Чай с мертвецом
07.03.2013, 09:02
Комментарии:0
Просмотры: 1200
Павел Куротопов,
шеф-редактор NEWSru.com (Москва)

В таких произведениях сознанием за аутентичный опыт мира принимается – и выдается – лишь видимость опыта, слагающаяся из череды поверхностных, обточенных и пригнанных друг к другу деталей, или же из неких мертвых теней опыта, уже давно укоренившегося в общественном сознании. Такое произведение (…) не открывает чего-либо неизвестного, не выражает чего-либо невысказанного и не дает нового, самобытного и впечатляющего свидетельства чего-либо, ранее лишь предполагаемого. Короче говоря: имитируя реальный мир, такое произведение его по сути дела фальсифицирует.

Из письма диссидента Вацлава Гавела генсеку ЦК КПЧ Густаву Гусаку

Я всё понимаю: в продвинутых кругах телевизор сейчас не принято смотреть, а вслух принято исключительно ругать. К тому, что помойкой там является всё – новости, петросня, кровотечение кровавой крови и желтизна по НТВ, – мы как-то уже привыкли, и повторять общие фразы здесь не стоит. Но. В основном это всё творится в прайм-тайм. А я же сейчас предлагаю обратить свой критический, так сказать, разум на то, чем забит весь остальной эфир – на мой взгляд, это куда более важная и почему-то мало кем замечаемая штука, скрывающая поистине зловещие бездны.

Я говорю о псевдодокументальных и псевдопсихологических сериалах «для домохозяек».

Наверняка вы знаете, что это за продукт. Им напичканы утренние и дневные эфиры всех федеральных каналов. Сюда можно отнести и бесчисленных «федеральных судей» с их молоточками, и слезоточивые высокопарные драмы, снимаемые в московских хрущевках с нарочитыми бабушкиными ворсовыми коврами, сюда же – бесчисленных прокуроров, адвокатов и ментов: фальшивых, как нарисованная детскими фломастерами сторублевая купюра. Производством этих сериалов занимается прорва людей, поденщину находят сотни молодых провинциальных актеров, съезжающихся в Москву: среди них это считается низшей ступенью в профессиональной телевизионной иерархии, однако на кусок хлеба всегда можно заработать и деловито звонить домой: «Ой, съемки целыми днями».

Эти сериалы отличает одно: запредельное количество фальши, которую целевая аудитория почему-то совсем не распознает. Фальшь сквозит во всех фразах, интонациях и ситуациях. Штамп на штампе погоняет штампом, неестественные герои неестественно страдают, но с помощью какого-нибудь неестественного соцработника, или психолога, или следователя (короче, кого-то связанного с мудрым государством) находят неестественный хэппи-энд. Чтобы не быть голословным: в одной из таких подсмотренных серий несуразная девица из деревни приезжает в столицу, преодолевает трудности, обрастает вкусом и манерами, находит работу в хосписе (!) и копит на свою квартиру (!!).

Уважаемые наши мамы, бабушки, вахтеры-охранники и прочие любители попялиться в зомбоящик днем: а вот вы вообще когда-нибудь мента нашего русского, среднестатистического на улице видели? Или, не приведи Господь, судью? А, скажем, цены на квартире в Москве знаете? Во-о-о-от.

Уже с появлением у нас первых «мыльных опер» замечено, что чем дальше сериал находится от реальной жизни, художественного мастерства и профессионализма – тем больше российской аудитории он может притянуть. Но в этом нет ни малейшего парадокса – латиноамериканское «мыло» увлекло всех экзотикой и контрастом с нашим развалившимся совком. А когда с экрана подсовывается жизнь, легко анализируемая и проверяемая, по идее, та, что творится за твоим порогом, – но тебе впаривают напыщенное фуфло с диалогами из детского утренника, а ты это смотришь не отрываясь... это какая-то особо извращенная форма эскапизма.

И даже вроде бы понятно, что нашим людям не хватает веры и идеалов. Но подменять их вот таким образом – падалью из зомбоящика – все равно что одинокому человеку, тоскующему по светской жизни, собрать десяток тел из морга, рассадить за обеденным столом, вставить им в закоченевшие руки по чайной чашке и травить анекдоты.

Вот в чем наша национальная-то катастрофа – мы не научились отличать естественное от неестественного, живое от мертвого и, вторя Маяковскому, ненавидеть всяческую мертвечину, но обожать, напротив, всяческую жизнь. Дело обстоит так, что на стороне жизни выступают искренность и правда. А если у нас даже новости и телешоу настолько расходятся с правдой, с какой стати мы будем наделять ей общественные институты и госорганы, уроки истории, написанные литературными неграми книги, украденные научные диссертации, семейные и прочие межличностные отношения, поддельные этикетки на просроченных продуктах? У нас, таким образом, получается, сфальсифицировано вообще всё. И хороший способ проверить, насколько глубоко вы это осознаете – заглянуть как-нибудь одним глазом днем в зомбоящик в то время, когда там красивый седовласый человек, изображающий судью, стучит по лакированному столу лакированным молоточком.

Напоследок же я хочу чуть-чуть разжевать эпиграф к этому тексту. Объясняя свое видение эстетики банальности, Вацлав Гавел в 70-х годах высказывался столь резко о хороших произведениях, блестящих спектаклях и книгах – но тех работах, что смогли преодолеть советскую цензуру. В этом письме, которое, кстати, я каждому настоятельно рекомендую к вдумчивому прочтению целиком, также много рассуждается о живом и мертвом, подлинной мысли и посредственности, выхолащивании смысла. Завершается оно крайне оптимистичным выводом: живое всегда побеждает, пусть даже трижды закатанное под асфальт. И Гавел сам подтвердил этот тезис, всего-то через полтора десятка лет, освободив чехословаков от коммунистической мертвечины.

Примером Гавела очень хочется вдохновиться. Но, силы небесные, стоит лишь чуть посмотреть вокруг, чтобы убедиться – насколько прорастание и расцвет живого пока что далеки от нас – настолько, что их будет невозможно застать при земной человеческой жизни.

Оцените новость
1
41 (410)
от 29
ноября
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Загнанные в подполье
Полиция попыталась сорвать занятия Школы расследователей в Москве.
Словно друг юности умер
Знаете, так бывает: дружил с человеком в молодости. Общались достаточно близко, а потом жизнь развела. Встречались разве что случайно. Потом узнал, что болеет. Потом – что умер.
«Облава» на Быковых?
На поливных полях Марксовского района стартует сезон «черных раскопок».
Кредитная трясина
По данным газеты «Коммерсант», объем просроченной задолженности застройщиков Саратовской области за 10 месяцев 2016 года составил 9,63 млрд рублей. Это 59% от общего объема задолженности строителей региона.
Каждый ход хуже предыдущего
Направо пойдешь – социальный бунт обретешь, налево пойдешь – в долговую яму попадешь.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Вячеслав Володин лишил депутатов Госдумы новогоднего корпоратива. В областной думе тоже отказались от новогодней вечеринки. Будете ли Вы отмечать Новый год с коллегами?
Проголосовало: 417
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства