Как я провёл этим выбором (прикол-эссе)
31.03.2012, 12:39
Комментарии:0
Просмотры: 1218
Александр Глущенко,
директор ИА «Свободные новости»

Сподобился я на нынешних выборах стать членом ТИК Волжского района с правом совещательного голоса. И в течение суток превратился в корнеплод под названием «хрен». То есть охренел.

Ребята, мы живём даже не в Африке. Там кандидаты на должность вождя племени стреляют из луков и ставят рекорды по зажариванию на кострах слабых членов племени, но никогда не заставляют старых, больных, подслеповатых и нищих членов племени, перешедших в разряд племенных наставников, объявлять ложные результаты стрельбы из лука. Там за стрельбой из лука наблюдает всё племя.

Приехал к семи утра в Волжскую ТИК, со мной – водитель (женщина), знакомый адвокат, айтишник с системой интернет-общения и кинооператор. В ТИК никого нет – шаром покати. В 7:45 появилась председатель Лариса Анатольевна и мило сказала, что заседания ТИК перед началом выборов, а также разбора жалоб, поступивших до начала выборов, наверное не будет. Из членов ТИК – никого.

Я попросил председателя включить трансляцию с веб-камер на момент начала выборов. Особенно меня интересовал процесс опечатывания урн. Мне  в тот момент пока ещё многоуважаемая Лариса Анатольевна сказала, что связи с веб-камерами в ТИКе нет. Я вызвал из машины своего айтишника и случайно, ненавязчиво, весело, с шутками и прибаутками в течение двух минут соединил ТИК с сорока четырьмя избирательными участками через свой личный ноутбук.

Прошёл пешком по близлежащим участкам. Начиналось всё красиво. В школах музыка и танцы. Наблюдатели напоминают собой нахохлившихся воробышков на веточке. Но согреваются и весело чирикают, когда с ними общаешься. Пока не объединены целью. Пока разрозненны. Вспоминается из Маяковского: «Жандарм глядит на сыщика – сыщик на жандарма». А что вы хотите? Как можно объединить проклятого «буржуина-прохоровца» и верного «коммуниста ленинца-сталинца» единой целью? Оказывается, можно, господа-товарищи.

В 9:00 звонок от компартии Волжского района: «Саня, в Зоналке своз автобусами на участок – нужен контроль. Едешь?». Сажусь в машину – едем. С коммунистами объединяемся в колонну на Мясницкой, летим в Зоналку через Юбилейный. Вот вам в одной колонне и буржуины, и кибальчиши.

На месте: наглый подвоз ГАЗелью с маршрутным номером 97, которая должна курсировать между Предмостовой площадью и Областной больницей, только тех жителей Зоналки, посёлка ЦДК и прилегающих мелких поселений, которые ранее при опросе администрацией посёлка были готовы голосовать за ОПРЕДЕЛЁННОГО КАНДИДАТА (какого, я конечно не знаю!). Остальные селяне не в состоянии пробраться на участок: дороги по колено в снегу. Всё это выяснилось из разговора с самими избирателями. Методика выяснения схемы организации голосования простая: увидел подвыпившего мужичка своих лет, хлопнул его по плечу и говорю:

– Васька! Мы же с тобой на Тихоокеанском флоте три года в одном кубрике прожили.

– Да ну? Давай за это махнём!

Подвожу к машине, открываю бардачок, достаю бутылку водки, наливаю ему сотку, даю конфету и говорю:

– Я вот не знаю, за кого голосовать.

– Иди за Путина, тебя домой на автобусе бесплатно отвезут и водки дадут.

И не понимает этот люмпен-пролетарий, что пьёт водку на капоте джипа и автобус мне не нужен. Тут же просит вторую рюмку. Признаётся, что он не Васька и никогда не служил на флоте, а был пограничником и зовут его Валерой, судорожно выпивает третью рюмку и кричит водителю трогающейся от участка ГАЗели: «Стой, сука, вези меня назад, я проголосовал, как сказали». Прыгает в автобус с песней: «А колокольчики– бубенчики ду-ду. А я завтре на работу не пойду…». Слышу это произведение в первый раз, и оно мне начинает нравиться. ГАЗель гоняет по Зоналке весь день (по адресам), а дороги для пешеходов никто не чистит.

Время 10:00. Звонок из 16 участка (66 школа, посёлок Юбилейный): массовый заезд людей с открепительными удостоверениями. Едем туда – я и два коммуниста – это примерно как Деникин, Будённый и Ворошилов в одном строю. Вот она грань-то социальная и преодолена – это же надо так постараться, чтобы большевиков пламенных с белогвардейцами недобитыми объединить. На месте видим колонну машин с саратовскими номерами, из которых выходят скромные мужички, явно между собой друзья и приятели, приходят на участок, сдают открепительные, получают бюллетени, скидывают их в урны, выходят из участка, садятся в машины и уезжают. Наш бойкий коммунист с двадцатилетним опытом работы в избиркомах (его знает весь район) просчитывает все открепительные и показывает мне. Более ста человек, и все из Заводского района города Саратова: улицы Пензенская, Барнаульская – из того, что успел запомнить. Вопрос: зачем сто человек приехали из Заводского района в Волжский? Выхожу на улицу перед школой, останавливаюсь на пути возвращающихся к машинам мужичков из Заводского района и с гопническо-понурой интонацией, непременно поплевывая и вставляя междометие «мля», задаю группе из четырёх явных пролетариев вопрос: «Пацаны, вы чо, в натуре, все сразу привалили? Нас тут уже мусора пасут». Согласитесь, что фраза вполне нейтральная – не знаю пацанов и не имею представления о том, кто такие мусора. Я взял её из кино. В ответ почти хором:

– Шеф, нам сказали, что после десяти уже можно ехать.

– Какой дурак вам это сказал? Надо же растянуть на весь день.

– Ёпт, директор. Ты ему сам звони. Сказали после десяти – мы и приехали все.

– Ладно. Разберёмся. Но ваш директор – дурак, мля!

– Да мы знаем, не обижайся, мужик, как сказали, мы так и сделали.

Время – начало двенадцатого, звонок из девятой школы, участки № 8, 9, 10. Информация: массовый заезд на автобусах людей с открепительными удостоверениями. И мчится Добровольческая армия вместе с Первой конной на улицу Соляную, 17. При этом прошу учесть, что уровень взаимного уважения и поддержки, а также чисто человеческих симпатий между деникинцами и будённовцами был близок к апогею. Мы даже перемешали экипажи. В каждом автомобиле был один красноармеец (член ТИКа с решающим голосом) и пара белогвардейцев (адвокаты, айтишники и кинооператоры), чтобы, как пели коммунисты, «броня была крепка и танки наши были быстры».

На месте: участок номер 10. Автобусы уже уехали. Все приезжавшие были из Заводского района. Далее докладывает наблюдатель от МДП (очень принципиальный и уважаемый мною Александр Иванович): члены УИК вышли с урной для голосования на дому и вернулись через три часа, 75 адресов. Смотрим маршрут, хронометрируем, никак не выходит. Ходьба по глубокому снегу плюс разговор с больными или престарелыми людьми, плюс коэффициент этажности, плюс заполнение заявлений и т.д. Получается шесть часов. Требуем копию реестра лиц, голосующих на дому. Председатель УИК № 10 Светлана Резванова выбегает в коридор звонить «крыше», а мы в этот момент берём у секретаря копию реестра голосовавших на дому. И собираемся идти по адресам, чтобы проверить, было ли голосование на дому вообще.

В этот момент в помещение для голосования вламываются три крепких мужика бандитского вида. Обступают нас – троих членов ТИК – и предъявляют нам, что мы – члены районной ТИК – баламутим народ, совершаем оплаченную провокацию и мешаем работать участковой комиссии. И вот тут восьмидесятилетний большевик Герман Иванович, достав красную книжку члена районной ТИК с решающим голосом, будучи ростом метр шестьдесят и весом с мокрый бушлат, элегантно повернувшись к самому здоровому говорит:

– Ты кто?

Двухметровый олигофрен в кепке со зверским выражением лица нагло и громко отвечает:

– Дед Мороз!

Отставной восьмидесятилетний полковник Герман Иванович Голиков, лидер Волжской районной организации КПРФ, со всей пролетарской ненавистью, но тихо и спокойно указывает на дверь:

– Иди на х…, Дед Мороз! Тут выборы, а не Новый год.

И эти три урода, поникнув головами и глядя в пол вышли из помещения УИК. Я увидел реального бойца. Мало их уже. Но вся штука в том, что этот Герман Иванович был моим любимым да и всеми курсантами однозначно и навсегда любимым преподавателем в военном училище и даже давал мне в 1982 году рекомендацию в КПСС: тогда без этого нельзя было успешно закончить обучение и начать карьеру. Боец воспитал бойца. Спасибо ему.

Кстати, в африканских племенах молодые самцы, тем более с признаками слабоумия, носящие в любую погоду чёрные кепки и работающие в районных администрациях, даже в период выборов вождя племени не грубят старшим членам племени.

Выходим в школьный коридор с реестром голосовавших на дому и решаем между собой: идти нам пешком по адресам или ехать на автомобиле. Чисто технический вопрос. Пока стояли и решали, выбежала из помещения для голосования председатель УИК Резванова, выхватила из рук у одного из членов ТИК выданный секретарем реестр и убежала по школьному коридору.

Целый час мы играли в кошки-мышки. Через час мадам Резванова появилась, но без копии реестра. Мы вновь предъявили требование о выдаче документа. В связи с этим я по телефону пригласил на избирательный участок № 10 уважаемых мною известных саратовских журналистов – Ольгу Копшеву из «Газеты недели» и Михаила Деришева из «Версии – Саратов».

Час переговоров. Съёмка. Аудиозапись. Предъявление законных требований. Цитирование статей Закона. Госпожа Резванова двинула в полный отказ. Какой-то мальчик лет шестнадцати с неумытым лицом и неаккуратной причёской пытался помешать съёмке. Я проверил у него документы – корреспондент ТНТ. Без камеры, диктофона и блокнота. Странно. Где взял ксиву? В конце выяснилось, что это сынок председателя УИК Резвановой. Классно продумано. И этот юноша видит в себе будущего журналиста? Единственный жанр, который ему доступен – это оскорбление настоящих журналистов.

Госпожа Резванова примерно в 16:00 согласилась показать нам – трём членам районной ТИК – реестр избирателей, голосовавших на дому, из своих рук с расстояния в один метр на три минуты, причём только первую страницу. По её мнению, это являлось ознакомлением с документом. О снятии копии не могло быть и речи. За три минуты мы успели записать 12 адресов без фамилий: только улицу, дом и номер квартиры. И мы пошли по двенадцати имеющимся адресам. Вот тут-то я начал медленно превращаться в корнеплод под названием «хрен». Практически все двенадцать адресов отголосовали сами, дойдя своими ногами до избирательного участка. Неважно: бабушки, дедушки, инвалиды. Лишь по одному адресу не открыли дверь и не ответили, а молодая девушка заявила, что бабушка с дедушкой давно здесь не живут. Вот так. Вывод один: все семьдесят пять адресов – липа. Возвращаемся на участок, просим открыть список избирателей дома, в котором мы были с проверкой. Называем адрес избирателя, нам список не показывают, а отвечают устно: «Да, голосовал лично, придя на участок». Второй адрес – то же самое.

Сел я в машину, открыл ноутбук, написал два заявления: одно – в прокуратуру, другое – в полицию, поехал подавать.

В прокуратуре всё чётко. Вышла девушка, приняла заявление, зарегистрировала, поставила штампик о регистрации на втором экземпляре и мило попрощалась.

С полицией в Волжском районе сложнее. Сначала майор, без опознавательных знаков и не пожелавший представиться (ни жетона, ни бейджа, ни повязки на рукаве), минут двадцать читал моё заявление. Потом минут десять куда-то звонил, рассказывая какому-то начальнику фабулу дела. Потом долго матерился на кого-то в трубку насчёт того, что в день выборов то ли дежурным следователем, то ли дознавателем назначили женщину и ей это дело не под силу. Потом пришёл мужик в гражданке с верхнего этажа и начал, не представившись, усиленно меня изучать: документы, наводящие вопросы о месте жительства, профессии, политических взглядах и т.п. Потом пришла женщина и начала материться на майора без опознавательных знаков насчёт того, что статьи УК, указанные в заявлении, не входят в её компетенцию и этим должен заниматься следственный комитет, и она отказывается проводить проверку. Метала по столу в дежурке кодекс и в конце концов ушла со злобным выражением лица. Всё это полисмен-шоу длилось около часа. Я стоял и молчал, но по взглядам и репликам видел, что настрой в отношении меня достаточно негативный. Короче, через час стояния в вестибюле ОВД я получил талон-уведомление о приёме заявления от внезапно откуда-то появившегося майора Катугина К.И. с надписью на бейдже «Дежурный по ОВД». А время уже девятый час. Избирательные участки закрылись.

Заехал со своей командой в кафе. Первый раз за сутки поел. Уже десять. Едем в ТИК. И вот тут-то и началось самое главное шоу. В одиннадцать часов в здание Волжской администрации, где находился ТИК, зашла группа крепких парней (человек 5-7) и, заблокировав лестницу на второй и третий этажи, прекратила проход членов ТИК из помещения контрольной группы (на первом этаже) в помещение, где проводится ввод данных в ГАС «ВЫБОРЫ» (на третьем этаже). Крепкий мужчина, видимо старший этой группы, изъял у вахтёра (пожилой женщины) ключ от входной двери в здание администрации, закрыл её и удалился. С 23:00 до 03:00 ни один член ТИК Волжского района не был допущен в помещение ГАС «ВЫБОРЫ»! В коридоре первого этажа находились два подполковника, один майор и один капитан полиции, которые мер к наведению порядка не принимали. На моё требование представиться или предъявить удостоверения нагло ухмылялись. В здание администрации с документами о результатах голосования допускались только председатели УИК по спискам, находившимся у старшего группы молодчиков, фактически захватившей здание администрации.

Я связался с дежурным по УВД города и сообщил ему, что члены ТИК блокированы в здании. В здание людей допускают только по усмотрению группы людей, захвативших здание, и вообще никого не выпускают. Тот попросил дать трубку кому-либо из сотрудников полиции. Я попытался передать трубку одному из подполковников. Он отказался брать в руки трубку и ушёл. Вызвал патрульный наряд Волжского РОВД. Его в здание не пустили. Два задумчивых полисмена столь же задумчиво мёрзли на крыльце. Ну что с них взять? Они же прошли переаттестацию.

Вызвал службу спасения МЧС, которая прибыла через 15-20 минут. Через дверь попросил их разблокировать здание, вскрыв дверь специнструментом. Старший группы ничего делать не стал. Думаю, что боялся гнева своего шефа – одного из главных единороссов страны (моё оценочное суждение).

Короче, в четыре часа я целенаправленно трепал нервы городской милиции, МЧС, присутствовавшим полиционерам и захватившим нас бандитам. Их старший – нехилый такой кабанчик, но тупой как пробка – разозлившись на меня в ходе очередной перепалки, сгоряча признался, что он бывший военный – аж целый прапорщик. Заявил с гордостью. В принципе, я против этой субстанции ничего не имею.

Всю эту картинку снимали два корреспондента: из Интернет-издания «Четвёртая власть» и с телеканала РЕН-ТВ. В здание их не пустили, грубо при этом оскорбив.

Примерно в три часа ночи двери открыли. Смысл ситуации был ясен всем: председатели УИКов приезжали с некрасивыми цифрами голосования, и их просто не пускали в помещение ТИК, отправляя переделывать протоколы. Когда же цифры были готовы в нужном виде, их запускали в здание и принимали у них протоколы.

Когда здание разблокировали, я обнаружил, что у меня кончились сигареты, и решил дойти до ближайшего круглосуточного магазина. Но со свойственной мне склонностью к приколам заявил в помещении ТИКа, где в это время сидела всего пара едроссов – один в очках, с таким педерастическим (на мой взгляд) голоском и фамилией то ли Кучко, то ли Чмошко (приношу извинения, если путаю), а второй такой здоровый, но исключительно, гениально тупой (моё оценочное суждение), что забираю со стола свой ноутбук и пойду на улицу и перекачаю все записи за день выборов на Youtube потому, что модем в помещении плохо работает. Оделся, взял портфельчик с ноутбуком и пошёл в ночной магазин. Вышел из недавнего узилища и пошёл по Коммунарной в сторону Радищева. Ближайший ночной на углу Сакко и Ванцетти и Горького. Иду не спеша. Но что-то заставило оглянуться. Оглянулся. Сзади крадётся белая «Приора» с потушенными фарами. Кралась до самого магазина в двадцати метрах сзади меня, на углу Радищева и Коммунарной даже правила нарушила. Ощущение неприятное. Но не знают гопнички, что я могу дать такой отпор, что мало не покажется. А хотелось, чтоб узнали. Короче, зря катались, уроды.

…В африканских людоедских племенах члены племени в ходе выборов вождя обычно думают, как обеспечить себе сносное существование, а не умереть под пальмой во главе с вождем, который давно разучился стрелять из лука и жарит на костре лучших представителей своего племени…

Прошёл месяц. Дождался я от наших правоохранителей и правонадзирателей ответов на мои заявления. В обоих ответах неприкрыто, весомо, грубо и зримо подчёркивается: товарищ, ты дурак. Ни одного упоминания о наличии или отсутствии состава или события преступления, ни одной ссылки на нормы уголовно-процессуального законодательства. Читаю и думаю, что до такой безграмотности или тупости сложно дойти естественным путем, до такого состояния себя можно довести только целенаправленно, ежедневно до изнурения упражняясь или принимая специальные сильнодействующие препараты. Короче, заместитель прокурора Волжского района младший советник юстиции Васильев направил моё заявление для проведения проверки в областную избирательную комиссию, а начальник отдела полиции № 1 подполковник милиции Молчанов вообще посчитал достаточным направить его в районную избирательную комиссию. И смех и грех. Вот вам готовое и уже раскрытое преступление – рисуй галочку в отчёте и радуйся. Оформляй и неси в суд. Нет. Пусть бумаги походят туда-сюда, вылежатся хорошенько, а там, глядишь, и всё забудется.

Уверяю Вас, уважаемые младшие советники и подполковники, вы немного ошиблись.

(Данный материал вошел в книгу «Президента не выбирают: Свидетельства очевидцев выборного процесса» – прим. ИА «Свободные новости»)

Ключевые слова: выборы президента
Оцените новость
0
41 (410)
от 29
ноября
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Загнанные в подполье
Полиция попыталась сорвать занятия Школы расследователей в Москве.
Словно друг юности умер
Знаете, так бывает: дружил с человеком в молодости. Общались достаточно близко, а потом жизнь развела. Встречались разве что случайно. Потом узнал, что болеет. Потом – что умер.
«Облава» на Быковых?
На поливных полях Марксовского района стартует сезон «черных раскопок».
Кредитная трясина
По данным газеты «Коммерсант», объем просроченной задолженности застройщиков Саратовской области за 10 месяцев 2016 года составил 9,63 млрд рублей. Это 59% от общего объема задолженности строителей региона.
Каждый ход хуже предыдущего
Направо пойдешь – социальный бунт обретешь, налево пойдешь – в долговую яму попадешь.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Вячеслав Володин лишил депутатов Госдумы новогоднего корпоратива. В областной думе тоже отказались от новогодней вечеринки. Будете ли Вы отмечать Новый год с коллегами?
Проголосовало: 458
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства