Общество
Пассажирский коллапс: должны ли «буйные» летать?
Разгулявшийся хулиган, а равно и те, кто будет активно его успокаивать, могут превратить нештатную ситуацию на борту в катастрофическую
25.02.2013 // 09:05
Комментарии:0
Просмотры: 1430

Рисунок Данила Архипов

Последние события вокруг принятия мер по борьбе с дебоширами в самолетах можно коротко описать двумя словами: «терпение лопнуло». Лопнуло у всех – у перевозчиков, у полиции, у законодателей. У пассажиров оно, судя по всему, кончилось еще раньше.

Размышлять, почему наш злополучный земляк Кабалов был отпущен полицией в аэропорту и спокойно продолжает отдыхать на курорте, можно, но бессмысленно.

Потому что таких кабаловых у нас летает в Хургаду и Ниццу не один и не два. А в поездах единомышленников и «братьев по разуму» объявленного в розыск несостоявшегося самолетоугонщика ездит еще больше. Так что проблема пассажиров-дебоширов стоит гораздо шире.

В небе и на земле

Итак, каждый гражданин отдыхает и расслабляется в меру своей испорченности. Кому-то для этого чашки кофе достаточно, а кому-то и литра водки может оказаться мало. У себя дома наши пассажиры ведут себя точно так же. Только здесь можно или полицию вызывать, или просто держаться от них подальше. В замкнутом пространстве салона самолета или купе поезда от таких отдыхающих просто деться некуда, а потому все побочные эффекты от их способа расслабляться особенно хорошо заметны.

В повседневной жизни наши дебоширы чувствуют себя не особенно стесненно. Кто из вас хоть раз вызывал полицию к шумным соседям, вспомните, быстро ли наши блюстители порядка приезжали, если приезжали вообще.

То есть обозначать проблему по-хорошему нужно с того, что эта категория граждан на земле ведет себя не лучше, чем в воздухе. Только никто их особенно не осаживает, разве что если уж совсем допекут. Законы, предусматривающие наказания хулиганам, работают не всегда и не везде. Штрафы ничтожны, вероятность того, что штраф будет выписан, еще меньше. Нетрезвая компания у подъезда, пьяная драка на пляже, подгулявший гражданин, пристающий к девушкам в парке, – вот наши кабаловы в естественной, так сказать, среде обитания. Их традиционно не считают особенно опасными. В конце концов, не грабитель, не террорист. Предпочитают просто обходить стороной, как досадную помеху, не заявлять в полицию и вообще не вмешиваться. Обывательское же мнение порой встает на защиту таких вот личностей: «Ну, выпил человек после работы, расслабиться решил. Что, нельзя, что ли? За такую малость человека в отделение забирать! Злодеи, оборотни в погонах! Террористов не ловят, а мирных людей забирают!» В результате нашим же попустительством выращенные подъездные и уличные дебоширы уверились в своей безнаказанности, а популяция их критически возросла.

Запретить нельзя воспитать

Поезд, теплоход, самолет – транспортные средства. Для безопасного путешествия пассажиры должны соблюдать ряд условий, которые человеку в здравом уме не придет в голову нарушить. Но кто здесь говорил про здравый ум?

После случая с Кабаловым и еще ряда аналогичных авиаперевозчики потребовали жестких запретительных мер. В первую очередь подумали, что неплохо бы запретить проносить алкоголь на борт, что при наличии магазинов дьюти-фри не самая простая задача. Потом решили создать «черные списки» для «буйных» пассажиров и дать авиакомпаниям право самостоятельно решать, продавать ли провинившимся билеты.

Еще предлагают установить видеорегистраторы в салоне самолетов и доверить обеспечение порядка на борту охраннику с электрошокером и наручниками.

Корреспондент ИА «Свободные новости» решила узнать, как у местных перевозчиков обстоят дела с «буйными» пассажирами и поддерживают ли они многочисленные федеральные инициативы.

Управление Приволжской железной дороги предпочло ответить официально:

«Поездные работники в пути следования постоянно проводят профилактическую работу среди пассажиров, предупреждая о запрете спиртосодержащих напитков в вагоне и информируют о соблюдении мер личной безопасности, – говорится в документе, адресованном автору статьи. – Правилами оказания услуг по перевозкам на железнодорожном транспорте предусмотрено удаление пассажира из поезда работниками органов внутренних дел, если он при посадке в поезд или в пути следования нарушает правила проезда, общественный порядок и мешает спокойствию других пассажиров».

Что же касается «черных списков» пассажиров, за введение которых так ратуют авиаперевозчики, то взятие на вооружение такой идеи, по мнению железнодорожников, «возможно только после проведения всесторонней правовой оценки данной инициативы и ее законодательного оформления».

Председатель совета директоров «Саратовских авиалиний» Михаил Герасименко настроен более категорично. Все меры, предложенные авиакомпаниями для усмирения хулиганов и поддержания порядка, он находит адекватными и полезными.

«Наличие видеорегистратора в салоне самолета – это однозначно положительная идея, потому что это будет дисциплинировать и пассажиров, и персонал авиакомпаний, – считает Герасименко. – Наличие «черных списков» – это тоже положительная инициатива, потому что если пассажир ведет себя аморально в поезде, то у персонала есть возможность ссадить его на первой станции. А когда самолет взлетает, то экипаж остается один на один с таким пассажиром, и куда-то его деть, уже не представляется возможным, пока самолет не произведет посадку».

Охрана на борту, по словам председателя авиакомпании, тоже может оказаться весьма кстати. По его словам, в настоящее время любой инцидент, вроде случая с Кабаловым, приходится разрешать экипажу самолета. Но чтобы наличие сотрудника службы безопасности на борту оправдывало себя, он должен иметь те же полномочия, что полицейский в поезде. Пока у него не будет возможности в случае необходимости применить силу, его присутствие бесполезно.

Будем справедливы: железнодорожникам все-таки проще. Пассажира, которого совсем уж невозможно успокоить, как было сказано выше, можно и высадить. Линейный отдел полиции опять же способствует поддержанию мало-мальски спокойной атмосферы в пути. Другое дело, что выполняются эти условия не всегда и не везде. Мы сами не прочь выпить в поезде или тихо поощряем дорожное пьянство. С той оговоркой, чтобы времяпрепровождение соседей по купе не мешало нам самим. Крепкие напитки в поезде запрещены, но разносчицы с бутылками пива – явление рядовое и легальное. А напиться можно и пивом. Далее все зависит от умения любителей пенного напитка держать себя в руках и от дипломатических способностей проводников.

В пассажирской авиации всё осложняется уже самой спецификой воздушного транспорта. Авиаперевозчики не зря безоговорочно поддерживают и больше того – требуют введения самых жестких мер. На 11 тысячах над уровнем моря куда будем высаживать хулигана? А кроме того, в воздухе наш гуляка становится уже реально опасен, и не только для своих двух-трех ближайших соседей.

Летчик гражданской авиации Василий Ершов в своей второй книге воспоминаний о летной работе – «Аэрофобия» – пишет об одной драке целой группы пассажиров, случившейся в воздухе в одном из рейсов 90-х годов.

«Засверкали ножи; ком сцепившихся тел покатился по салону. Заранее предупрежденные, бортпроводницы удержать порядок все-таки не смогли и только успели сообщить о драке капитану.

Да капитан уже и сам почувствовал, что центровка самолета изменяется: самолет, управляемый автопилотом, начал производить плавные синусоидальные колебания».

Тот конфликт с огромным трудом разрешил командир экипажа. Помогло лишь обещание экстренной посадки в очень недружественном забиякам районе. Тот факт, что они могут довести самолет до аварии, на дерущихся просто не подействовал.

Бывали «пьяные эпизоды» и на борту «Саратовских авиалиний». Вместо того, чтобы следить за работой всех бортовых систем и собственно управлять воздушным судном, летчики вынуждены были ловить по салону буйного пьяницу и призывать его к порядку. Как это сказывается на безопасности полета, несложно догадаться.

Разгулявшийся хулиган, а равно и те, кто будет активно его успокаивать, могут превратить нештатную ситуацию на борту в катастрофическую. Вернуть тяжелый самолет в штатный режим полета, если бардак в салоне каким-то образом привел к его сваливанию, практически невозможно. Логично, что перевозчикам совершенно не хочется дожидаться, пока такая драка кончится чем-нибудь вроде плоского штопора. Оттого и заговорили о наручниках и электрошокере. Если на кону больше ста жизней, это еще очень гуманная мера для разбушевавшегося пьяницы, который в силу своего состояния не соображает, что к моргу он находится куда ближе, чем к курорту, на который летит.

Пассажир пассажиру друг?

А теперь послушаем наиболее пострадавшую сторону. Пассажиров. Все «прелести» соседства с пьяным хулиганом достаются в первую очередь им. Так что разработчикам мер дополнительной безопасности стоит учесть их пожелания. Замечу сразу, что среди респондентов не так много авиапассажиров, поэтому значительная часть их советов и претензий относится в первую очередь к железной дороге. Как можно выяснить из рассказов людей, с безопасностью и обеспечением комфорта пассажиров там все не так уж гладко. Любые правила, известно, хороши только тогда, когда они работают.

Итак, пассажирам было задано три вопроса:

1. Становились ли вы свидетелем неадекватного поведения ваших попутчиков? Как был решен конфликт?

2. Достаточные ли меры принимал перевозчик (авиакомпания или РЖД) для обеспечения безопасности пассажиров? Как вы оцениваете действия сотрудников полиции или проводников (смотря кто конфликт разрешал)?

3. Считаете ли вы адекватными меры по борьбе с хулиганящими пассажирами, предлагаемыми в настоящее время «Аэрофлотом» и Госдумой? Какие меры предложили бы вы сами?

Сабина, 32 года, менеджер по персоналу:

1. Дважды. Один раз, в 1999 году, ехали большой группой в институт, в соседнем купе один шулер пытался мальчишек 16-17 лет «обуть» в карты. Мой отец вышвырнул того типа из купе и пригрозил выкинуть из вагона, тот снова пришел права качать, отец рявкнул, тот испарился. Еще раз было, что попутчик до невменяемого состояния напился в самолете, его еле угомонили стюарды. Был также случай, летела с полным самолетом детей. Гигантский Боинг-777, и 70% пассажиров дети, стоящие на ушах. Вот что с ними делать – не знаю.

2. Оцениваю действия по решению конфликта как замедленные, если брать второй случай. Хулиганящих удалось приструнить, но все же это действует не всегда.

3. Хулиганят чаще всего по-пьяному, поэтому лично мое мнение – не продавать спиртное и, если уж совсем, не пускать пьяных на борт. Таких много.

Кирилл, 43 года, системный администратор:

1. Неадекватное поведение попутчиков видел неоднократно. Разрешался конфликт только применением силы со стороны пассажиров.

2. Нет. Никаких мер не принималось. Перевозчику было безразлично.

3. Продумать систему эвакуации буйных во внешнюю среду без привлечения людских ресурсов. Ввести медаль «За усмирение дебоширов» с денежной премией. Размер премии должен равняться размеру предотвращенного ущерба. Денежная премия может заменяться отказом от уголовного преследования в случае нанесения хулигану увечий. В том числе и несовместимых с жизнью.

Марк, 33 года, дизайнер:

1. Могу рассказать только про поезда. Ехал с бухими дембелями. Конфликт был решен путем личной договоренности и небольшого рукоприкладства с моей стороны.

2. Проводница сначала честно пыталась угомонить дембелей, но не смогла. Полиция пришла, когда конфликт был уже урегулирован.

3. Насчет абсолютного запрета на алкоголь не уверен. В самолетах многие боятся летать, в поезда бывает скучно, да и народу это очень не понравится. Сам люблю потянуть пива в плацкарте... А вот запретить это тем, кто в «черном списке», – да, это не лишне. Это будет касаться людей, которые свою неадекватность уже доказали. Я за «черные списки» и за охрану. Шокер под вопросом, хотя он, в принципе, может пригодиться, в виде крайней меры. Но когда у нас это было гарантией безопасности... Для однозначного «да» не хватает доверия.

От себя бы предложил следующее:

– хорошо работающая кнопка вызова полиции в каждом вагоне.

– вручить полицейским алкотестеры, которые есть у ГИБДД, законодательно установить количество промилле и соответствующие санкции – от штрафа до ареста.

– ввести в поездах в полицейском вагоне что-то вроде КПЗ.

Елена, 36 лет, домохозяйка:

1. В поездах как-то не сталкивалась, а вот в аэропорту и в самолете – как ни странно, да: пьяный пассажир опаздывал на посадку, потом отказывался выходить.

2. Опасности для пассажиров не возникло, так что, видимо, меры по разрешению ситуации были достаточно адекватные. Перед полетом этого гражданина подождали, после – растормошили как-то.

3. Охранник – это, возможно, слишком, опасаюсь, как бы он не начал дергать мирных пассажиров.

Алексей, 40 лет, инженер:

А зачем, собственно говоря, изобретать велосипед? Разве в правилах перевозки пассажиров не сказано о том, что запрещается перевозка «переупитых» пассажиров? Дочка шефа работает в «Люфтганзе». Так они пьяных просто не допускают до регистрации, а если «тело» нажралось в дьюти-фри, то его не пускает на борт экипаж. Если «тело» незамеченным засосало бутылку дурной воды у трапа и его развезло в салоне во время запуска и руления, то экипаж имеет право отменить взлет и вернуться на перрон для выгрузки пьяного пассажира. Причем именно пьяного, без ожидания, когда он станет буйным.

Ну, и бонусом – стоимость билета такому пассажиру не компенсируется, и все расходы по действиям, связанным с выносом «тела», за счет виновника торжества. Супербонусом – иски от остальных пассажиров рейса.

Кстати, все без алкотестера, на усмотрение сотрудников авиакомпании.

Александр, 43 года, программист:

«Черные списки» требуют изменения законодательной базы. Охранник – да. И потом штрафовать «неадеквата» на всю стоимость экстренной посадки. Погулял в самолете – продал квартиру. С публикацией в СМИ, с интервью. «Как вы сейчас расцениваете свой поступок? Что вы можете сказать тем, кто захочет повторить ваши развлечения?»

Наталья, 35 лет, менеджер:

1. В поездах с нарушителями беседовали люди в форме. Иногда вызывали их куда-то, иногда общались на месте. Толку был ноль – только они уходили, как неадекватные товарищи продолжали пить, курить, орать. Проводники на некоторых направлениях – сплошь женщины, справиться с толпой пьяных мужиков они боятся, и я их понимаю. В самолете видела один раз, как мужчина пил коньяк из горла. Стюард (здоровый парень) очень жестко поговорил с товарищем и предупредил, что если он не прекратит распивать спиртное, то будет занесен в «черный список».

2. Ни разу не видела, чтобы РЖД эффективно разрешила конфликт. Если не повезет ехать рядом с «неадекватом», так и будешь терпеть его выходки. В самолете такое видела только один раз, вроде бы проблема сразу решилась.

3. Не считаю беседы с неадекватными людьми адекватной мерой. «Черные списки» авиаперевозчиков более эффективны. Я бы предложила ввести «черные списки» РЖД. Поручать разбирательство с «неадекватами» только мужчинам с достаточной физической подготовкой. И самое главное – обеспечить место для изоляции таких пассажиров (что-то типа «обезьянника»), чтобы за свое поведение они терпели какие-то лишения – по крайней мере доехали до места назначения в неудобных условиях. Также было бы здорово, если бы мертвецки пьяных людей не пускали на борт самолета или в поезд – это не задержало бы отправление и сэкономило нервы нормальным людям.

Ирина, 39 лет, преподаватель вуза:

1. В поездах – да, приходилось.

2. Недостаточные. Наблюдала несколько случаев, когда проводник не желал вызывать милицию. И несколько случаев, когда от милиции огребала потерпевшая сторона, которой пришлось защищаться. Например, люди пытались урезонить пьяных хулиганов, а прибывшая милиция по итогам разбирательств вымогала (и получала) у этих людей взятку за то, чтобы не создавать проблем им.

3. Не могу обсуждать ситуацию «опасности для полета/продолжения движения» – до такой степени при мне не доходило. Там, наверно, оправданы и более жесткие меры. А в более бытовой ситуации что я могу предложить? Комплектовать наши поезда большими нарядами полиции и сделать всю полицию честной?

Кирилл, 38 лет, массажист:

1. Один раз сталкивался с групповым употреблением наркотиков, в той истории вели себя адекватно и проводники, и пассажиры, и милиция. В принципе видел краем глаза действия полиции и поездной охраны. Приемлемо.

2. На проводников, мне кажется, в поезде полагаться особо не стоит. Одному или двум проводникам сложно контролировать ситуацию в вагоне. Их задача – вызвать силовиков (поездную охрану или полицию) и удержать, по возможности, конфликт в рамках.

3. Я не вполне специалист по обеспечению безопасности в поездах. Тревожная кнопка для вызова поездной охраны или полиции в доступе для пассажиров (и не одна на вагон, а несколько, в легкодоступных местах) – была бы очень кстати. Не помешал бы регулируемый с пассажирского места свет и кнопка для связи с проводником в каждом купе, включая плацкарту. Подчеркну, для связи с проводником, а не для вызова проводника – проводник в заложниках у беспредельщиков – это тоже не то, что нужно.

Пассажиры должны больше знать о мерах безопасности и обеспечении безопасности, тогда они будут более уверены. Меня всегда раздражает, когда люди сидят и терпят, вместо того чтобы начать пользоваться гарантиями компании-перевозчика.

Итак, перевозчики и пассажиры свое слово сказали, дело за законодателями. Доводы о том, что некоторые пассажиры боятся летать и алкоголь для них просто средство заглушить свой страх перед полетом, отметаем как несостоятельные. Для подавления страха существуют седативные средства, разработанные медиками. Падать вниз, кружась в плоском штопоре, – страшнее.

Оцените новость
0
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 115
1
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ