Комиссия, «слизнувшая» 120 голосов
31.03.2012, 13:14
Комментарии:0
Просмотры: 1013
Юрий Гусев,
ведущий инженер по управлению реактором на АЭС

Увидеть самому

С момента достижения совершеннолетнего возраста всегда хожу на все выборы с ощущением важности и значимости события. До определённого момента я был убеждён, что в целом выборы даже с учётом возможных ошибок или неправильного подсчёта отражают мнение граждан. Ведь в каждой избирательной комиссии присутствуют разные люди, те же, что окружают нас в обычной жизни. Такие же разные, как и все мы, со своими неповторимыми характерами, ценностями, предпочтениями, со своими недостатками и достоинствами. Но в каждом коллективе есть здравомыслящие, честные, смелые люди, живущие по законам собственных понятий о чести, совести и достоинстве. Такие люди не допустят издевательств над животными, не предадут, на них можно положиться в любой ситуации, они не боятся выражать своё мнение, не боятся оказаться в меньшинстве, не боятся трудностей и т.д. Они не боятся!

Среди моих родных, друзей моих и моей семьи, коллег по учебе и работе таких людей немало. Соответственно, как я наивно думал, такие люди должны быть и в избирательных комиссиях или среди наблюдателей. Но в какой-то момент стало очевидным, что результаты выборов явно не совпадают с ожиданиями и мнением наших граждан. Немалое количество граждан не ходят на выборы со словами: «Какая разница, как мы проголосуем, результат всё равно будет один».

После парламентских выборов 2011-го года я был уверен, что результаты выборов не отражали реального мнения и желания наших граждан. Видеоролики в интернете указывали на чудовищные фальсификации результатов. Но, как говорится, доверяй, но проверяй. Чтобы быть в чём-то уверенным на 100 процентов и не оказаться голословным, надо всё увидеть самому. Поэтому, когда я случайно узнал, что один из друзей семьи собирается пойти на президентские выборы членом УИК с ПСГ, это стало импульсом для меня, чтобы пронаблюдать за этой «кухней». Тем более это были выборы президента РФ.

Я не проходил никакого специального обучения от партий, весь необходимый минимум знаний о выборном процессе и процедуре подсчёта голосов любой желающий мог получить на сайте «golos.org», что я и сделал. На тот момент у меня был, мягко говоря, дефицит свободного времени. Мне хватило буквально нескольких вечеров, чтобы составить представление о том, на что необходимо обращать внимание, и ознакомиться со своими правами. Оставалось выбрать, от какого кандидата я буду присутствовать в качестве члена УИК с ПСГ, но это было непринципиально для меня. Я не преследовал целью продвижения какого-либо кандидата, моей единственной целью было убедиться, что выборы на отдельно взятом участке отразят реальный итог голосования людей (граждан РФ), или сделать всё, что в моих силах, для того, чтобы это произошло.

Итак, я пошёл от кандидата Прохорова. Участок выбрал очень просто. Накануне выборов зашёл на «карту нарушений» (на «golos.org»), где сообщения о нарушениях начали появляться ещё до начала выборов, нашёл сообщение, что на УИК № 542 отказались заранее зарегистрировать то ли наблюдателя, то ли члена УИК с ПСГ от коммунистов. Вот туда я и пошёл.

«Один в поле воин»

С регистрацией меня на 542-м участке тоже возникли трудности. Председатель комиссии Еремеев – пожилой человек и, на первый взгляд, нормальный мужичок, как выяснилось позже, мастерски «косит под дурачка». Я подал все необходимые документы и попросил меня зарегистрировать надлежащим образом сегодня. Мои данные переписали в блокнотик и сказали: «Всё! Мы тебя записали, приходи завтра». Потом был листочек, куда меня записали, где моя фамилия была единственной. Сам листочек не имел никаких опознавательных знаков: ни номера участка, ни печати. Печать стояла на другом листе. Через полтора часа меня так и не зарегистрировали как полагается. Сошлись на том, что на первом листочке написали номер УИК, на нём расписался и поставил печать председатель. Листок сфотографировали и пообещали, что обязательно меня завтра пустят. Время было около шести вечера накануне выборов.

В шесть утра следующего дня я проснулся ещё до будильника с мыслями: как же сложится этот день? Надел костюм, заварил термос с чаем, взял все необходимые документы и отправился на УИК.

В 7:20 я пришёл на участок, сразу же ощутил на себе тяжесть недружелюбных взглядов членов комиссии. Уже обсудили, значит, вчерашнюю мою регистрацию. Я со всеми поздоровался, представился. Председатель показал мне на места для наблюдателей и сказал, что я должен сидеть здесь, запретил снимать, ходить и всё в таком духе. Я попробовал объяснить, что я не наблюдатель, а такой же член УИК, только с правом совещательного голоса, и имею право присутствовать там же, где и другие члены УИК. Попросил ознакомиться с книгой избирателей, в ответ услышал: нельзя. Написал две жалобы (на отказ в ознакомлении и ограничении моих перемещений), включил видеозапись и попросил либо дать возможность ознакомиться, либо принять жалобу. Предпочли дать возможность ознакомиться, но опять «коряво». Самому мне пролистать книги не дали, нехотя кто-то из членов бегло полистал со словами «приходят тут всякие, работать мешают». Работа их до открытия участка заключалась в том, чтобы подпирать стены, столы и подоконники и помогать председателю оказывать на меня моральное давление. Сейчас, когда я всё это описываю, стараюсь быть объективным и поэтому сознательно сдерживаюсь в своих выражениях и суждениях. На самом деле, у меня сложилось чёткое и даже категоричное мнение о мотивах поведения всех этих людей, так как процесс подсчёта голосов и дальнейшая фальсификация результатов показали их сущность лучше любых слов.

Итак, вернёмся к происходящему на участке, куда стали подходить наблюдатели и члены УИК от партий: коммунистов, ЕдРа, СР. Не было только наблюдателя от ЛДПР. Именно у ЛДПР впоследствии украдут 120 голосов в пользу угадайте кого, а ЛДПР оставят всего 13 голосов! А пока время подходило к открытию участка, урны были ещё не опломбированы, и никто даже не «чесался». Собрания не провели, не сказали, сколько избирателей числится на участке, сколько выдано открепительных, сколько бюллетеней и т.п.

К 8:00 начали приходить избиратели, их не пускали, люди возмущались, урны начали опечатывать в 8:05, когда уже были выданы бюллетени первым избирателям.

Началось голосование. Сразу потянулись люди с открепительными, их было много. Эти граждане не были приезжими, это были жители нашего города, которые никуда уезжать даже не собирались, но их добровольно-принудительно на предприятиях города попросили взять открепительные и проголосовать на конкретных участках. А, например, мне и другим наблюдателям и членам УИК с ПСГ не досталось открепительного.

Дальше голосование проходило спокойно. Я познакомился с наблюдателями, определил, что интерес к процессу выборов есть только у коммунистов. Это были взрослая женщина, которая верит в идеалы коммунизма, и молодая девушка. На участке я мог доверять только им, но у них, к сожалению, не было возможности перемещаться по участку, производить фото– и видеосъёмку, так как они наблюдатели. Впоследствии это отразится на итогах голосования. Так что я был «один в поле воин».

В избирательной комиссии я не увидел людей, заинтересованных в честных итогах голосования. Хотя некоторые из них, на первый взгляд, производили впечатление порядочных людей, но эта видимая порядочность спряталась в далёкий и тёмный угол, когда члены этой комиссии дружно подписывали итоговый протокол об итогах голосования, протокол решения комиссии на моё заявление и заявление от коммунистов о вброшенных пачках бюллетеней (за одного кандидата). А потом и ещё один протокол с окончательными результатами, которого мы уже не видели, когда у Жириновского «слизнули» 120 голосов. Или этой порядочности и в помине не было, или – как в пословице про паршивую овцу.

Наплыв людей на участке

Ближе к обеду председатель Еремеев предложил мне поучаствовать в выездном голосовании. Было 19 заявок. На участке было достаточно спокойно в плане проведения голосования, но не в плане отношения комиссии ко мне. И я уже было подумал, что, возможно, я слишком бдителен. Ну идут себе люди с открепительными, ну голосуют потихоньку, и всё вроде в порядке. Тайна голосования соблюдается, фамилии в открепительных и паспортах совпадают (по крайней мере, те, что я имел возможность наблюдать), открепительные отрываются. Я решил поучаствовать в выездном голосовании.

Прошлись по бабушкам, инвалидам и больным людям. Пенсионеры в благодарность за хорошую пенсию не скрывают своего выбора, а даже наоборот. По дороге к одному из адресатов услышали призыв с верхних этажей очень старенькой и одинокой бабушки подняться к ней, чтобы она проголосовала, что она звонит, подаёт заявки, но к ней не приходят. Так как у нас был один резервный бюллетень, мы поднялись, она написала заявление и получила возможность проголосовать. Я уверен, что мы поступили правильно, хотя, возможно, и не по правилам. Ведь, как известно, исключения подтверждают правило. А правило в данном случае – это право гражданина на волеизъявление. Тем более пожилого и немощного. Вернувшись через полтора часа на участок, я понял, что пропустил всё самое интересное.

За время моего отсутствия был такой наплыв людей с открепительными, что в толпе не было видно урн для голосования. Когда наблюдатели от коммунистов пытались пройти к урне, чтобы пронаблюдать за тем, как опускаются бюллетени, и для ведения подсчёта проголосовавших, председатель отгонял их. И если раньше наблюдатели считали опущенные в урну бюллетени, то в тот момент считали голосующих по головам. После этого наплыва началось расхождение в количестве проголосовавших между наблюдателями от коммунистов и членами комиссии порядка 80-85 голосов. За полчаса двум внимательным людям ошибиться на 80 человек маловероятно. Такое расхождение сохранилось до конца голосования.

Потом я увидел, как в дополнительные списки вносят людей без открепительных и выдают им бюллетени. Начал снимать, комиссия стала возмущаться, оказалось, что люди только прописались в этом районе и ещё не были включены в список. Посмотрел прописку, вопросов нет. Через несколько минут обращаю внимание на то, что на листах с дополнительными списками не написан номер избирательного участка, задаю логичный вопрос: почему? Вместо ответа от меня прячут эти листы, говорят, что мешаю работать (напомню, я всего лишь задал председателю вопрос), и грозятся удалить с участка. Отвечаю, что имеют право, но только после составления протокола с указанием причин удаления, всё это снимаю на видео. Добился того, что на листах написали номер участка.

Дальше был ещё один момент с голосованием на дому уже после того, как вернулись члены комиссии со второй урной и она была опечатана. На участок пришла крайне перевозбуждённая женщина и, ругаясь на председателя и комиссию, сказала, что её больная соседка подала заявку через центр милосердия (но от центра милосердия ни одной заявки не поступало), но к ней никто не пришёл, и что соседке сейчас будет плохо с сердцем. Женщина ругалась, что расскажет об этом на телевидении, и тогда плохо станет всем. Время было уже после 16:00, то есть формально у женщины уже не было возможности проголосовать. Начали обсуждать эту ситуацию, комиссия спросила, что я думаю. Ранее я уже описывал свою позицию относительно этого вопроса. И на этот раз сказал, что считаю возможным и нужным предоставить человеку право проголосовать. Собрали группу, взяли урну, внесли женщину в список, она проголосовала. Далее на участке появлялись редкие избиратели, стало понятно, что основная масса уже проголосовала. За час до окончания голосования съездил проголосовать я сам по месту прописки.

20:00. Голосование закончилось. Участок закрывается. Начинается самое интересное. Вот тут и должны члены комиссии проявить в себе все лучшие человеческие качества, осознать, какая на них лежит ответственность. Ответственность за голоса почти двух тысяч человек, которые так же, как и я, приходят на выборы, чтобы отдать свой один из 147 миллионов голосов. И это происходит один раз в 6 лет, когда гражданин высказывает своё мнение, и оно доходит до власти. Но доходит ли?

Подсчёт голосов – процесс очень трудоёмкий, требующий от людей внимания, сосредоточенности и отнимающий немало времени. Поэтому у комиссии было желание сократить время на различных этапах этого процесса. Одновременно посчитать избирателей по спискам, посчитать итоги голосования в урнах, потом всё быстренько свести. Именно для того, чтобы избежать этого и отразить реальные факты, процедура подсчёта предполагает определённую последовательность действий с внесением результатов в протокол на каждом этапе. Несколько раз под моим контролем пересчитывали по книгам избирателей число выданных бюллетеней. Получили результат – занесите в протокол. В комиссии были призывы не гасить неиспользованные бюллетени: вдруг не сойдется. Я настоял, чтобы неиспользованные бюллетени обязательно погасили, занесли в протокол.

Наступил момент вскрытия урн и подсчёта голосов. После того, как высыпали всё на столы, члены УИК № 542 со всех сторон подошли к столу с бюллетенями и дружно, быстренько начали раскладывать их по стопкам. И вот начали всплывать «вброшенные» пачки бюллетеней. Как раз те самые 80-85 голосов, на которые было расхождение. Я обратил внимание председателя, членов комиссии и наблюдателей на этот факт и предложил отложить их в сторону и позже принять по ним решение. Председатель Еремеев с наиболее закоренелыми и матёрыми членами комиссии начали быстренько раскладывать эти пачки в одну стопку вместе с нормальными бюллетенями. Повторюсь, во всех этих бюллетенях из «пачек» выбор был за одного кандидата. Таких пачек было примерно с десяток, и все их сразу же раскладывали. При этом приговаривая: «Где пачки? Какие вбросы? Что ты говоришь? Ничего такого нет!» Разложили, пересчитали. И потом ещё долго пачки лежали на столе, пока комиссия, уединившись, сводила концы с концами. Видимо, не сходилось… Потому что свою копию протокола я получил около двух часов ночи. За это время я подал жалобу на факт «вбросов», которую сначала игнорировали. И только опять же под прицелом видеообъектива и с дополнительной жалобой на отказ приняли!

Ещё до того момента, как заполнили протокол, уже все бюллетени упаковали и подготовили к отправке в ТИК. Силы мои уже почти иссякли, воевать одному со всей комиссией с 7 утра до 2 ночи непросто. Поэтому, получив свою заверенную копию протокола и решение по своей жалобе, я решил, что сегодня я больше ничего не смогу сделать. Дальше суд будет решать правомерность действий комиссии, почему они раскладывали вброшенные бюллетени. На тот момент этот вопрос волновал меня больше всего. Эти факты должны были быть запечатлены на веб-камерах.

Я возвращался домой со скоростью 40 километров в час, пытаясь переварить происходящее, осознать свою роль в этом театре. Непрестанно думал: кто или что заставляет людей совершать такие поступки? Судя по телефонным звонкам, похожее происходило на всех избирательных участках. На основе всего увиденного легко представить, как проходил бы подсчёт голосов на этом участке без моего присутствия: бюллетени в мешок, нужные цифры в протокол. Если установка на достижение определенных цифр даётся сверху, то зачем? Ведь политический лидер нашей страны В.В. Путин способен одержать честную победу, люди ему доверяют. Зачем и кому нужен этот дешевый, откровенный цирк? Люди всё это видят и понимают, и от этого доверия и уважения будущему президенту не прибавляется. А вот сомнений, иронии и скептических взглядов в отношении президента становится больше. А ему этого точно не надо!

Насколько я был полезен на этих выборах? Трудно судить, но это был отличный опыт для меня. Одному противостоять системе, наверное, нереально, да и не нужно. Ведь ломать – не строить. Поэтому нужно не ломать эту систему, а чинить. И те, кому не всё равно, должны понять, что мало сходить на выборы и поставить галочку, нужно сделать немного больше – контролировать выборы. И если ты хочешь изменить жизнь в стране к лучшему, то надо начать с себя, нужно что-то делать самому, чтобы поменять своими силами эту жизнь к лучшему.

С утра я поехал на работу, тема для обсуждения у всех одна. Люди не верят в результаты голосования (что касается набранных кандидатами процентов) и чувствуют себя обманутыми, и понимают они это подсознательно. А мне даже рассказывать не хочется, ведь, рассказывая, каждый раз переживаешь это заново, и это странным образом вытягивает силы.

Но самое большое удивление меня ждало, когда я зашёл на сайт ЦИКа и посмотрел итоговые результаты на УИК № 542. Итоговый протокол не совпадал с тем, который заполняли на участке. У Жириновского было 13 вместо 133 (минус 120) голосов. У Путина было 1157 вместо 1037 голосов (плюс 120)! Ну и ещё кое-какие цифры были изменены. А это уже уголовное преступление комиссии УИК № 542 (в СОШ № 21 г. Балаково) в следующем составе:

Еремеев Г.А. – председатель,

Сероштан Н.А. – зам. председателя,

Антончева С.А. – секретарь;

члены комиссии:

Старостина А.И.,

Лазарев В.Ю.,

Бондарева О.А.,

Черняева О.А.,

Ахтонов В.Д.,

Дутова Н.С.,

Кузнецова О.Н.,

Журавлев В.А.,

Миланич С.В.

Почти все они работники «БалаковоРезинотехники». И пусть им будет стыдно смотреть в глаза своим коллегам, детям, друзьям. Так же, как было стыдно смотреть в мои глаза. Когда они виновато опускали глаза вниз, зная, что они прекрасно всё видели сами, но лгали, и, в первую очередь, сами себе!

Они и им подобные должны понять, что их действия мешают строить сильное и справедливое государство. Что их действия способствуют не победе кандидата Путина, но культивируют все те пороки, с которыми борется страна: коррупция, чиновничий беспредел, бюррократийные проволочки. Эти люди должны понять, что в ту ночь они сообща совершили уголовное преступление. Какие у них были мотивы? Угрозы или обещания о безнаказанности со стороны начальства? А в другой день и в другом месте они сами или члены их семьи могут столкнуться с тем, что кто-то им подобный будет выполнять очередную бессмысленную установку от начальства. И кто-то больной не получит лечения или лекарств, а невиновного обвинят в преступлении, а преступника отпустят, будут продавать некачественный и дорогой товар, очередная бюджетная квартира перейдёт к небедному чиновнику, дороги будут строить как попало, людям платить мизерную зарплату и таких примеров множество. Хватит потакать преступлениям! Пора задуматься!

Бог вам судья!

Как закончится эта история, пока не ясно, но считаю своим долгом передать материалы для возбуждения уголовного дела в прокуратуру. Время покажет.

(Данный материал вошел в книгу «Президента не выбирают: Свидетельства очевидцев выборного процесса» – прим. ИА «Свободные новости»)

Ключевые слова: выборы президента
Оцените новость
0
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
«Погорелый театр»
Короткая, но яркая история синематографа с авантюрным сюжетом.
Саратов. Декабрь 1866 года
Газета настраивает читателя на предстоящие рождественские праздники и встречу Нового года. Она сообщает, что антрепренер городского театра готовит «новое удовольствие для нашей публики» – театральные маскарады.
Министр не играет в хоккей!
Саратовские власти нанесли двойной удар по хоккейным клубам – как с шайбой, так и с мячом.
Хоккей: наши против наших
11–12 декабря в саратовском ЛДС «Кристалл» пройдут весьма примечательные матчи.
«Автодор»: отказ от своих
Саратовский баскетбольный клуб спешно принялся тасовать состав.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Вячеслав Володин лишил депутатов Госдумы новогоднего корпоратива. В областной думе тоже отказались от новогодней вечеринки. Будете ли Вы отмечать Новый год с коллегами?
13.9%
(75)
Да, если корпоратив оплатит работодатель
17.9%
(97)
Да, будем сбрасываться деньгами с коллегами и отрываться на всю катушку
18.9%
(102)
Готов отметить на деньги депутатов ГД и облдумы
9.2%
(50)
Нет, в стране кризис, не время для праздника
37.2%
(201)
Нет, предпочитаю отмечать с семьей
2.9%
(16)
Расскажу о своих планах на Новый год в комментариях
Проголосовало: 541
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства