Репортаж
За закрытыми дверями
Что же такого секретного происходит на этих собраниях, если журналистов туда так активно не пускают?
Комментарии:0
Просмотры: 1783

Фото Денис Юлин

В этом году Россия ухудшила свои позиции в рейтинге свободы прессы международной организации «Репортеры без границ», откатившись на 148-е место, что на шесть позиций ниже показателя предыдущего года. Подтверждение этого факта не заставило себя долго ждать – на днях в отношении саратовских журналистов применили силу. При попытке попасть на собрание жильцов ТСЖ-1 на фотокорреспондента «Газеты Наша Версия» Наталью Курочкину и корреспондента того же издания Тимофея Бутенко напали неизвестные лица в медицинских масках, которые вытолкали их из здания завода «Нефтемаш-САПКОН», где собирались члены товарищества собственников жилья. При этом Тимофей Бутенко получил несколько ударов по лицу, а Наталья Курочкина чуть не лишилась фотоаппарата.

Что же такого секретного происходит на этих собраниях, если журналистов туда так активно не пускают? Задавшись этим вопросом, корреспонденты ИА «Свободные новости» – Денис Юлин и Ирина Бутенко – решили пойти по стопам коллег и посетили собрания других товариществ, входящих в ассоциацию ТСЖ Фрунзенского района, благо на прошлой неделе они проходили одно за другим.

Денис Юлин

В минувший четверг в здании завода «Нефтемаш-САПКОН» собирались жильцы ТСЖ-6. У проходной я, мысленно приготовившись ко всему, на всякий случай включил диктофон и зашел внутрь. Что примечательно, у входа стояли два крепких парня в медицинских масках, точь-в-точь таких же, какие были на молодых людях, накануне напавших на журналистов. Они меня проигнорировали. «Ждут Бутенко?» – подумалось мне. Внутри уже были корреспонденты РЕН-ТВ Саратов и еще некоторых региональных изданий. Тут же крутился еще один молодой человек в маске, который снимал все происходящее на видеокамеру. Слева от входа располагались столы регистрации, за которыми несколько женщин записывали пришедших на собрание жильцов.

Попытка сфотографировать этот процесс едва не завершилась очередным скандалом. Одна из женщин попросила предъявить удостоверение и переписала себе мои фамилию и имя. «Не надо нас снимать!» – запротестовала она, пригрозив подать в суд, если ее фото «где-нибудь появится».

Один из жильцов, Валентин Левченко, пользуясь случаем, пожаловался на действия, а точнее, на бездействие ТСЖ-6: «За 30 лет дом ни разу не ремонтировался, даже подъезд не красился, сейчас в подвале трубы прорвало, весь двор превратился в каток, к нему невозможно подойти! Мусорка под окнами не убирается месяцами, крыша течет. Я плачу деньги и знать не знаю, куда они уходят. Кроме того, что взносы требуют вовремя сдать, другой работы я не вижу».

После беседы неожиданно легко проходим через турникет на территорию завода. Вахтер скрупулезно переписала в журнал наши паспортные данные и номера удостоверений. Поднимаемся наверх. Там начинается самая веселая часть. На входе в зал, где проводится собрание, стоят два амбала, опять же, в медицинских масках. Они отказываются пустить журналистов внутрь, мотивируя это тем, что у нас нет «некой аккредитации». Попытки втолковать, что собрание жильцов – мероприятие публичное и аккредитация для этого не нужна, ни к чему не привели. Один из мужчин в маске даже вспомнил номер статьи в Законе о СМИ, которая называется «аккредитация», впрочем, период просветления на этом закончился. Дальше этого названия он, видимо, не читал, потому как продолжал упорно стоять на своем. На самом деле в статье черным по белому написано, что «редакция имеет право подать заявку на аккредитацию», но нет ни слова о том, что она обязана это делать.

Никакие аргументы на них не действовали, даже упоминание статьи 144 УК РФ – воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов. Тут в дело вмешались жители, которые потребовали впустить в зал журналистов. «А вдруг кто-то из присутствующих не хочет, чтобы здесь были журналисты?» – предположил парень в маске. «А мы сейчас проголосуем», – не растерялись жильцы. Большинство присутствующих, как и предполагалось, были за журналистов.

«Охранники» уступили лишь тогда, когда жители начали в знак протеста покидать помещение. Чуть позже выяснилось, что так или иначе собрание является нелегитимным по причине отсутствия кворума. По словам представителей ТСЖ, проводивших регистрацию жителей, если считать по площади квартир, суммарно в зале присутствуют всего лишь 1,45% жильцов. «У нас в ТСЖ-6 входит более 1600 человек, чтобы собрание было правомочным, нужно 800, а в зале, даже если посчитать по креслам, больше 100 человек не поместится, – заявил один из жильцов. – Почему такой маленький зал? В уставе сказано, если собрание не состоялось, то его можно проводить в форме заочного голосования. Но это вопрос скользкий». «Что хотят, то и делают! – послышалось из зала. – Наверное, руководству ТСЖ только этого и надо. Они сами за нас проголосуют». Одним из основных вопросов повестки дня, по словам собравшихся, было повышение на 43% тарифа на содержание жилья.

Никто из руководства ТСЖ-6 на собрание не явился. Перед собравшимися выступил первый замглавы администрации Фрунзенского района Юрий Костырин. Он зачитал решение районного суда, в котором раскрывается преступная схема по незаконному сбору денег с членов ТСЖ 1-6 и перечислению их в Ассоциацию ТСЖ. Общая сумма собранных средств превышает 15 миллионов рублей за два года. Суд признал трансфер этих денег в АТСЖ незаконным и обязал ассоциацию перечислить их обратно в ТСЖ, чтобы те сделали перерасчет и вернули их жителям.

По итогам встречи было решено провести повторное собрание, но уже в актовом зале администрации Фрунзенского района, который рассчитан на большее количество людей. Под этим решением подписалось большинство присутствующих.

Не стали подписываться только представители ТСЖ, которых было немало. Отличить их можно было по медицинским маскам. Я узнал среди них и управляющую ТСЖ-4 Ирину Богучарскую. Правда, она отказалась общаться, заявив, что я обознался.

Остальные люди, в масках, отказавшиеся представляться, как выяснилось, про инцидент с Тимофеем Бутенко знают. «Кто сказал, что ему голову набили не в другом месте? Он же не прошел медосвидетельствование сразу», – прищурившись, сказал один из них, судя по тону, главный. Тут же в разговор вмешался один из молодых и, что называется, все испортил: «Мы ему предлагали скорую вызвать, а он отказался».

Замглавы администрации Костырин объяснил, почему ТСЖ выгодно, что собрание не состоялось: «Это образчик того, как проводятся собрания. Уведомления рассылаются за 10 дней, то есть люди получают их в лучшем случае за день или за два до собрания, хотя по Жилищному кодексу жильцов нужно уведомить за 10 дней. Выбирается маленькое помещение, неудобное время, в конце рабочего дня, когда те, кто работают, не могут прийти. Да еще на пятом этаже. А ведь для пожилых людей подняться наверх – это целая проблема. А таких много. И прийти они тоже не могут. В результате собрание становится нелегитимным. После чего составляется протокол, который подписывают председатель и секретарь, в котором написано, что жильцы решили перейти на заочную форму голосования. Это опросные листы, подписанные правой, левой ногой и всем, чем угодно. Не надо быть экспертом, чтобы понять, что большинство подписей в них сделаны одним человеком. Как писали Ильф и Петров, это просто еще один способ отъема денег. Получается, что ни одного собрания и оформленного законно протокола нет. Это самые настоящие наперсточники. Поскольку подавляющее большинство людей добросовестных, платят копейка в копейку. Любой долг нарисуй, они платят. У пожилых людей дисциплина сидит с советских времен. ТСЖ этим пользуется, – собирает и ничего не делает».

Тот факт, что на собрание удалось попасть журналистам, Костырин считает беспрецедентным. «Мы по трем ТСЖ – №№ 1, 2, 5 – признали последние собрания незаконными, что автоматически делает органы правления нелегитимными. Поэтому сейчас, с ТСЖ-6, они спустили пар. А обычно они перекрывают вход, принимают решение, что кворум есть – 63 человека присутствуют, из них половина – сотрудники ТСЖ, все остальные – по доверенности. И принимают повестку дня, перевыбирают сами себя. Готовят протокол, сдают, регистрируют, и все. Как вам такое нравится?». По словам Костырина, так было в том числе, когда произошла история с Тимофеем Бутенко. То же самое он прогнозировал и на собрании ТСЖ-2, которое состоялось на следующий день.

Ирина Бутенко

В минувшую пятницу у меня был вечер дежавю. Слишком уж напомнило мне все происходящее в здании завода «Нефтемаш-Сапкон» то, что происходило на избирательных участках в последние два года. Те же наглые, уверенные в своей безнаказанности люди, с одной стороны, такие же жаждущие банальной честности люди – с другой. В роли первых выступали представители ТСЖ Фрунзенского района, в роли вторых – мои коллеги-журналисты. Была еще и третья сторона – полицейские. Но они были именно «сторона» – ни во что не вмешивались и просто наблюдали.

Надо заметить, что по сравнению с событиями 29 января, когда корреспондентов «Газеты Наша Версия» попросту вышвырнули из фойе здания, в последующие два дня удалось добиться некоторого прогресса. 1 февраля события начинали развиваться как и накануне – журналистам сразу нескольких изданий удалось без проблем подняться по лестнице до пятого этажа, где располагался зал, в котором должно было проходить собрание. Однако там путь им традиционно преградили двое неизвестных мужчин в масках. Вчерашние.

Один – постарше – оказался разговорчивее своего молодого коллеги и охотно дерзил корреспондентам СМИ. Но кто он, что он здесь делает и по какому праву не запускает журналистов внутрь, объяснить он не захотел. Оба «секьюрити» были одеты в гражданское, никаких удостоверений или значков, обозначающих их причастность к какому-либо ЧОПу, не демонстрировали. Маски им явно мешали, они то и дело поправляли их, но расстаться с ними явно не хотели. После недолгих бессистемных препирательств они неожиданно потребовали у журналистов аккредитацию. На резонный вопрос, а какой орган занимался аккредитацией СМИ на данное мероприятие, «привратники» ответить не смогли.

Для читателей, не знакомых со спецификой работы журналистов, поясню, что аккредитация для прохода на массовые собрания граждан журналистам по закону не требуется, достаточно журналистского удостоверения. При желании организаторы проводят регистрацию СМИ на входе в здание параллельно с регистрацией участников, но такое приходится наблюдать довольно редко. Достаточно вспомнить, как проходят общественные слушания – мероприятие аналогичное собранию членов ТСЖ, – корреспондентов туда пускают без проблем.

Однако неизвестные без документов настаивали на том, что журналисты с документами не имеют права присутствовать на собрании ТСЖ. В какой-то момент в спор вмешался участковый, сопровождавший журналистов, который признал, что корреспонденты имеют право находиться на этаже. Воодушевленные поддержкой сотрудника полиции, корреспонденты прошли на этаж. Почуяв, что запахло жареным, а можно сказать, даже горелым, мужчины в масках ринулись к дверям зала, где собрались члены ТСЖ, – с намерением захлопнуть ее перед носом представителей СМИ, но корреспонденты оказались проворней. Тогда один из «масочников» со всей силы отпихнул от входа оператора телекомпании РЕН-ТВ и попробовал захлопнуть дверь, но корреспонденты удержали ее.

А теперь, на секундочку, вспомните, что дело происходит не у кабинета большого начальника, в который пытаются прорваться просители, и даже не возле квартиры телезвезды, которую осаждают безбашенные фанаты. Это собрание собственников жилья – такие то и дело проходят во дворах саратовских домов, и присоединиться к ним и послушать может любой желающий. Люди, уже успевшие пройти в зал, с удивлением смотрели через стеклянную стену на происходящее в коридоре. Потом кто-то из них встрепенулся, и они стали громко требовать пустить прессу в зал. Однако тут подсуетилась председатель правления ТСЖ Елена Корнеева, которая схватила микрофон и начала собрание. У людей микрофона не было, поэтому их попытки перекричать ее изначально были обречены на провал. Понемногу они затихли.

Тем временем к двум людям в масках присоединился третий. На вопрос, почему псевдоохранники в масках, он без обиняков заявил, что у него туберкулез. Один из уже знакомых журналистам «масочников» в свою очередь доверительно признался, что у него свинка. Неизвестным остался только диагноз третьего. То ли он еще не обращался к врачу, то ли дела у него действительно плохи, и он выступал в качестве секретного биологического оружия.

Переговоры с людьми в масках ни к чему не привели, но тут подоспел вызванный участковым наряд полиции. Журналисты поспешили описать ситуацию правоохранителям, однако те вмешиваться в конфликт прессы с АТСЖ не спешили. «Вы в курсе, что по законодательству запрещено находиться в масках на общественных мероприятиях?» – обратился один из полицейских к самозваным охранникам. «Мы болеем», – с вызовом отозвался один из них. «Если болеете, дома надо сидеть», – парировал полицейский. «А вы мне не врач», – прозвучало в ответ. Полицейский спорить не стал и просто отошел в сторонку. «Привратники» нервно поправили свои маски. «Мы не можем принять ни их сторону, ни вашу», – объяснял тем временем майор полиции возмущенным корреспондентам. «Так вы примите сторону закона», – предложил кто-то. «Сейчас разберемся», – туманно отозвался майор.

Разбирательство заключалось в том, что корреспонденты написали коллективное заявление в полицию о воспрепятствовании их профессиональной деятельности, после чего сотрудники правоохранительных органов записали их объяснения по поводу происходящего. Все это время «охранники» в масках продолжали маячить в дверях зала. Журналисты печально поглядывали через стекло на собственников жилья, те в свою очередь немного затравленно смотрели на журналистов. Впрочем, как выяснилось, настоящих членов ТСЖ-2 в зале было не очень много. Едва ли не половина присутствующих занимала те или иные посты в правлениях других ТСЖ, входящих в ассоциацию. О том, что они не имеют никакого отношения к ТСЖ-2, люди сами признавались на камеру, выходя из помещения, где проходило собрание. Некоторые, правда, просто прятали лица и спешили пройти мимо. А то вдруг по телевизору покажут, что они являются членами какого-то там ТСЖ. Это ж даже хуже, чем ОПГ, позору потом не оберешься.

После того как все объяснения были собраны, представители СМИ вновь окружили майора. «Может, вы поможете нам пройти внутрь?» – поинтересовались они. Майор нехотя направился к «привратникам». «Вы пропустите журналистов?» – поинтересовался он у них. «Нет, у них нет аккредитации», – спокойно отозвались те. «Они говорят, у вас нет аккредитации», – ретранслировал майор, отходя от дверей.

Когда все закончилось, из зала одной из последних выпорхнула председатель ТСЖ Елена Корнеева. Комментарии по поводу событий этого вечера она давать отказалась. Только уже выходя из здания, бросила через плечо: «Моя милиция меня бережет».

Оцените новость
0
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 238
1
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ