Репортаж
Пропавший голос избирателя – явление субъективное
31 января в Волжском районном суде состоялось заседание по очередному выборному делу
04.02.2013 // 10:18
Комментарии:0
Просмотры: 1462

Фото Денис Юлин

Юристы «Гражданской платформы», помогающие «РПР-Парнас» разоблачить фальсификации итогов голосования, подали иск с требованием отменить результаты выборов в областную думу на 27-м избирательном участке Саратова. Основанием для этого, как следует из искового заявления, являются многократные нарушения выборного законодательства и возможная фальсификация итоговых протоколов, данные которых не соответствуют тем, что внесены в ГАС «Выборы». Да еще и голос как минимум одного избирателя взял и испарился...

Адепты богини Фемиды

Прямо перед входом в суд – толстый слой наледи. Осталось только, как в маршрутке, повесить вывеску: «Место для удара головой». Внутри на посту охраны сидит невеселая девушка с крашеными светлыми волосами. Под глазами – темные круги, словно она только что с ночного дежурства. «Здравствуйте, я на засе...» – не успеваю договорить. «Подождите. У нас обед», – устало бурчит в ответ. Ждем. Минут через пять с обеда приходит охранник, поигрывая ручным металлоискателем и жуя жвачку. «Что у вас в сумках? Запрещенные к проносу в здание суда вещи имеются? Холодное оружие, газовые баллончики?»

«Да вроде нет, сейчас посмотрю», – улыбаюсь я. Охранник юмора не понял и от неожиданности даже забыл про металлоискатель. «Что значит «вроде»?! А ну-ка, открывайте сумки». – «Вы же журналист? – догнал меня уже после проверки. – Аудио-видеозаписывающие устройства имеются? Пойдемте, я вас провожу», – суетился, словно переживая, что я случайно зайду со всем этим добром не туда.

В коридоре юристы «Гражданской платформы» уже инструктируют свидетелей: «Говорите все, как было, только то, что видели, ничего не додумывайте. Не переживайте, я вам буду задавать вопросы». Свидетели энергично кивают. Стоя в узком коридоре, снимаю сумки с плеча, в спину кто-то грубо толкает. «За такое в футболе грозит желтая карточка», – думаю, оборачиваясь. Возмущенный возглас: «А нельзя ли поаккуратнее?» застревает в горле – передо мной судья, который как ни в чем не бывало идет дальше, не извинившись.

Почему-то вспоминаю судью Кировского районного суда Светлану Торопову, которая, как рассказывал мой коллега Антон Наумлюк, во время аналогичного заседания по фальсификациям выборов хамила юристам, отклоняла любой их протест и ходатайства, даже не дослушав, запретила проведение фото– и видеосъемки…

На самом тихом участке голоса считали втихаря

Судья Светлана Юдина оказалась воспитанной дамой. И, как ни странно, даже разрешила фотографировать во время заседания, а также вести видеосъемку во время оглашения решения.

Представители истца – юристы Александр Конякин и Константин Рогалев – подробно рассказали о многочисленных грубых нарушениях Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права граждан на участие в референдуме», а также Закона Саратовской области «О выборах депутатов Саратовской областной думы». Так, председатель УИК № 27 Ольга Темирбулатова, по данным истца, запретила наблюдателям подходить близко к столу с бюллетенями. Во время подсчета голосов не соблюдала необходимый регламент: не поднимала каждый бюллетень лицевой стороной вверх для демонстрации его наблюдателям, как того требует законодательство, и не озвучивала, за кого отдан тот или иной голос. Уже одно это может являться основанием для отмены результатов выборов по данному участку, считает юрист Александр Конякин.

Кроме того, по завершении подсчета голосов, по свидетельствам наблюдателей, не было проведено итогового заседания УИК, данные в итоговый протокол были занесены в отсутствии наблюдателей.

Самым существенным аргументом, который позволяет усомниться в законности проведенных выборов на участке №27, стал факт, что в процессе подсчета исчез голос как минимум одного избирателя. Так, избиратель Валерий Сараев проголосовал за Республиканскую партию и кандидата от нее Михаила Акимова, однако после подсчета голосов оказалось, что ни за «РПР-Парнас», ни за кандидата Акимова на участке нет ни одного голоса. «Можно, конечно, списать это на то, что его бюллетени были признаны недействительными, однако недействительных бюллетеней на данном участке не зарегистрировано, – говорят юристы. – Соответственно, они либо случайно, либо намеренно были положены в пачку другой партии».

И финальным нарушением стало несовпадение данных в заверенной секретарем УИК № 27 копии итогового протокола и выданной на руки одному из наблюдателей, и данных, внесенных в ГАС «Выборы». Число избирательных бюллетеней, выданных в помещении для голосования избирателям, отличается на 60 штук.

Представитель ответчика – сотрудница ТИК Волжского района Лариса Иноземцева – рассказала, что в день выборов было много проблемных участков, но 27-й в их число не входил, а, напротив, был одним из «самых тихих», то есть никаких жалоб с этого участка в ТИК не поступало. По ее мнению, 12 наблюдателей вполне обеспечивали принцип гласности работы комиссии. «Там нет шкафов и ничего другого, что бы мешало наблюдению за голосованием и подсчетом голосов. Пересчет проводился только с участием членов комиссии с правом решающего голоса, остальные могли беспрепятственно это наблюдать. Никого не отталкивали», – заявила Иноземцева.

Доказательством того, что итоговое собрание состоялось, представитель Волжской ТИК считает факт, что итоговые протоколы подписаны всеми членами УИК и никаких «особых мнений» в них не отражено. А вот заявление Валерия Сараева, по ее мнению, нельзя принимать за доказательство, потому что оно субъективно и не может быть проверено: «По закону у нас тайное голосование. И никто не сможет возразить, кто за кого поставил галочку. Избирательные бюллетени у нас не именные».

Математическая ничтожность

После уточнения позиции сторон и взаимных вопросов в зал суда были вызваны свидетели. Свидетель со стороны истца, наблюдатель от «РПР-Парнас» Алия Сараева (это голос ее мужа пропал на избирательном участке) подтвердила, что перед началом голосования им не показали ни открепительные удостоверения, которые могли остаться на участке, ни прошитые списки избирателей. После завершения голосования наблюдатели не видели, были ли погашены неиспользованные бюллетени. «Председатель сказала: здесь все погашено», – отметила Сараева.

По ее словам, бюллетени считали, опустив их лицевой стороной вниз. На вопрос, почему так считаете, был дан ответ: «И так все хорошо видно, а вы сидите и не мешайте».

«Когда все разложили, – вспоминает Сараева, – выяснилось, что за «РПР-Парнас» – ноль голосов. Я сказала: «Как же так? Ведь мой муж прописан здесь, и он голосовал за эту партию». Попросила пересчитать голоса, но мне сказали, что из-за одного голоса никто пересчитывать не будет. В момент подписания итоговые протоколы были заполнены карандашом».

Обстановка, как отметила Сараева, на участке была нервозная: «Когда велся подсчет голосов, нам не разрешалось отходить от своих стульев, расположенных от места подсчета на расстоянии трех метров».

Председатель УИК № 27, директор Дома творчества Волжского района Ольга Тимербулатова, этот факт подтвердила, но объяснила, что это было сделано для того, чтобы те «не задавали вопросы и не отвлекали комиссию». «Те, кто не видел, могли встать и посмотреть», – заявила она. Дальше ее показания разошлись с показаниями свидетеля Сараевой. Председатель утверждала, что итоговое заседание все же состоялось, и никаких обращений или просьб показать списки избирателей и открепительные в начале дня голосования и провести пересчет голосов по окончании процедуры подсчета к ней не поступало. Тем не менее, по словам Тимербулатовой, голоса были пересчитаны.

Рассказала она и о том, как, собственно, велся подсчет бюллетеней: «Брала всю пачку и отгибала у них уголки, при этом отмечая, правильно ли стоит отметка в каждом бюллетене». На уточняющий вопрос юриста, считали ли остальные члены комиссии таким же образом, председатель ответила утвердительно. На вопрос, откуда взялось несоответствие данных в копии итогового протокола и данных, внесенных в ГАС «Выборы», Тимербулатова предположила: «Каждый заполнял свой протокол собственноручно. И основной задачей было обеспечить достоверность голосов за партии и кандидатов. Все остальное имело математическую важность лишь для системы ГАС «Выборы».

Маленькая победа

Секретарь УИК № 27 Надежда Данилова в своих показаниях запуталась. Сначала сообщила, что наблюдатели могли подходить к столу для подсчета бюллетеней, потом заявила обратное. На вопрос о том, озвучивалось ли, за какую партию отданы бюллетени, ответила утвердительно, потом поправилась: «Все и так знали, кому передавать тот или иной бюллетень». По ее мнению, наблюдателям было прекрасно видно, за кого в бюллетенях проставлены галочки, даже если бюллетень брал в руки член комиссии, стоящий к наблюдателям спиной. «Ну, или по крайней мере они видели, кому мы эти бюллетени передавали. Этого достаточно», – решила она.

В результате ее показаний выяснился интересный факт: председатель, по словам секретаря, не пересчитывала бюллетени. «Что она несет...» – послышался шепот самого председателя.

– Были ли какие-то ограничения для наблюдателей? – спрашивала у секретаря судья.

– Нет, ваша честь.

– Я еще вопрос не задала, а вы уже говорите «нет». По передвижению, я имею в виду.

– Нет, никому не запрещалось перемещаться по комнате.

– Вопросов ни у кого не возникало?

– Нет.

Несоответствие данных в выданных протоколах и занесенных в ГАС «Выборы» Данилова объяснила технической ошибкой. Тот факт, что они заверены ее рукой, даму совершенно не смутил. Она заявила, что проверяла только основные данные, которые касаются количества голосов за ту или иную партию или кандидата, остальные данные она не сверяла.

В ходе суда истцом было подано ходатайство об истребовании в качестве доказательств всей документации УИК, вплоть до бюллетеней. Суд ходатайство отклонил, однако постановил привлечь к делу копии итоговых протоколов, составленных другими наблюдателями и членами комиссий, чтобы сверить данные их протоколов с протоколом Сараевой. Этот факт юристы «Гражданской платформы» считают своей маленькой победой. Потому что российские суды, как правило, отметают не только ходатайства, но и доказательства по выборным делам.

ИА «Свободные новости» продолжит следить за рассмотрением дела.

Оцените новость
0
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 19
1

>> НОВЫЕ СТАТЬИ

Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ