Председатель отправляла наблюдателей в Норильск – собирать гнилую картошку
31.03.2012, 12:50
Комментарии:0
Просмотры: 1015

Действующие лица

Я была членом УИК с правом решающего голоса от КПРФ. Ещё у меня должен был быть напарник – член УИК с правом совещательного от КПРФ, Максим Слуцкий, но он в буквальном смысле не дошёл до участка: у дверей детского сада, где мы располагались (Шевченко/Чапаева, детсад «Кораблик») на него напали и отняли ноутбук. Но, помимо КПРФ, из «нормальных» были член с правом совещательного голоса от Прохорова Гвоздева Яна и наблюдатель от Прохорова Попова Анна (далее – прохоровцы).

«По ту сторону» были остальные члены УИК с правом решающего голоса во главе с председателем Тарасовой Екатериной Викторовной.

Тарасова – женщина за 30, преподаёт в одном 3-м лицее им. Пушкина. По иронии судьбы преподаёт она, кажется, как раз правоведение. Едва только услышав её голос по телефону, я поняла, что с ней будет непросто. Она явно получила определённое задание и упрямо гнула свою линию на протяжении голосования и подсчёта, невзирая ни на призывы к здравомыслию, ни на цитаты из закона. На все ссылки на закон мы слышали от Тарасовой либо то, что «я закон лучше вас знаю», либо то, что «нечего тыкать своими бумажками». Никакие разумные доводы на неё не действовали. Более того, она не стеснялась хамить. Так, Анне Поповой, наблюдателю от Прохорова, Тарасова заявила, что той следует «гнилую картошку в Норильске собирать, чтобы узнать, что такое настоящая жизнь».

Впрочем, прохоровцев Тарасова невзлюбила с самого утра. Их сразу же удалили с участка, заявив что у них неправильные документы. Девушки вернулись с доверенным лицом Прохорова Бычковым, и их допустили.

В течение дня было множество нарушений. Среди наиболее вопиющих – то, что прохоровцам не позволяли наблюдать за урной и производить фотосъёмку. Пришедшим на участок журналистам так же не давали вести фото– и видеосъёмку.

Но самый «АДЪ» начался после закрытия участка, при подсчёте голосов.

Как оно должно быть по закону

Сначала вываливается одна большая куча. Затем члены с правом решающего голоса производят сортировку по кандидатам (ну и плюс пачка «недействительные», к которой в случае сомнений можно вернуться и проголосовать по каждому из бюллетеней). Как происходит сортировка: член УИК с решающим поднимает бюллетень, представляет для визуального контроля присутствующим, оглашает отметку, кладёт в соответствующую пачку. Одновременное оглашение нескольких бюллетеней не допускается.

Когда бюллетени рассортированы, производится подсчёт бюллетеней по каждой пачке. Как происходит подсчёт: член УИК с правом решающего перекладывает бюллетени по одному – так, чтобы присутствующие видели отметку избирателя. Одновременный подсчёт нескольких пачек не допускается.

И при сортировке, и при подсчёте вправе присутствовать наблюдатели и члены с правом совещательного голоса, причём им должен быть обеспечен полный обзор действий членов УИК. По окончании подсчёта члены УИК с правом совещательного голоса «вправе убедиться в правильности проведённого подсчёта» – в законе именно такая формулировка, и очевидно, что здесь имеется в виду возможность взять пачку в руки и пересчитать.

Как оно было в УИКе № 287 под руководством председателя Тарасовой Е.В.

Меня и прохоровцев просто не подпустили к столу, ни во время сортировки, ни во время подсчёта. Оказывается, они там на каком-то собрании УИК, на которое меня, разумеется, не пригласили (хотя были обязаны), приняли решение, что сортировку и подсчёт будут производить только двое членов УИК (что противоречит закону).

OK, считали бы себе и считали, только показывали бы бюллетени по одному, оглашая отметки, – у меня, может быть, и не было бы вопросов. Так нет же, они и сортировали, и считали несколько бюллетеней/пачек одновременно, при этом нас с прохоровцами не подпускали к столу, и мы вообще не имели никакой возможности видеть отметки избирателей. Особенно тщательно охранялась пачка с Владимиром Владимировичем: при попытке обойти считающего его члена УИК так, чтобы видеть отметку (для этого надо зайти за правое плечо, поскольку квадрат Путина в правом нижнем углу), перед нами просто выскакивала председатель Тарасова и заслоняла обзор. Всё это происходило под истеричные визги, что мы должны отойти от стола.

Ну ладно, думаю, я потом сама всё пересчитаю. Как бы не так! Не успели мы и глазом моргнуть, как хвать – пачка с Прохоровым уже запечатана! Тарасова придумала новое правило: представитель каждой партии вправе пересчитать только пачку по своему кандидату, поэтому ни к Прохорову, ни тем более к Путину меня не допустили. Единственное, что мне удалось сделать, – это пересчитать количество бюллетеней в пачке Зюганова, то есть то количество, которое по каким-то причинам посчитали приличным положить в пачку Зюганова (причём я нашла-таки 5 недосчитанных бюллетеней и 1 бюллетень за Прохорова; плюс ещё из путинской пачки мне были переданы в качестве жеста доброй воли пара зюгановских бюллетеней). Члену с совещательным от Прохорова, Яне Гвоздевой, конечно, не дали посчитать Прохорова, поскольку она якобы не имеет на это права.

Таким образом, мы трое вообще не в курсе, как на самом деле проголосовали избиратели УИК № 287. Мы реально не имеем об этом ни малейшего представления. Мы не знаем, что за бюллетени лежали в пачке Путина.

Что любопытно, на этот раз мне действительно обидно: во-первых, лично за себя – я почти осознанно проголосовала за Прохорова; во-вторых, за тех избирателей, которые приходили на участок. Разговаривала же с ними, они мне улыбались, я показывала, где стоит урна, и протянула им 164 бюллетеня. Они просили меня как члена от КПРФ проконтролировать, чтобы всё было в порядке и чтобы никто не украл их голоса. Но я не смогла этого сделать. Никакая видеосъёмка не остановила председателя Тарасову и её приспешников от наглого, хамского нарушения закона.

Протокол об итогах

У нас было указание от КПРФ: протокол подписывать, но указывать особое мнение. Я написала особое мнение. Однако у меня его просто не приняли. Я тут же (6 утра 5 марта, наш УИК был из трёх последних по району) приехала в ТИК и сдала особое мнение со своей копией протокола представителю от КПРФ. Но наличие особого мнения не помешало членам ТИКа внести результаты по участку (276 у Зюганова, 898 у Путина) в ГАС «ВЫБОРЫ».

В Уголовном кодексе РФ есть статья под номером 141, она предусматривает ответственность в том числе за воспрепятствование деятельности члена избирательной комиссии, связанной с исполнением им своих обязанностей. Я подала в Следственный комитет заявление о преступлении с просьбой провести проверку и при подтверждении данных возбудить уголовное дело. Проверка – это стандартная процедура после получения сообщения о преступлении. На это у органа есть 10 дней. После проверки принимается решение о возбуждении либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

Однако я получила удивительный ответ. Из него следует, что Следственный комитет на глаз определил отсутствие события преступления и не считает необходимым вообще заморачиваться по данному поводу. Ну а моё заявление в целях экономии места в шкафу отправили в Избирательную комиссию области.

Возвращаясь назад и анализируя свои действия на участке, я сначала подумала, что вместо написания жалоб следовало просто фотографировать, снимать на видео, подходить к столу и лично пересчитывать все бюллетени, игнорируя все замечания и крики. Однако я вижу, что происходило на других участках. Членов комиссии просто отстраняли от работы. Вне всякого сомнения, то же самое произошло бы и со мной.

Вот на таких выборах к нам пришли ещё 6 лет Путина.

(Данный материал вошел в книгу «Президента не выбирают: Свидетельства очевидцев выборного процесса» – прим. ИА «Свободные новости»)

Ключевые слова: выборы президента
Оцените новость
0
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 235
1

>> НОВОЕ В БЛОГАХ

Анастасия Лухминская | Молот шлюх
Александр Никишин | «Не упоминайте ЦИК всуе!»
Аркадий Евстафьев | Ответ жирным троллям
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства