Конфликт на Украине
Убит на войне, которой нет
25.06.2014 // 14:50
Комментарии:62
Просмотры: 19112

Фото Ростислав Преслицкий

На прошлой неделе в Балашове похоронили Игоря Ефимова, местного жителя, гражданина РФ, убитого под Луганском. С цветами, с отпеванием... За гробом шли представители местного казачества, за несколько дней до того объявившие сбор средств в помощь семье погибшего.

Уже на следующий день над свежей могилой на городском кладбище сомкнулась завеса молчания.

«Негласная армия»

Игорь Ефимов погиб на войне, которой никто и никогда не объявлял. И сказать хоть слово о том, что случилось, почему житель тихого районного центра погиб далеко от родного дома, в соседнем государстве, практически никто не пожелал. Потому что официально российских войск на Украине просто нет. Вообще. Кроме журналистов, которых тоже иногда убивают.

Погибших из съемочной группы ВГТРК похоронили с воинскими почестями. О смерти Игоря Ефимова запретили говорить даже его вдове. Полиция намекнула, что лучше не надо. Особенно прессе. Женщина, потерявшая любимого и кормильца, стражей закона не послушалась.

Она сидит спиной к окну. На голове черный траурный платок. Похороны были только вчера. Мне трудно смотреть ей в глаза. Не знаю, кому было бы не трудно. Чувствую себя виноватой за то, что пришла сейчас и буду снова задавать те же вопросы, что вчера задавали коллеги из ТНТ. На похоронах были журналисты.

«Вы делаете свою работу», – произносит она. И немного после: «Я не знаю, как я вообще могу говорить». У нее поразительно ровный и спокойной голос.

Первый вопрос: почему человек туда поехал. Почему наши граждане едут воевать в другую фактически страну?

«Патриотизм – это хорошо. Но у нас ведь как в нашей стране, вы же видите, какая у нас обстановка: у нас нет работы, у нас мужчинам в Балашове особо работать негде. Во-вторых, возраст. В-третьих, он никогда равнодушным не оставался. Когда он в первый раз поехал туда, его вернули обратно. Мы даже не знали тогда, что он поехал. Набор был такой: все документы забираются, как на работу – ИНН, трудовая книжка, я так понимаю, что это типа контрактной армии, только она негласная».

Кто набирал эту «негласную армию», она точно не знает. Говорит, что первый набор в Балашове производило местное казачество.

Итак, «негласной армии» собирались платить. По словам Ольги Ефимовой, «обещали 100 долларов в день, боевых 300 долларов и, в случае не дай бог чего, 3 миллиона рублей компенсации».

Родным погибшего удалось вернуть только его паспорт и, после долгих препирательств, машину. Ни трудовой книжки, ни ИНН покойного мужа никто Ольге Ефимовой не отдал. Не отдали и разрешение на ношение оружия, которое Игорь Ефимов получил, поскольку имел лицензию охранника.

Кроме того, из машины исчезли и вещи покойного. Бесследно исчезли даже семейные фото, которые он все время возил с собой.

«Моей фотографии нет и нет фотографии старшей дочери, а фотография младшей переложена в другое место», – поясняет Ольга Ефимова. А младшая дочь Мария добавляет: «Сразу видно, что там копались. Нас даже не хотели пускать за машиной».

Информация о гибели Игоря Ефимова, по словам его дочери, появилась в интернете менее чем через сутки после его смерти. Появилась в соцсетях – и тут же была оттуда удалена. А женщине позвонили из больницы в Новошахтинске, где умер от полученных ран ее муж. Возможно, именно поэтому ей практически сразу удалось забрать его тело и доставить в родной город. Собеседнице наших коллег из «Новой газеты» удалось сделать это только через две недели. Тело убитого супруга ей не хотели отдавать, ставя при этом в укор общение с прессой.

Разумеется, ни о какой компенсации за потерю кормильца речь уже не шла. Те, кто обещал Игорю Ефимову помочь в случае его гибели жене и детям, балашовца попросту обманули. Он был убит на войне, которой официально не существует.

Новошахтинск. Пункт отправки

Официальный Киев называет происходящее на востоке страны контртеррористической операцией. Официальная Москва применяет к этой операции определение «карательная». Что на самом деле происходит в двух регионах, объявивших себя республиками, не могут достоверно сказать даже мирные жители.

«Оттуда идут люди пешком. Своими глазами видела – идет беременная женщина, ей не сегодня-завтра рожать, – рассказывает Ольга Ефимова о том, что увидела в Новошахтинске. – Как в Великую Отечественную. Одни женщины, дети, бабки. Взрослых мужчин не было. Их не выпускают оттуда».

По словам вдовы погибшего, добровольцы, в числе которых был Игорь Ефимов, отправлялись на Украину с некой базы в Новошахтинске. Что это был за пункт отправки, ей неизвестно. Возможно, сейчас его уже не существует. По информации от коллег из балашовских СМИ, сейчас личности тех, кто проводил набор добровольцев, пытаются установить компетентные органы.

В Новошахтинске Ольге Ефимовой удалось поговорить с теми людьми, которые были рядом с ее мужем в момент его гибели. Женщине объяснили, что добровольцы охраняют гуманитарный коридор, прикрывая отход беженцев.

По поводу официального неучастия России в конфликте Ольга Ефимова высказывается просто: «Я понимаю все, что мы не имеем права. Но раз мы держим коридоры, сколько можно молчать? Когда люди гибнут и их не вывозят просто, они пропадают там, их не забрать оттуда».

Люди, представившиеся вдове Игоря Ефимова его товарищами, рассказали, что он погиб, когда группа шла в разведку.

«Почему-то получилось так, что машина прикрытия оказалась сзади. Они чуть впереди. Пулемет там был и все, что положено, они не первый раз шли. Там была засада. Они за час прошли, проход посмотрели – все чисто. У нас с нашей стороны есть предатели. Есть тот, кто работает на ту сторону. Их расстреляли в упор. Мне рассказывали: водителя убили сразу, Игорь пересел за руль, имея ранение в голову, развернул машину и поехал навстречу прикрытию, вывез людей», – объясняет она.

Печать молчания

Те, кто знал обстоятельства отъезда Игоря Ефимова, после беседы с представителями полиции наотрез отказались идти на контакт со СМИ, хотя в телефонном разговоре двумя днями раньше охотно соглашались побеседовать. Так поступил, например, представитель местного казачества Александр Петин. Позже он коротко пояснил, что знал погибшего лично, потому и пришел на похороны почтить его память. А как Игорь Ефимов попал на Украину, он не в курсе.

Сразу после похорон попытались заставить молчать подобным же образом и вдову погибшего. «Мне позвонили казаки, сказали: не давайте никакого интервью, – объясняет Ольга Ефимова. – Для того, чтобы я молчала, они должны были связаться с нашей семьей и сделать все, что обещали. Я не знаю, как я буду жить вообще. Я боюсь за жизнь своих детей. Вы с людьми, которые пострадали, поступайте по-человечески. У вас там своя политика, но будьте вы людьми!»

С Ольгой Ефимовой беседовали и полицейские, тоже настоятельно просившие ее не рассказывать, где и при каких обстоятельствах погиб ее муж. А представители местного казачества, Хоперского казачьего округа, посоветовали ей дождаться приезда атамана Виктора Шалатова. Как объяснила вдова Игоря Ефимова, атаман, по слухам, сейчас отдыхает где-то на юге.

По информации из местных СМИ атаман Хоперского казачьего округа города Балашова Виктор Шалатов был ранее координатором местного реготделения ЛДПР, но в 2013 году его исключили из партии после конфликта с депутатом Госдумы Антоном Ищенко. Кроме того, согласно вот этому справочному ресурсу, Шалатов является директором местного МУП «Ритуал».

В конце нашего разговора Ольга Ефимова произносит: «Я не знаю, может, нас тут переубивают за это дело». И наотрез отказывается фотографироваться. Я не смею настаивать. Беседа и так вышла нелегкой.

Ты записался добровольцем?

Виктор ВолковПримечательно, единственным официальным лицом, согласившимся побеседовать о произошедшем с нашим изданием, оказался депутат-коммунист Балашовского районного собрания Виктор Волков. Позиция представителя КПРФ ясна и обозначена четко: погибший балашовец – народный герой, и непонятно, почему молчат официальные власти.

«Он жил на моем избирательном округе, и я, к сожалению и к своему стыду, не увидел этого человека, его человеческие качества. Я даже не знал, что он уехал. Когда позвонили, что он погиб, вот тут закрутились большие мысли, – говорит Волков. – Первое, что меня поразило, что правоохранительные органы начали разборки: кто его туда отправил, почему он там оказался. Когда они на меня выходили, я им сразу сказал: ребята, вот сейчас привезут его, вы у него спросите, почему он там оказался.

Погиб он как герой. Мы должны считать его своим народным героем. Он погиб действительно на войне, прикрывая вот этот коридор, который обеспечивали для выхода женщин, детей и стариков.

Он принял решение туда поехать, потому что, я глубоко уверен, понял, что сегодня на Украине решается судьба России, что там фашизм самый настоящий набирает силу. Он погиб в борьбе с фашистами, с этими бандеровцами, которые сегодня категорически настроены против России. Мы же видим, что они не успокоятся, потому что за ними стоит «дядя Сэм».

То предположение, что на восточную Украину едут люди, отчаявшиеся найти работу, те, кому обещали платить, Виктор Волков отметает сразу:

«Заработать там невозможно. Донецкая республика – бедная, денег у них нет. Хотя говорят, какие-то там копейки дают. Денег у них на сегодняшний момент нет, это точно. Поэтому те, кто идет, идут с патриотическим началом. Я знаю, что там они не зарабатывают».

На вопрос, собирались ли присоединиться к добровольцам молодые коммунисты, Виктор Волков объясняет, что такие разговоры в реготделении были, но всех останавливает то, что официально такая помощь никак не оформляется. В другом случае добровольцев, по его словам, было бы много.

Плакат«Если бы я был помоложе, я бы тоже там оказался. Я профессиональный военный, служил в авиации, – признается депутат. – Считаю, что этот случай, а он первый в Саратовской области, должен быть оценен народом и СМИ правильно. Не то, что он за бабки там поехал, как у нас в интернете появились сейчас заявления. Вот это все воздействует на людей, и люди сегодня шарахаются», – говорит он в завершении нашей встречи.

В коридоре реготделения КПРФ висит плакат с известным нам еще по истории Гражданской войны красноармейцем: «Ты вступил в ряды добровольцев?» Но к Украине он не имеет никакого отношения. Это плакат двухлетней давности, призывающий вступать в организацию, созданную партией как альтернатива ОНФ. Но в свете последних событий смотрится очень показательно.

У каждого из тех, кто отправился на «войну, которой нет», на то имелись свои основания, будь то обещанные деньги или уверенность в своей правоте. Информационная война идет куда активнее, чем настоящая. Кто-то называет погибшего жертвой пропаганды, кто-то героем, кто-то захватчиком. А кто-то по привычке пытается заставить всех молчать. На всякий случай.

P.S. 24 июня президент РФ Владимир Путин обратился к Совету Федерации с предложением отменить ранее данное разрешение на ввод российских войск на территорию Украины.

Оцените новость
1
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 114
1
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ