Всё не закрасишь…
31.03.2012, 12:40
Комментарии:0
Просмотры: 886
Людмила Пашкова,
заслуженный работник культуры (с 32-летним стажем)

Сразу хочу сказать, что не люблю политику, а люблю своих близких и друзей, природу, искусство, книги, путешествия, животных, цветы и ещё многое люблю, но только не политические интриги и их трансляцию в СМИ. Откровенно говоря, посвятить воскресный день борьбе за честные выборы меня сподвигла моя дочь Лена, которая была наблюдателем на декабрьских выборах. Фальшь, ложь, обман, которые сопровождали выборы в Государственную Думу, и стали причиной того, что 4 марта на президентских выборах она стала членом комиссии с правом решающего голоса от СР, чтобы лично бороться с фальсификациями. На этот же участок решила пойти и я, впервые, как член участковой комиссии с правом совещательного голоса от не представлявшего никакую партию независимого кандидата Михаила Прохорова. Опять-таки оговорюсь, что, наверное, мне ближе программа «Яблока», но увы… власть предержащие так боятся политической конкуренции, что, исключив лидера этой партии из состава кандидатов в президенты, не оставили мне (и не только мне) другого выбора.

Итак, избирательный участок №349, на который меня определили, расположен в помещении завода «Газаппарат». На прошлых «думских» выборах в составе местной УИК были представители трудового коллектива завода, которые «кривить душой» не захотели: на этом участке кандидаты в депутаты от «Единой России» получили только 30% голосов. Это один из самых низких результатов по городу и, уверена, один из самых правдивых. Такую картину голосования заводчан учли, и на сей раз участковую комиссию решили укрепить. Кем же? Конечно своими, проверенными, чиновничьими кадрами: номинально в комиссии были представители разных партий и общественных организаций, но по странному совпадению шесть из десяти членов, включая председателя УИК, его заместителя и секретаря, трудятся в отделе опеки и попечительства администрации Фрунзенского района.

Раннее мартовское утро, интерьер – в духе советского времени, думаю, что горожанам он хорошо знаком по коридорам районных школ, библиотек, поликлиник, больниц и других социальных учреждений. Словом, стены, выкрашенные дешёвой краской в глухой грязновато-зеленый цвет, на них – плакаты, тусклый свет, освещающий всю эту убогую обстановку. Честное слово, когда по телевизору показывают выборы в странах третьего мира, например, в Индии, Латинской Америке или в Африке, всё выглядит достаточно современно. Наверное, эти страны намного богаче нашей, или дело в чём-то другом?

Увидев в конце зала, метров за 30 от урны, низкие деревянные скамейки, напоминающие о школьным спортзале времён моего детства, я сразу поняла, что эти почётные и удалённые места – для нас, членов комиссии с совещательным голосом от других, «неглавных», кандидатов. Музыкальное сопровождение процесса голосования – песни в исполнении Людмилы Зыкиной и народные мелодии – также напоминали о далёком детстве.

Справедливости ради отмечу, что следы столь модной сейчас «модернизации» присутствовали – в виде двух веб-камер. Правда, смонтированы они были так высоко и под таким углом, что стол председателя комиссии и его секретаря в поле обозрения не попадали… Интересно, в какую «копеечку» обошлось стране их приобретение и спешный монтаж и какова будущая судьба этой недешёвой техники, приобретённой на бюджетные средства, т.е. на деньги налогоплательщиков? Диссонансом в этом «советском» интерьере смотрелись и урны из прозрачного пластика с узкой щелью. Последнее радовало (пачку бюллетеней не вбросишь) и настораживало (значит, будут использованы другие технологии).

Да, конечно, я слышала о «каруселях», но мои опасения о том, что я не смогу их распознать, рассеялись очень скоро. Их было видно, что называется, «невооружённым глазом»: в промежуток от 10-ти до 16-ти каждый час в помещение дружно по 2-3 человека входили оживлённые, «с мороза», люди, доставленные на автомобилях и микроавтобусах (благо, вокзал в 2-х шагах от избирательного участка). Переговариваясь, они выстраивались в очередь у стола секретаря УИК примерно по 17-20 человек, бойко получали бюллетени по открепительным удостоверениям и быстренько проходили в убогие кабинки для голосования. Отдав свой голос «за кого нужно», они так же стремительно покидали место голосования, видимо, торопясь на следующий, соседний участок. У «карусельщиков» был свой организатор, который наблюдал за процессом и переговаривался с членом УИК, как с близким знакомым. Кстати, у других членов комиссии никаких очередей в течение всего дня голосования и близко не наблюдалось – обычно 1-2, максимум 3 человека.

Всего на нашем 349 участке по открепительным проголосовало 180 человек (из 986); догадаться, за кого отдала свой голос большая часть организованных в «карусели», нетрудно, и значит, существенный процент «главного кандидата» сфальсифицирован и является не показателем свободного волеизъявления граждан, а проявлением «грязных» политтехнологий. Как только члены комиссии с совещательным голосом попытались зафиксировать лица (личности) «карусельщиков», председатель и секретарь стали упрекать нас в нарушении тайны и процедуры голосования, в покушении на разглашение персональных данных, угрожать удалением с участка.

Те же угрозы слышались, когда мы пытались узнать, что же пишут в списках избирателей в их отсутствие члены УИК, сверяясь с небольшими бумажками. Остаётся только уверенно предполагать, что в списках точками или другими значками были отмечены те, кто на выборы обычно не ходит, или так называемые «мертвые души». О том, что должно было оглашаться количество проголосовавших, а после подведения итогов результаты должны быть внесены на ватманский лист-таблицу, председатель нашей комиссии «забыл», на напоминания не реагировал…

Надо было вести себя дипломатично для достижения главной цели, а именно продержаться до конца, до вскрытия урн и подсчёта голосов. Это зрелище – апофеоз всей работы комиссии – стоило того! После того, как все бюллетени из большой урны вывалили на сдвинутые столы, нам, членам УИК с совещательным голосом, опять указали на наше место. А располагалось оно (как на приёме у окулиста) метрах в 12-ти от места председателя, который в скоростном режиме показывал бюллетени и мигом отправлял их в определённую стопку того или иного кандидата. Увидеть в каком именно поле, за какого кандидата поставлена отметка о голосовании даже дальнозоркому человеку было просто нереально…

Два члена комиссии с решающим голосом – от СР (Елена Пашкова) и КПРФ (Владимир Новиков) ­– отстаивали соблюдение законности, требовали соблюдать процедуру предъявления каждого бюллетеня, чтобы можно было отчётливо видеть, за кого отдан голос. И тут случился настоящий скандал с трагикомическим продолжением: когда Дмитрий П., наблюдатель от Михаила Прохорова, стал снимать на видео невнятный подсчёт голосов, председатель комиссии Антон Игоревич Михайлюк с кулаками набросился на него, ударил в лицо, отшвырнул на пол мобильный телефон. Эту безобразную сцену нападения на наблюдателя также удалось заснять.

Нас, призывавших полицию, стал энергично отталкивать молодой человек маргинального вида. Интересно, что в начале дня голосования он назвал себя представителем ТНТ, однако, до этого самого момента нападения на наблюдателя никакой активности и просто даже интереса к происходящему не проявлял и был похож, скорее, на вышибалу в ночном клубе, чем на журналиста. Вмешалась полиция, мы стали звонить в штаб кандидата, в ТИК, в этой суматохе председатель УИК куда-то исчез, испарился… Единственное место, куда он мог спрятаться, – это мужской туалет. Действительно, туда вдруг «зачастили» (невзирая на пол) с уговорами и таблетками члены УИК, заходили и участковые полицейские. Но только после появления группы поддержки во главе с доверенным лицом Михаила Прохорова Максимом Бычковым, минут через 30-40, появился помятого вида председатель.

Добиться пересчёта уже упакованных стопок было нелегко, но всем нам вместе это удалось. При всех нервных затратах это была минута торжества – не зря, недаром пересчитывали – 60 бюллетеней, поданных за других кандидатов, почему-то оказались в той самой заветной и самой толстой упаковке бюллетеней, поданных за главного претендента. Из них на самом деле 29 голосов было отдано за Прохорова, 18 – за Зюганова, 2 бюллетеня оказались недействительными, остальные – за Жириновского и Миронова. А ведь на очень многих участках, на большинстве, голоса не пересчитывались, и конечно там была примерно такая же картина, и эти «ручейки» фальсификаций в сумме повысили процент В. Путина.

Длинный-длинный день подошёл к концу – осталось только получить копию итогового протокола. Для членов комиссии от других кандидатов на нашем участке почему-то не нашлось ксерокса (это в XXI веке!), все копии протоколов от руки писала член комиссии с правом решающего голоса от партии «Справедливая Россия». Видимо, таким образом ей решили «отомстить» за принципиальную позицию, которую она отстаивала вместе с другим членом с правом решающего голоса – от партии коммунистов.

Не обошлось и без курьёза: член комиссии с совещательным голосом от партии ЕР, студентка Академии права, в течение всего дня не отрывавшаяся от своего мобильника и не проявлявшая никакого интереса к происходящему, в 2 часа ночи вдруг оживилась и сказала, что ей копия протокола очень-очень нужна, ей зачёт без этой копии не поставят. Девушка наивная и недалекая, она поведала об этом всем присутствующим так буднично, как будто это в порядке вещей и неоднократно практиковалось в вышеупомянутом вузе.

Другая студентка этого же учебного заведения, член комиссии от той же партии и, видимо, на тех же самых условиях – за зачёт, вела себя тоньше: с её лица, лица будущего юриста, не сходила циничная усмешка при всех наших иногда, может быть, и неуклюжих попытках противостоять беззаконию, добиться правды и справедливости. Да, зачёты, заработанные таким образом, помогут этим студенткам стать «настоящими» дипломированными специалистами, влиться в юридическую систему, которая должна стоять на страже закона. Но вот смогут ли они забыть эти «уроки» выборов и вузовских преподавателей…

Совсем другая история: члены нашей избирательной комиссии, выезжавшие с урной для голосования по адресам, рассказали о пожилой женщине, пенсионерке, не выходящей из дома, – вместе со своими взрослыми детьми она следила в интернете за голосованием на участке, подсчётом голосов до самой поздней ночи. Позже её взрослые дети нашли мою дочь в социальной сети и долго благодарили за то, что мы смогли отстоять честные итоги голосования.

Итак, миссия, которая вначале казалась невыполнимой, оказалась выполнима: даже не имея опыта, впервые участвуя в работе участковой избирательной комиссии, вместе с представителями других кандидатов и партий можно чего-то добиться, сделать сам процесс голосования более открытым и честным, а результаты приблизить к реальной расстановке сил. На нашем участке тот самый «главный и единственный гарант» убогой «стабильности», в которой мы живём, едва набрал 49 процентов голосов.

P.S. Через три недели после так «успешно» проведённых выборов в том самом районе, где находится 349 избирательный участок, я обратила внимание на то, что на стенах промышленных зон, панельных и кирпичных домов (так называемых «хрущёвок» и «брежнёвок») квадратами и прямоугольниками темной краски закрашены некие надписи, нанесённые, видимо, молодыми жителями этих самых домов. Некоторые из надписей или остались незакрашенными, или появились вновь после кампании по их сокрытию, и, признаюсь честно, они меня порадовали лозунговой простотой, сродни советскому политическому плакату, а главное, содержанием: «ВЫБОРЫ ЛОЖЬ ОБМАН» / «ВСЁ НЕ ЗАКРАСИШЬ» / «НЕ БУХАЙ ТРЕНИРУЙСЯ». Последний лозунг, своеобразно призывающий к «здоровому образу жизни», с незначительной опиской хотелось бы программно усилить: «НЕ БУХАЙ ДУМАЙ РАБОТАЙ ЧИТАЙ».

Эти надписи-плакаты для меня каким-то удивительным образом сразу совпали с содержанием статьи о выборах, дали ей ёмкое название, визуальный ряд и, самое главное, подтвердили некоторые мысли. Например, о том, что, также как и эмигрировать всей страной невозможно, зомбировать всю страну тоже невозможно… Пацанов, авторов этих текстов, научила единству формы и содержания сама жизнь в русском провинциальном городе под серым безразличным небом на грани зимы и весны 2012 года.

От автора. Текст – авторский, спонтанный (от недостатка свободного времени). За содержание его как очевидец и участник событий отвечаю. Авторства за псевдонимом не скрываю, хоть и чувствую, что жив во мне ген страха, но бояться, по большому счёту, так же, как и терять, нечего…

(Данный материал вошел в книгу «Президента не выбирают: Свидетельства очевидцев выборного процесса» – прим. ИА «Свободные новости»)

Ключевые слова: выборы президента
Оцените новость
0
41 (410)
от 29
ноября
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Загнанные в подполье
Полиция попыталась сорвать занятия Школы расследователей в Москве.
Словно друг юности умер
Знаете, так бывает: дружил с человеком в молодости. Общались достаточно близко, а потом жизнь развела. Встречались разве что случайно. Потом узнал, что болеет. Потом – что умер.
«Облава» на Быковых?
На поливных полях Марксовского района стартует сезон «черных раскопок».
Кредитная трясина
По данным газеты «Коммерсант», объем просроченной задолженности застройщиков Саратовской области за 10 месяцев 2016 года составил 9,63 млрд рублей. Это 59% от общего объема задолженности строителей региона.
Каждый ход хуже предыдущего
Направо пойдешь – социальный бунт обретешь, налево пойдешь – в долговую яму попадешь.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Вячеслав Володин лишил депутатов Госдумы новогоднего корпоратива. В областной думе тоже отказались от новогодней вечеринки. Будете ли Вы отмечать Новый год с коллегами?
Проголосовало: 417
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства