Общество
Пропавший орден погибшего солдата
29.02.2016 // 11:14
Комментарии:4
Просмотры: 2266

Фото Анна Мухина

Всероссийскую Книгу Памяти, посвященную воинам, погибшим в контртеррористических операциях на Северном Кавказе, Татьяне Чечеткиной подарили осенью прошлого года в военном комиссариате Базарно-Карабулакского района. Открыла книгу она уже дома, нашла там фотографию своего сына Юры и несколько строк в память о нем – сухая информация: где и когда родился, с какого года служил, когда погиб. И последняя строчка, которая поставила Татьяну Ивановну в тупик – «награжден орденом Мужества (посмертно)». Ее сын погиб больше 15 лет назад, а про его награду она узнала только из книги.

– Юра ушел в армию по призыву, сначала служил в Коврове, в учебной части, это Владимирская область, – мы сидим в небольшой квартирке Татьяны Ивановны в доме на окраине Базарного Карабулака, где она рассказывает мне про своего сына. – Уже после учебки его перевели в Волгоград, в мотострелковую военную часть 34608. А в 99-м, когда началась вся эта заварушка на Северном Кавказе, он мне написал: мама, нас 12 сентября направляют в Дагестан. На самом деле 12-го они уже и были в Дагестане (информация в Книге Памяти подтверждает предположения солдатской матери – на территорию Северо-Кавказского региона Юрий Чечеткин прибыл 1 сентября. – Прим. авт.). Письма от него часто приходили – и из Дагестана, и из Чечни. А наше ни одно до него не дошло. Он в каждом письме спрашивал: мам, ну почему же я вам пишу, а от вас никакого письма нет?

В какой-то момент письма и от Юры приходить перестали. Родители забеспокоились, стали звонить по телефонам горячей линии, которые как раз показали по телевизору. Им сказали, что их сын находится в Ростове-на-Дону в военном госпитале, с бронхитом. Но Татьяна Ивановна считает, что это был не бронхит, а первое ранение – не стали бы из Чечни с бронхитом в ростовский госпиталь отправлять.

– Юра часто писал, что к Новому году, скорее всего, уже будет дома, – вспоминает Татьяна Чечеткина. – У них же там день за два шел. Но вот и Новый год наступил, и январь – его нет, и февраль – его нет, уже и март... – Татьяна Ивановна с силой сцепляет пальцы, голос ее дрожит, а лоб покрывается каплями пота. – Когда из военкомата позвонили мне на работу, я на больничном была. Подруге моей сказали: «У Чечеткиной сын погиб». Он погиб 2 марта, а хоронили мы его на 20-й день, 21-го марта. При каких обстоятельствах это произошло, мы до сих пор не знаем.

В этот момент хлопает входная дверь – заходит отец Юры, Николай Иванович Чечеткин, садится на краешек кресла.

– Где-то с полгода назад мне в нашем военкомате подарили Всероссийскую Книгу Памяти, – Татьяна Ивановна достает из шкафа внушительный фолиант в красной обложке. – Здесь я и прочитала, что Юра, оказывается, награжден орденом Мужества посмертно.

Татьяна Чечеткина решила узнать в военкомате Базарного Карабулака – почему ни она, ни Юрин отец не знают ничего про эту награду?

– А вы что, не получали его? – искренне удивились там, но запрос в Министерство обороны РФ все же сделали. Минобороны прислало выписку из Указа президента России: «за мужество и отвагу, проявленные при ликвидации незаконных вооруженных формирований в Северо-Кавказском регионе, наградить орденом Мужества Чечеткина Юрия Николаевича, рядового (посмертно). Москва, Кремль, 3 ноября 2000 года, №1826».

В военкомате Татьяне Ивановне велели написать заявление на выдачу ордена погибшего сына, принести ксерокопию ее паспорта и копию свидетельства о рождении сына. Татьяна Ивановна все собрала, сдала и стала ждать.

– Долго они молчали, месяца два, – вспоминает Татьяна Ивановна. – Я снова позвонила Елене Мазановой (сотруднице военкомата. – Прим. авт.). Спрашиваю у нее: ну что там, Лен? «А я хотела тебе звонить», – это она мне говорит. И потом рассказывает: «Пришел ответ из областного военкомата, что вы орден этот получили в 2001 году». Я опешила. Я награду сына не получала, отец от меня про нее узнал, когда я в Книге Памяти про это прочитала, до этого тоже представления не имел. Кто там за нас расписывался, я не знаю. Хотела эту бумагу, которая им из областного военкомата пришла, взять, а она мне: «Не было бумаги. Это нам на словах сказали».

– Они сейчас на что упирают, – объясняет Николай Иванович, – что там какой-то, кто этими орденами занимался в военкомате, он умер. И на покойничка этого пальцем показывают.

– А мне все равно, говорю, кто у вас там умер, я вам сына живого отдала! – поддерживает Татьяна Ивановна.

Единственный день в 2001 году, предполагают Чечеткины, когда чисто теоретически им могли вручить орден Мужества погибшего сына, – это День памяти воинов-интернационалистов, когда в районном Доме культуры собрали участников военных действий в Афганистане, первой и второй чеченских войн, а также родителей и членов семей погибших в этих конфликтах воинов.

– Тогда кому-то из ребят вручали ордена, а мне в тот день подарили четыре гвоздички да керамическую вазу, вон она в прихожей стоит. Это было, а ордена не было, – вздыхает Татьяна Ивановна. – Я как-то разговаривала с нашим военкомом, говорю ему: ищите, у вас есть архив, ищите по номеру ордена, у каждого ордена есть порядковый номер. Но мне кажется, что если я сама не начну этого делать, они ничего и не предпримут. Мне дочь нашла телефон Союза солдатских матерей, я звонила туда, с Лидией Михайловной (Свиридовой, председателем саратовского отделения Союза солдатских матерей. – Прим. авт.) разговаривала. Я хочу обращаться в военную прокуратуру, она меня в этом поддержала.

В тот же день, 24 февраля, мы с Татьяной Ивановной доехали и до районного военкомата.

– Военком на месте, вон у него в окнах свет горит, – заметила Чечеткина.

Девушка, дежурившая на вахте, узнав, что я журналист, и поинтересовавшись, по какому вопросу решилась беспокоить военного комиссара Базарного Карабулака, бросила мне: «Посидите» – и ушла куда-то вглубь здания.

Через двадцать минут она вернулась и радостно сообщила, что комментариев мне никто здесь давать не будет, потому что «мы работаем только с аккредитованными районными газетами, а вы по всем вопросам можете обращаться в областной военкомат».

В военный комиссариат Саратовской области, а также в Министерство обороны РФ от редакции ИА «Свободные новости» были направлены официальные запросы, ответы на которые мы должны получить в самое ближайшее время.

Военного комиссара области Николая Шебанова нам удалось вызвонить в пятницу, 26 февраля, – он находился на учениях.

– Вы мне позвоните в понедельник, когда я вернусь, я разберусь в ситуации и дам вам ответ. Это был какой год? 2000-й? Столько лет уже прошло. Ко мне пришла такая информация по поводу ордена совсем недавно. Мы стали искать, но тот человек, который должен был вручать, он умер. Надо обязательно поехать туда, найти тех людей, пройти по тем сотрудникам, которые работали там 15 лет назад. Вы мне звоните в понедельник.

Примерно через час после этого разговора мне на сотовый позвонили «из военкомата». Человек представился Сергеем Викторовичем Тюгаевым. (Поисковик говорит, что это и есть военный комиссар Базарно-Карабулакского военкомата).

Между нами произошел следующий диалог:

– Это было в 2000 году, в то время военным комиссаром Базарно-Карабулакского района был Винатовский Виктор Семенович, поэтому все комментарии вы можете получить у него.

– А где мне его сейчас найти?

– В Базарном Карабулаке.

– То есть вы ничего мне сказать не можете?

– По той ситуации – нет.

Зато по этой же самой ситуации предположения есть у Лидии Свиридовой, председателя Саратовской региональной общественной организации «Союз солдатских матерей»:

– Это первый на моей памяти за 23 года работы в Союзе солдатских матерей случай, когда утеряна государственная награда погибшего солдата. Даже нельзя сказать, что она утеряна. Она просто исчезла. Учет государственных наград у нас очень строгий, они не выдаются сотнями, они штучные. Кавалеры ордена Мужества у нас наперечет.

Что произошло с орденом? С учетом всего вышеперечисленного, в голову лезут самые гадкие предположения – награда не дошла до родителей погибшего солдата Чечеткина просто потому, что кто-то был в этом очень заинтересован. Возможно, кто-то подделал документы и воспользовался орденом сам, или же этот орден был продан (коллекционеры – наши и особенно зарубежные – охотятся за воинскими наградами). Не могу я избавиться от этих мыслей еще и потому, что мать с ноября месяца бьет во все колокола с просьбой хотя бы прояснить ей ситуацию. Но до сих пор ей никто ничего не объяснил. Именно поэтому она неделю назад, когда совсем отчаялась, и обратилась к нам – в Союз солдатский матерей.

Теперь вопрос – что делать? Я думаю, что если до 8 марта орден не будет найден, если официальные лица не приедут в Базарный Карабулак к Татьяне Ивановне Чечеткиной и не объяснят ситуацию, не принесут ей извинения или каким-то другим образом не компенсируют свою вину, мы будем требовать от военно-следственного отдела возбуждения уголовного дела. Потому что так нельзя. На мой взгляд, худшего удара по военно-патриотическим чувствам быть не может.

Что касается ответа военного комиссара Базарно-Карабулакского района – это вообще не ответ должностного лица. Он должен был первым подать все документы в военную прокуратуру и в военно-следственный отдел за своей личной подписью еще в ноябре. А также должен был составить рапорт на имя военного комиссара Саратовской области. Если он этого не сделал, то в результате разбирательства, которое, я думаю, начнется по приказу министра обороны, он будет уволен, поскольку не инициировал проверку сам».

ИА «Свободные новости» продолжит поиск ордена Мужества погибшего в Чечне солдата.

Оцените новость
1
Новости партнеров
33(402)
от 27
сентября
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
2
Новости математики
Ну наконец-то это свершилось! Фокусы саратовского избиркома стали объектом всероссийского внимания. Понятно, что это могло произойти и раньше, но отчего-то внимание обращали на Чечню с ее 99 процентами...
2
По «Волжской-Арбату» на своих двоих
Наш именитый земляк и неравнодушный к своей малой родине политик Вячеслав Володин в самый разгар прошедшего лета предложил продлить пешеходную зону до Набережной Космонавтов. Проспект Кирова (от Чапаева до Радищева), улицы Волжская...
Наш «вектор лидерства»?
К такому выводу пришли в ассоциации адвокатов России «За права человека», очередной доклад ассоциации «Коррупция в России: независимый годовой доклад всероссийской антикоррупционной общественной приемной «Чистые руки» 2015-2016 гг.»...
Еще два месяца ждать
Долгожданная передача системы водоснабжения города Саратова в концессию, похоже, снова оказалась под вопросом. На минувшей неделе произошло сразу два события, связанных с этим процессом: подведение итогов конкурса среди концессионеров и их отмена.
Город-провал
В ночь на воскресенье на проспекте Ленина в Марксе образовалась глубоченная каверна. Такая же точно, как в середине весны в паре сотен метров от этого места. Воду близлежащим кварталам в тот раз, правда, дали к концу дня после происшествия.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Стоимость создания в центре Саратова большой пешеходной зоны оценивается в 100 миллионов рублей. Вам нравится этот проект?
Проголосовало: 948
5
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Робототехник Владимир Лобанов о трудностях взаимодействия молодых ученых с представителями бизнеса
Доступна текстовая версия

>> СОЦСЕТИ