Виновен, потому что чеченец
16.12.2014, 08:44
Комментарии:4
Просмотры: 2127
Елена Санникова,
правозащитник (Москва)

Во время прошлогодних событий в Пугачеве я недоумевала: неужели лишь ненависть к иной нации способна в нашей глубинке сплотить людей и вывести на массовый протест? Почему эти люди, не умея найти подлинных причин своих бед, так молниеносно переводят стрелки на людей столь же обездоленных, как и они сами? Ведь многим чеченским семьям некуда выселяться, некуда возвращаться, потому что их дома превратила в руины война в Чечне. Толпы людей, вышедших на протест, требовали коллективной ответственности сотен семей (вместе со стариками и малолетними детьми) за преступление одного лишь сорванца, совершенное в драке и осужденное собственной родней. Неужели не понимали, что требуют безвинных жертв? А если бы самим довелось быть вынужденными переселенцами на чужбине?..

Год назад ко мне обратилась Хадишат Ачаева, уехавшая из Чечни с малолетними детьми 18 лет назад. Уехала не от бомбежек: в Чечне тогда был период затишья между двумя войнами. Но в Урус-Мартане, где она жила, ваххабиты вербовали мальчишек.

«А у меня мальчики подрастали: Аслану было 14 лет, Хусейну – 12, Хасану – 10… Я в оппозиции была», – объяснила мне Хадишат.

Муж не разделял ее настроений, семья распалась. Вместе с пятью малолетними детьми Хадишат уехала в Москву.

После всех безнадежных мыканий по инстанциям помогло обращение к правозащитникам. Светлана Ганнушкина дала от «Гражданского содействия» свидетельство вынужденной переселенки. Депутат Вячеслав Игрунов, бывший политзаключенный и один из активистов «Яблока», организовал для Хадишат направление в центр размещения беженцев в Красноармейске Саратовской области, где она и поселилась с детьми в марте 1999 года. Дети пошли в школу, отношения с соседями сложились самые добрые. Неприятности были только от представителей власти.

«Случится что-нибудь в Красноармейске – и тут же забирают наших детей в отделение. В 2003 году произошло одно ограбление, а забрали моего Хасана и еще несколько ребят-чеченцев. Трое суток держали. Отпустили, только когда нашли настоящего грабителя, но даже извинений не принесли», – рассказывает Хадишат.

В 2007 году в Красноармейске произошла драка между азербайджанцем Анаром Мамедовым и местным «авторитетом» Алексеем Филиновым. Последний погиб. В Красноармейске вспыхнули волнения с требованиями «выселять нерусских». А в милицию опять потащили Хасана Ачаева и еще одного чеченца из беженцев.

Хасан Ачаев с сестрой Иман
Хасан Ачаев с сестрой Иман

«Я тогда не на шутку встревожилась, пришла в милицию. «За что вы их держите?» – спрашиваю. «Профилактические работы», – отвечают. Идите, мол, домой. Я не ушла. Только поздним вечером их отпустили. Стала расспрашивать сына, а он и рассказал, какие это «профилактические работы»: сидит начальник угрозыска вразвалку, ноги крест-накрест на столе, и издевается: то заставит к стене встать, то руки поднять, то опустить... Кричит при этом: «Козлы, бандиты… Что сюда приехали? Ваши настоящие мужчины воюют в горах, а вы – трусы…». И так – час за часом, невыносимо терпеть…»

Хадишат выяснила, что и все задержания ее сыновей проходили подобным образом. Начальник угрозыска постоянно оскорблял мальчиков-чеченцев, укоряя их в том, что они не воюют, а «отсиживаются». В такой атмосфере прививать подросткам настроения миролюбия и доброты было очень нелегко.

А в 2012 году в Красноармейске произошел нашумевший конфликт. Одна девушка пригласила в кафе «Островок» двух молодых чеченцев, братьев Хаджиевых, отметить день рождения. За столиком не хватило стула, и один из чеченцев подошел к соседнему столу и попросил свободный стул, стоявший рядом.

«Он ждал, что скажут одно из двух: «извините, стул нужен самим» или «возьмите, пожалуйста»… Вместо этого он услышал мат и грубые оскорбления в адрес всех чеченцев. Слово за слово – завязалась драка. Трое крупных, плечистых мужиков – против двоих пацанов 18-ти и 19-ти лет… Узнав о драке, в кафе пришел мой сын Хасан, с трудом вытащил братьев Хаджиевых из кафе и увез на такси», – рассказывает Хадишат.

Соседями за злополучным столиком оказались братья Николай и Александр Б., местные «авторитеты», несколько раз судимые за рэкет, и депутат районного собрания Комаристый.

На следующий день эти трое вызывали братьев Хаджиевых «побеседовать» на пристань в соседнее село с названием Ахмат. Те спросили: нельзя ли в черте города? Посредник успокоил: драки не будет, ребята порядочные, хотят только поговорить. С Хаджиевыми поехали Хасан, сын Хадишат и еще двое чеченцев. Подвез их на своей машине Иван Рыбалко, приятель молодых людей. Не успели они выйти из машины в условленном месте на пристани, как раздались выстрелы. Целая толпа агрессивно настроенных мужчин, вооруженных травматами и битами, высыпала против пяти чеченцев, один из которых был подростком. Депутат Комаристый, по словам Хадишат, стрелял из охотничьего карабина. Хасан получил два пулевых ранения в ногу. Ивана Рыбалко жестоко избили, он попал в реанимацию. Машину его изрешетили пулями.

Хасан Ачаев заявления писать не стал, ранение зафиксировано не было. Дело завели по факту преступления, но вскоре закрыли. У Комаристого забрали депутатский мандат.

После этого случая Хадишат жила в напряжении, в предчувствии новой беды. Она опасалась возможной встречи братьев Б. с ее сыновьями. И встреча произошла.

23 июня 2013 года Аслан, старший сын Хадишат, вместе с Русланом Бичаевым, своим старшим другом, ехали из Красноармейска на работу. В 9 часов утра они заехали на автозаправку, находящуюся на выезде из Красноармейска. К несчастью, именно в это время там заправляли машину «старые знакомые», Николай и Александр Б. Вспыхнул конфликт, между Асланом Ачаевым и Николаем Б. завязалась драка. Хадишат уверяет, что начал конфликт Николай грубыми оскорблениями в адрес чеченцев. Вмешался Александр Б., драка переросла в истязание: один из братьев держал Аслана в обхват со спины, другой наносил удары железной трубой по голове и лицу. Чтобы высвободиться, Аслан ударил державшего его человека ножом в ногу. Но у братьев Б. был травматический пистолет, Аслана ранили в спину и затылок. Руслан Бичаев, вышедший из машины, чтобы разнять дерущихся, тоже получил ранения травматическим пистолетом, одно из них – в глаз. Руслан стал звать на помощь, прибежали несколько чеченцев, работавших на стройке напротив автозаправки.

Хусейн Ачаев с сыном Русланом и сестрой Иман
Хусейн Ачаев с сыном Русланом и сестрой Иман

В это время другой сын Хадишат, Хусейн Ачаев, вместе с двумя братьями Хаджиевыми ехал на работу в Саратов. Услышав шум и голос Аслана, они остановили машину.

Как объяснила мне Хадишат, ее сын Хусейн увидел окровавленного брата и хотел вмешаться в ситуацию, но Аслан потребовал, чтобы он не подходил и уезжал. Но уже подъехала полиция, Хусейна и братьев Хаджиевых опросили как свидетелей, заставших лишь финал кровавой потасовки.

В больницу попали и братья Б. (Николай – с серьезными травмами), и Аслан с не менее серьезными ранами и травмами, и Руслан Бичаев с ранением в глаз. У Руслана вытащили пулю, а через три дня арестовали. Аслан вышел из больницы и уехал в Волгоград, но вскоре его нашли и арестовали по заявлению братьев Б. И еще следователь неожиданно перевел из статуса свидетелей в обвиняемые Хусейна Ачаева и братьев Хаджиевых, и они также были арестованы.

Аслан Ачаев с племянником Русланом
Аслан Ачаев с племянником Русланом

За что сидит Аслан, Хадишат еще могла понять, а вот за что сидит ее сын Хусейн, объяснению не поддавалось, и жгло чувство несправедливости.

«Я вот чего не могу понять, – говорила мне Хадишат, – у тех был травматический пистолет, они стреляли в Аслана. Сын оборонялся, он тоже получил тяжелые ранения, Руслан чуть зрение не потерял. Так почему же те – потерпевшие, а мой сын – обвиняемый? Почему не завели дела и на них за поврежденное здоровье Аслана и Руслана?»

В ноябре прошлого года Хусейну Ачаеву должны были продлить срок содержания под стражей, и Хадишат попросила меня прийти на суд. Первое, что меня удивило в коридоре Кировского суда – это то, что следователь Рахимбердинов, не смущаясь, заходит в совещательную комнату судьи, затем о чем-то переговаривается по телефону и снова заходит к судье с таким видом, будто и нет в этом ничего недопустимого.

Суд прошел очень быстро. Судья поинтересовалась, есть ли у Хусейна заболевания, препятствующие нахождению в СИЗО. Хусейн ответил: «Я ни в чем не виновен». Судья сказала, что не разбирает дело по существу, ее лишь интересует, позволяет ли Хусейну здоровье находиться в СИЗО. И продлила меру пресечения. А то, что закон требует подтверждений вины для заключения человека под стражу, ее не интересовало.

Я попыталась обратиться к следователю Рахимбердинову, чтобы услышать его версию произошедшего, но он категорически отказался со мной разговаривать.

Хусейн Ачаев и братья Хаджиевы обвинялись по ст.213 (хулиганство). Статья попала под амнистию, в результате в январе 2014 года всех троих выпустили из СИЗО. Однако тут же на них завели дело по ст. 116 (побои, не повлекшие последствий) и взяли подписку о невыезде. Они так и не поняли, почему их обвинили в побоях, которых они не наносили, но уж раз подозрение такое возникло, почему не предъявили его сразу, а лишь полгода спустя.

Аслан Ачаев и Руслан Бичаев обвинялись по ч. 3 ст.111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное группой лиц по предварительному сговору) – ни один из обвиняемых с такой квалификацией не мог согласиться.

Суд начался в Красноармейске в начале августа 2014-го и длился весь август. Возможность посетить одно из заседаний у меня появилась 25 августа. Приехав в Красноармейск, я надеялась увидеть на суде потерпевших и услышать их версию произошедшего. Однако в тот день братья Б. в очередной раз не явились в судебное заседание. Судья Грачев попенял приставам, что те до сих пор не привели их в суд.

Аслан Ачаев и Руслан Бичаев сидели на скамье подсудимых за решеткой, Хусейн Ачаев и братья Хаджиевы – в зале.

Руслан Бичаев активно защищал себя в суде. Он заявил, что конфликт носит межэтнический характер, и обвинил тех, кто проходил по делу в качестве потерпевших. Он показал, что до приезда братьев Б. в Красноармейск конфликтов на национальной почве в городе не было, «жители района жили дружно, уважали обычаи, религию, мнения друг друга, оказывали взаимопомощь, частым явлением были межэтнические браки». Приехав в Красноармейск, братья Б. совместно с депутатом Комаристым стали собирать молодых людей против ребят с Кавказа и затевать конфликты.

Барменам в кафе они запрещали обслуживать кавказцев. Заявления на братьев Б. в правоохранительные органы не приносили результатов, заявителям мстили, и жители перестали жаловаться властям. Он напомнил и случай у пристани Ахмат, когда в упор была расстреляна машина с людьми и Хасан, брат Аслана Ачаева, получил ранение в ногу, а Иван Рыбалко был до полусмерти избит.

«Ваша честь! Почему следствие проигнорировало доказательства по делу, которые явно в пользу обвиняемых? Почему прокуратура все трактовала в пользу потерпевших? Почему все обвинение строится на голословных и противоречивых показаниях потерпевших? И почему они по данному уголовному делу проходят не в качестве обвиняемых? Не связано ли все это с национальной и религиозной принадлежностью обвиняемых? Неужели суд осудит нас, основываясь на голословных показаниях потерпевших, тогда как в действительности все доказательства по данному уголовному делу свидетельствуют в пользу обвиняемых?»

На одно из следующих заседаний братья Б. в конце концов пришли. Заявили иск на большую сумму – компенсацию за травмы, полученные в драке.

Хусейн Ачаев и братья Хаджиевы вину не признали. Аслан Ачаев признал свою вину частично. Его адвокат просил применить наказание, не связанное с лишением свободы. Руслан Бичаев вину не признал и заявил, он в данном деле – не виновный, а потерпевший, и попросил полного оправдания.

Однако Руслана Бичаева суд приговорил к девяти годам лишения свободы, Аслана Ачаева – к шести, братьев Хаджиевых и Хусейна Ачаева – к обязательным работам, срок которых, впрочем, сочли «погашенным» шестью месяцами в СИЗО. Гражданский иск братьев Б. суд оставил без удовлетворения.

В тексте приговора, вопреки судебной практике, оказались невнятно изложены показания чеченцев в свою пользу. Текст приговора оказался настолько противоречив, что даже прокурор его опротестовал по причине слабости описательно-мотивировочной части. Оба чеченца, получившие срок, также подали на апелляцию, которая в январе должна быть рассмотрена в Саратовском областном суде.

* * *

В повести «Убить пересмешника» американской писательницы Хапер Ли адвокат Аттикус, излагая в суде неопровержимые доказательства невиновности своего подзащитного, не надеется на оправдание, поскольку в его городке не было еще случая, чтобы суд оправдывал негра. Однако он не теряет надежды на улучшение ситуации в будущем и потому не считает свой труд напрасным.

А может ли надеяться Хадишат Ачаева на восстановление справедливости к своим сыновьям хоть в сколько-нибудь близкой перспективе? Пока что ее сын получил большой срок, а те, кто нанес ему серьезные травмы, остались без наказания. Другой ее сын провел полгода в СИЗО и получил судимость совсем уж ни за что, а ведь у Хусейна – двое малолетних детей. Третий сын Хадишат, Хасан, тоже сейчас в колонии, и тоже за драку, в которую его втянули. Решение суда по делу Хасана Ачаева Хадишат также считает вопиюще несправедливым.

Четвертый сын в семье получает высшее образование, дочь учится на юриста, все дети Хадишат – трудолюбивые, воспитанные, без вредных привычек, но как дальше их семье жить в среде, где так относится к чеченцам и общество, и власть? Как в такой среде излечатся годы спустя поломанные судьбы Аслана и Хасана?

Проблема межэтнических отношений становится у нас одним из самых тревожных показателей нравственного состояния общества. У многих россиян до сих пор сохраняется отрицательное отношение к чеченцам, выпестованное официальной пропагандой во время так называемой «антитеррористической операции». Однако Чеченская республика, которой ценой неисчислимых жертв не дали стать независимой, является частью Российской Федерации, и чеченцы в любой точке России – полноправные граждане, имеющие ни на йоту не меньше прав и свобод, чем любой другой россиянин. И люди, кричавшие в Пугачеве: «Выселяй!», призывали к выселению полноправных сограждан, не понимая, что, добиваясь нарушения закона в отношении одних людей, они добиваются разрушения правового поля и для себя самих.

Не лучше ли тем, кто относится предвзято к кавказской молодежи, внимательнее присмотреться к этим людям, прислушаться к ним, узнать хоть что-то о национальной трагедии их отцов? Большинство россиян, поверивших, будто все чеченцы – террористы, не видели вблизи ни одного чеченца. Так не лучше ли, во избежание новых трагедий и бед, понять и увидеть?..

Оцените новость
7
41 (410)
от 29
ноября
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Загнанные в подполье
Полиция попыталась сорвать занятия Школы расследователей в Москве.
Словно друг юности умер
Знаете, так бывает: дружил с человеком в молодости. Общались достаточно близко, а потом жизнь развела. Встречались разве что случайно. Потом узнал, что болеет. Потом – что умер.
«Облава» на Быковых?
На поливных полях Марксовского района стартует сезон «черных раскопок».
Кредитная трясина
По данным газеты «Коммерсант», объем просроченной задолженности застройщиков Саратовской области за 10 месяцев 2016 года составил 9,63 млрд рублей. Это 59% от общего объема задолженности строителей региона.
Каждый ход хуже предыдущего
Направо пойдешь – социальный бунт обретешь, налево пойдешь – в долговую яму попадешь.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Вячеслав Володин лишил депутатов Госдумы новогоднего корпоратива. В областной думе тоже отказались от новогодней вечеринки. Будете ли Вы отмечать Новый год с коллегами?
Проголосовало: 415
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства