Репортаж
Могучая кучка
19.03.2014 // 09:51
Комментарии:0
Просмотры: 3934

Фото Денис Юлин

Те, кто ездил из Саратова в Пугачев и Самару или обратно, не могли не заметить огромные белые горы, которые возвышаются в Балаковском районе рядом с трассой, издалека напоминая горнолыжный курорт. Приезжие наверняка при этом думали, что горы природного происхождения, как хвалынские меловые отложения. Местные же знают, что это здешняя достопримечательность – залежи фосфогипса, отхода балаковского завода по производству минеральных удобрений. И недавно руководство завода решило эту «кучу» увеличить в высоту на 10 метров – с 50 до 60.

Неуспеваемость

По закону, чтобы получить разрешение на увеличение площади, занимаемой этими отходами, нужно провести общественные слушания. Слушания, состоявшиеся в минувшую пятницу в Балакове, и стали местом очередного десанта корреспондента ИА «Свободные новости».

На подъезде к Дворцу культуры стояли активисты местной ячейки ЛДПР с плакатами «Нет фосфогипсовому производству», «Защитим наш дом – Балаково», «Мы за достойную экологию». Сами пикетчики не смогли объяснить, против чего они протестуют, а также не знали, что за мероприятие планируется во Дворце культуры . «Нас просто попросили постоять», – заявил один из них.

В Балакове к тому моменту весна уже наступила, и на дороге было много воды. То же самое можно сказать и про сами слушания. Первые полтора-два часа мы слушали заверения руководящего состава БМУ, что фосфогипс – это настолько прекрасно и безопасно, что его практически можно чуть ли не ложками есть. Затем слово предоставили авторитетным ученым из Москвы и Питера, которые подтвердили это с научной точки зрения. Участникам слушаний рассказали и о возможных путях переработки фосфогипса, который считается вторсырьем. По словам директора БМУ Алексея Грибкова, пока вещество используется больше для собственных нужд предприятия – им посыпают дороги на территории завода. В микрообъемах его продают для отрасли сельского хозяйства.

По итогам 2013 года вышеописанным образом было переработано около 20 тысяч тонн вторсырья. Сейчас в рамках расширения производства планируется строительство завода, который позволит увеличить переработку до 300 тысяч тонн фосфогипса в год, когда его построят, то есть годика через два. А между тем, объем залежей уже превысил 53 миллиона тонн, что составляет 95,6% от всех промышленных отходов, которые хранятся на территории области. Ежегодно к ним добавляется около трех миллионов тонн фосфогипса, то есть в 10 раз больше, чем можно будет переработать. Логично, что его надо где-то складировать, и БМУ, уже занявший отходами площадь в 115 гектаров, через какое-то время с радостью оттяпает еще один большой кусок земли под складирование фосфогипса, который, к слову, является отходом четвертого класса опасности.

Однако есть повод усомниться в том, что озвученная информация о минимальном влиянии залежей фосфогипса на экологическую обстановку соответствует действительности. По данным Лаборатории ФГУ «Центр лабораторного анализа и технических измерений по ПФО» (филиал по Саратовской области), отвал фосфогипса загрязняет грунтовые воды. Как сообщает балаковская газета «Суть» со ссылкой на специалистов центра, наиболее сильному воздействию от функционирования предприятия ООО «БМУ» подвержен грунтовый водоносный горизонт.

«По результатам исследований установлено превышение содержания хлоридов, сульфатов, азота нитратов, азота аммония, фосфатов и фторидов. Поскольку основным источником загрязнения подземных вод является отвал фосфогипса, показатели загрязнения будут оставаться высокими, пока не будет решен вопрос с использованием фосфогипса и уменьшением объемов его хранения», – утверждают эксперты государственной Лаборатории ФГУ.

Драконовские меры

Об этом говорили и участники публичных слушаний, во второй половине которых право выступить было предоставлено всем желающим. Всего на слушаниях зарегистрировалось 266 человек. Судя по речам выступающих, как минимум половина из них были работниками ЗАО «Балаковские минеральные удобрения». Их можно было отличить по бумажке, с которой они читали свою речь. Пришли на слушания и простые жители района.

Житель села Кормежка, которое ближе всего находится к отвалам фосфогипса, Тигран Айвазян рассказал, что из-за «белых гор» в селе невозможно выращивать зелень: «Я не химик и спорить не буду. Но как только первый дождь – ее можно выбрасывать. Это первое. Второе – наши люди болеют. Летом у нас невозможно дышать. Господин директор, вы наш народ почему так ненавидите?»

«Так, у вас выступление. Все ответы будут даны позже», – отреагировал первый заместитель главы районной администрации Дмитрий Поперечнев.

«Вы травите людей. Этого нельзя (делать)! – продолжил выступающий. – Китайский философ говорил: есть люди и есть драконы – четыре лапы и живот. Головы нет у этого дракона. Он животом думает и только жрет все, что есть».

Сотрудница балаковской больницы Юлия Чемышева заявила, что после появления свалки фосфогипса в районе увеличилось число сердечно-сосудистых заболеваний, бронхиальной астмы и других заболеваний дыхательных путей, а также онкологии, в том числе у детей: «Очень большой процент смертности даже среди трудоспособного населения, и я не уверена, что даже переработанные отходы являются чистыми. Я считаю, что в таком крупном промышленном городе, как Балаково, еще одну свалку химических отходов нам трудно будет пережить». В противовес ей выступили сотрудники БМУ, которые заявили, что у них со здоровьем все в порядке и многочисленные медицинские комиссии ничего не выявили.

Некоторые ораторы предложили руководству завода дать им открытый доступ к залежам фосфогипса. Тогда, по их мнению, «жители мигом все в карманах вынесут» на свои огороды.

Одна из выступавших очень емко выразила позицию всего зала относительно общественных слушаний: «Вы сначала с этой кучей разберитесь, а уже потом думайте, как ее расширять».

Балаковец Сергей Учуськин тоже скептически отнесся к доводам ученых:

«Нам рассказали, как все замечательно, все красиво, но минздрав все-таки запретил внутреннюю отделку этим фосфогипсом. Значит, не такой уж он и безопасный. В очередях никто не стоит и не просит. Насчет безопасности – я поверю только тогда, когда руководители предприятия и города построят коттеджи возле этой свалки, или санаторий-профилакторий. Или в магазинах появится фасованный фосфогипс. Отходы нам не нужны. Перерабатывайте! С чем это можно сравнить? Вот представьте, у вашего дома лужа с нечистотами. И подъезжает ассенизаторная машина. Из нее мужичок вылезает и говорит – я тебе солью, у тебя все равно по щиколотку. Подумаешь, сантиметром больше? Все равно пахнет, все равно грязно, ничего не изменится. А я на этом денежку зарабатываю. Так вот, кто-то тут миллиарды зарабатывает, а наши дети здесь будут загибаться. Разве они это заслужили? Я – против!». Последние слова его речи утонули в продолжительных аплодисментах.

Доверяй, но проверяй

Пока результаты слушаний обрабатываются и направляются в специальную комиссию для принятия решения, саратовское управление Росприроднадзора решило провести комплексную проверку воздействия фосфогипса на окружающую среду. Руководитель ведомства Андрей Андрющенко заявил, что решение вопроса об увеличении отвала в пользу предприятия «безусловно, ухудшит экологическую обстановку в области»: «Общественные слушания проводятся для того, чтобы узнать мнение жителей. Если они возразят против расширения отвала, значит БМУ не получит соответствующую лицензию. Мое мнение – любой фосфогипс должен храниться под навесом, не должно быть распыления, не должно быть негативного воздействия отвала на грунтовые воды. Его хранение должно быть террасовидным, залежи должны рекультивироваться с последующей высадкой на них зеленых насаждений, в частности кустарников».

Министр природных ресурсов и экологии Игорь Потапов подчеркнул, что необходимо провести современную экспертизу по оценке воздействия залежей фосфогипса на реку Большой Иргиз: «По нашим данным, пока загрязнения нет. Ну, в целом, мы понимаем, несмотря на то, что это четвертый класс отходов, не хотелось бы их там видеть».

Замминистра по экологии Дмитрий Соколов отметил, что предприятие говорит о том, что фосфогипс можно использовать для строительства дорог и борьбы с засолением почв, но на сегодняшний день это пока только заявления. «Дороги на завод «Северсталь» положены с помощью фосфогипса, но в целом его использование по сравнению с общим накопленным объемом минимально. Такими темпами мы будем использовать его не один век. На сегодняшний день не решен вопрос широкого применения отхода в производстве, как и о его влиянии на окружающую среду», – подчеркнул Соколов.

Как рассказала начальник отдела нормирования, экологической экспертизы и мониторинга окружающей среды областного министерства природных ресурсов и экологии Наталья Кечина, из-за признания фосфогипса вторсырьем, а не отходами, бюджеты всех уровней недополучают более 600 миллионов рублей в год.

«Наша задача – понудить предприятие начать заниматься технологиями переработки этого фосфогипса. Идет захламление территории. Сегодня перерабатывается менее 1% отходов, получаемых с конвейера, а отвальный фосфогипс вообще не перерабатывается», – заявила она.

Проблема состоит в том, что фосфогипс считается вторсырьем, и плата за его размещение составляет всего 16 копеек за тонну в год. Если бы его официально признали отходом, то плата составила бы порядка 300 рублей за тонну. То есть, БМУ пришлось увеличить ежегодную выплату с 300 тысяч рублей до сотен миллионов в год.

Чтобы исправить эту ситуацию, министерство природных ресурсов вышло с инициативой по изменению действующего законодательства. Сенатор Людмила Бокова внесла в Государственную думу законопроект, по которому в случае, если в течение определенного периода времени этот фосфогипс не будет переработан, он перейдет в разряд отходов. По мнению Кечиной, если БМУ придется работать на таких условиях, это приведет к закрытию предприятия.

Оцените новость
0
Новости партнеров
41 (410)
от 29
ноября
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Загнанные в подполье
Полиция попыталась сорвать занятия Школы расследователей в Москве.
Словно друг юности умер
Знаете, так бывает: дружил с человеком в молодости. Общались достаточно близко, а потом жизнь развела. Встречались разве что случайно. Потом узнал, что болеет. Потом – что умер.
«Облава» на Быковых?
На поливных полях Марксовского района стартует сезон «черных раскопок».
Кредитная трясина
По данным газеты «Коммерсант», объем просроченной задолженности застройщиков Саратовской области за 10 месяцев 2016 года составил 9,63 млрд рублей. Это 59% от общего объема задолженности строителей региона.
Каждый ход хуже предыдущего
Направо пойдешь – социальный бунт обретешь, налево пойдешь – в долговую яму попадешь.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Вячеслав Володин лишил депутатов Госдумы новогоднего корпоратива. В областной думе тоже отказались от новогодней вечеринки. Будете ли Вы отмечать Новый год с коллегами?
Проголосовало: 431
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ