вора в законе Балашова. Конечно, у всех было совершенно удручающее впечатление. Все понимают, что их показания даны с определенными условиями. Суляна освободили условно-досрочно, и пока он не оказался на свободе, он отказывался ехать в суд и давать показания.

В понедельник его освободили, и уже в среду он появился в суде для дачи показаний. Он вел себя очень дерзко. Ну, даже хорошо, ведь это вызывает негативное влияние на простых людей. Когда в процесс привезли Самородова, который уже отбывает наказание в местах лишения свободы, это были одни из самых дерзких показаний, где было много измышлений против Лысенко. На мой взгляд, возможно, ему тоже пообещали условно-досрочное освобождение. В последнюю пятницу мы допрашивали Льва Борисова, в отношении которого до сих пор проводятся следственные действия, он обвиняемый. Ему изменили меру пресечения с содержания под стражей на подписку о не выезде. Вот он и отрабатывает свое.

По моим сведениям, всем аналитическим службам тех подразделений, которые наблюдают за процессом уже ясно, что доказательства не оказывают влияния, они представляются очень слабо и они противоречивы. Сторона обвинения проигрывает. И вот было решено на последнем допросе Льва Борисова стравить между собой адвокатов Лысенко. Дело в том, что на всех нас оказывается давление. Что касается Ольги Скитевой, она достаточно спокойно ведет себя в процессе. Но в отношении Михаила Мамедова и Станислава Зайцева Кировский следственный отдел Следственного комитета России по Саратовской области проводит доследственную проверку по заявлению Самородова, которое он сделал в судебном заседании, что некий адвокат по поручению Мамедова и Зайцева приезжал к нему в колонию и просил его изменить показания. В отношении меня тоже происходит давление. Лето мой племянник проводил в Мордовии, и там живет его бывшая жена. Каждый раз, когда нужно было устроить перерыв в заседании, в его отношении начинались активные действия со стороны полиции. То он где-то ее оскорбил, то он где-то с нее что-то сорвал и так далее. И вот 16 августа было объявлено, что в отношении него возбуждено уголовное дело. И в этот день он был приглашен на допрос в качестве подозреваемого. Конечно, это давление на меня. Все прекрасно понимают, что ко мне нельзя прийти и сказать: адвокат Паршуткин, пожалуйста, уйдите из процесса, перестаньте активно защищать. Я не предаю своих клиентов, это знают все мои процессуальные оппоненты. Вот таким вот образом пытаются воздействовать на меня. Близкого мне человека заключить под стражу, чтобы я уменьшил активность при защите Лысенко. Я, конечно же, преодолел это препятствие. Мой племянник уехал за границу, и благодаря этому способ воздействия на меня исключен. Он будет находиться там, пока не завершиться дело Лысенко.

Что касается Зайцева и Мамедова, в отношении них сейчас осуществляются активные проверочные действия, которые, по моим сведениям, могут вылиться в реальное уголовное дело. И его передадут для расследования в Следственный комитет по Кировской области. Как раз туда, где отбывает наказание Самородов. Я так думаю, что Зайцеву и Мамедову были поставлены условия, а именно: или создадите условия, чтобы адвокат Паршуткин сам ушел из дела, или против вас будет возбуждено уголовное дело. Они очень сильно напуганы, то, что произошло на заседании суда в пятницу, меня возмутило и потрясло.

На самом деле эти два человека, а я их больше не могу называть своими коллегами, Зайцев и Мамедов, начали против меня действия, создавая нервозную обстановку. Они начали делать несогласованные, противоречащие позиции защиты, которую я определяю, заявления. Это направлено на то, чтобы рассорить меня с Лысенко. Конечно, все прекрасно понимают, что в такой нервозной обстановке, которая была у нас в пятницу, работать невозможно. Мамедов заявил в пятницу, что мне нужно уходить из дела. Он заявил другому человеку, который находится в команде Лысенко, о том, что с Паршуткиным надо расставаться, и он нам больше не нужен. Вот доказательства того, что этот человек проводит политику тех органов, которые наблюдают за нашим процессом, чтобы я ушел. Не получилось оказать давление на меня через племянника, а это была бы настоящая трагедия, тогда решили использовать другой козырь. Я так думаю, что ни у кого ничего не получится. Адвокату Зайцеву и Мамедову, наверное, лучше уходить из процесса, потому что их провокационные действия не совместимы с адвокатским статусом. Что касается меня, пока у нас будет согласие с Лысенко, и пока мы с ним не примем решение о том, что я должен уйти, никому не удастся оказать на меня давление. Не через правоохранительные органы Мордовии, не через провокационные действия адвокатов или иным способом, чтобы я ушел из дела. Пусть не радуются. Пока я и Лысенко считаем, что я должен участвовать в процессе и осуществлять его защиту так, как мы считаем нужным, я буду в деле. Пусть господа Мамедов и Зайцев и иже с ними, и стоящие за ними руководители силовых структур Саратовской области не радуются», - сообщил корреспонденту ИА «Свободные новости» Виктор Паршуткин.

Реклама
Оцените новость
1
Новости партнеров
Loading...
41 (410)
от 29
ноября
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Загнанные в подполье
Полиция попыталась сорвать занятия Школы расследователей в Москве.
Словно друг юности умер
Знаете, так бывает: дружил с человеком в молодости. Общались достаточно близко, а потом жизнь развела. Встречались разве что случайно. Потом узнал, что болеет. Потом – что умер.
«Облава» на Быковых?
На поливных полях Марксовского района стартует сезон «черных раскопок».
Кредитная трясина
По данным газеты «Коммерсант», объем просроченной задолженности застройщиков Саратовской области за 10 месяцев 2016 года составил 9,63 млрд рублей. Это 59% от общего объема задолженности строителей региона.
Каждый ход хуже предыдущего
Направо пойдешь – социальный бунт обретешь, налево пойдешь – в долговую яму попадешь.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Вячеслав Володин лишил депутатов Госдумы новогоднего корпоратива. В областной думе тоже отказались от новогодней вечеринки. Будете ли Вы отмечать Новый год с коллегами?
Проголосовало: 536
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ