Общество
Вооружен, значит опасен?
26.02.2014 // 11:44
Комментарии:0
Просмотры: 1151

После трагедии в московской школе, где от рук подростка, получившего доступ к небрежно хранившемуся огнестрельному оружию, погибли двое взрослых людей и был тяжело ранен третий, Госдума решила поднять и пересмотреть сам закон об оружии.

В числе новшеств, предлагаемых к внесению в действующее законодательство – увеличение возраста, с которого можно доверить человеку оружие, ужесточение ответственности за его небрежное хранение (что, собственно, и привело к трагедии в Москве), а также ограничение числа мест, где человек может появиться с оружием.

Ответом на любые инциденты со стрельбой и человеческими жертвами нередко становятся предложения ввести полный запрет на ношение оружия частными лицами вообще. Между тем, сравнительно не так давно на федеральном уровне высказывалась и прямо противоположная точка зрения: предлагалось рассмотреть вопрос о ношении гражданами короткоствольного огнестрельного оружия для защиты своей жизни от возможных посягательств. Известно, что у преступников доступ к оружию есть и они не задумываясь пускают его в ход, если считают нужным. Так может быть, нужно оставить гражданам возможность противопоставить напавшим злоумышленникам что-то посерьезнее подручных средств и предоставить возможность не только набрать 02, но и дать отпор врагу?

Дискуссии о пресловутом «короткостволе» с доводами «за» и «против» на любом уровне, от форума любителей оружия до Госдумы, бывают обыкновенно весьма бурными и эмоциональными. Обычно мы имеем два строго противоположных мнения: оружия на руках у граждан быть не должно вообще или граждане могут защищать свою жизнь всеми возможными средствами.

Чтобы несколько прояснить этот вопрос, мы обратились за разъяснениями к экспертам. Собеседникам ИА «Свободные новости» было предложено высказать свое мнение о том, что именно можно доверить гражданам для самозащиты и как закон должен регулировать ношение и получение оружия. Как выяснилось, мнения людей, имевших по долгу службы дело с оружием или с последствиями его применения, также очень различны.

«Нужно сделать так, чтобы оружия не было ни у кого. Тогда защищаться будет не нужно»

Александр Глущенко, полковник запаса, бывший первый заместитель военного коменданта Чеченской Республики:

– Оружие для нашего населения – зло. Уровень злобы, агрессии и склонности к насилию, пьянства и наркомании такой, что срочно нужно изымать травматическое оружие, резко усиливать контроль за охотничьим и ни в коем случае не разрешать боевой или служебный огнестрел. Насчет увеличения «лицензионного» возраста для владения оружием тоже правильно. Не надо путать 18-летнего солдата, трезвого и под контролем командиров стреляющего на полигоне, с человеком того же возраста, который пьян и пытается отбить у соперника девочку в ночном клубе.

Нужно сделать так, чтобы оружия не было ни у кого. Тогда защищаться будет не нужно. А лучше займитесь рукопашным боем. Нет времени заниматься – приходите, покажу несколько шикарных приемов на все случаи жизни. Но подчеркиваю, что противодействие злоумышленнику в большей степени процесс психологический, и человеку неумелому тут оружие не поможет. Хоть гаубицу с собой таскай.

На руках у граждан оружия не должно быть никакого. Изъять всё и у всех. Кроме полиции, охранных организаций, армии и спецслужб.

«Нужно в первую очередь контролировать владельца оружия»

Александр Никишин, координатор общественной приемной оппозиции «ПОИСК»:

– Попытка в очередной раз что-то запретить – вызывает улыбку. Не умеют наши депутаты контролировать процессы. Не умеют разбираться в причинно-следственных связях. Вот и стараются не решать проблемы, а снимать с себя ответственность – если в следующий раз кто-нибудь откроет стрельбу в общественном месте (и, не дай бог, с жертвами), «взбесившийся принтер» пожмет плечами. «Ну мы же запретили! Какие к нам вопросы?» – скажут они.

Защищать свою жизнь и имущество, на мой взгляд, гражданин имеет право всеми доступными средствами – от кирпича до огнестрельного оружия. Совсем другой вопрос в адекватности как нападающего, так и защищающегося. Наши люди, имея в кармане пистолет, а в желудке сто грамм горячительных напитков, начнут стрелять в тех, кто им на ногу в трамвае наступит. В медицинской практике был случай, когда один человек другому живот проткнул ломом. Знаете за что? За нелюбовь к хоккею! Не захотел смотреть матч «Россия – Канада». Так что защищать гражданина должна в первую очередь полиция, которой у нас доверяют еще меньше, чем пьяному любителю шайбы с ломом в руке.

Еще раз повторю, что оружие может быть любое! Нужно в первую очередь контролировать владельца. Обязательные и полные медицинские обследования у психиатра и нарколога, с прохождением исследования психики и тестов на поведение в критической ситуации, анализы на содержания в организме наркотических препаратов (не менее трех раз в год), психологические тренинги для владельцев оружия и членов их семей.

Сейчас же мы получаем справки от нарколога и психиатра за десять минут, без осмотра и обследований. Любой водитель меня поймет – все за рулем ездят со справками, но откуда тогда на дороге столько неадекватных?

«Я за то, чтобы граждане имели оружие»

Адвокат Виктор Паршуткин оценивать новый законопроект не взялся, объяснив, что не знаком пока с его текстом. Но согласился высказать свое мнение о проблеме ношения оружия в целом:

– Я по этому поводу уже давно высказывался, потому что постоянно этот вопрос поднимается. Я полагаю, что оружие должно находиться и у граждан, лицензированное. Почему: потому что когда ты носишь с собой оружие, тебе и менее опасно, и сама демонстрация оружия хулигану, который нападает или задирает тебя, очень дисциплинирует.

Поэтому я за то, чтобы граждане имели оружие. А вот эти все истерики, которые у нас время от времени возникают в связи с разными событиями, это не более чем истерики.

– А какое оружие гражданам можно носить? Им хватит травматического или можно выдавать им лицензии на огнестрельное короткоствольное оружие?

– У нас все прописано в законе. Охотничье оружие – пожалуйста, имей, травматическое – пожалуйста, имей. Что касается огнестрельного, я вас умоляю, нелегального огнестрельного оружия у наших граждан полно. А всякое нелегальное явление требует своей легализации.

– То есть вы считаете, что и короткоствольное оружие можно легализовать как оружие самообороны, по примеру Соединенных Штатов?

– Дело в том, что нелегально такого оружия на руках у граждан полно.

– А насколько велик риск, что гражданин, защитивший себя с оружием в руках, сам попадет на скамью подсудимых?

– Это уже другой вопрос. За превышение необходимой обороны сажают не только людей, которые использовали оружие, но и тех, кто обладает специальными навыками борьбы. Пару раз махнул – и у хулигана сломана рука или нога, или пробит череп. Самое главное, что тот, от кого исходит угроза, видит, что ты вооружен. Ты можешь стрелять вверх, вбок.

– То есть это оружие сдерживания?

– Это самый эффективный метод сдерживания хулигана, вора, бандита, грабителя.

«Я категорический противник травматического оружия и сторонник пулевого огнестрельного оружия для граждан России»

Владимир Незнамов, президент группы компаний «Гранит», полковник запаса ФСБ РФ:

– Как это не парадоксально звучит, я категорический противник травматического оружия и сторонник пулевого огнестрельного оружия для граждан России, при определенных условиях. Бандиты и негодяи всегда имеют оружие, а честный гражданин, прошедший соответствующее обучение, имеющий соответствующие навыки, этого оружия по закону иметь не может.

Поэтому, при соблюдении определенных правил и при введении определенного образовательного ценза, при ответственности за неправомерное его применение, право владеть оружием законопослушным гражданам надо дать. Потому что ни в одной стране мира право на ношение огнестрельного оружия не привело к увеличению преступности с его применением. То, что-де русские пьяные и недостойны этим правом воспользоваться, что они перестреляют себя тут же, – это от лукавого.

Я считаю, что нужно разрешать короткоствольное и запрещать травматику. Травматика – это очень большой вред, потому что и условия его получения достаточно облегченные, и люди не готовы его правильно применять. А огнестрельное оружие гладкоствольное при соответствующей подготовке – можно. Тут же оппоненты могут сказать: ничего, за взятки получат. Нет – надо такую строгую ответственность ввести. И для человека законопослушного, окончившего трехмесячные курсы, получившего соответствующий сертификат, такое право на оружие надо дать. Может быть, не носить, но хотя бы хранить на даче. Потому что сейчас в городе огромное количество огнестрельного оружия находится на руках у тех лиц, которые им пользуются по работе: инкассаторы, охранники, милиционеры, ведомства охранные – и ничего страшного не происходит. Потому что люди проинструктированы, люди знают, что за это будет, и никто в течение дня друг в друга не стреляет. Также если это будет дорогое оружие, не каждый его купит. А то, что нам нельзя это доверять, – все это от лукавого. Но наличие оружия у законопослушного гражданина может лишний раз в какой-то мере остановить бандита.

– Нужны ли какие-то изменения в нашу систему правосудия, которая нередко карает гражданина за самооборону, если преступник в результате получил травму или убит?

– То, что судебная система несовершенна, признают все. То, что судебная система закрыта и не подвержена определенной критике, тоже признают все. И то, что назрело вмешательство в эту систему. По одному и тому же преступлению мы можем получить два разных приговора. От этого не застрахован человек, применивший оружие на законных основаниях. Если у негодяя есть право нелегально купить оружие, то почему у законопослушного гражданина нет права его иметь?

Я с оружием имел дело, поверьте, очень сложно из боевого пистолета выстрелить в человека. А из травматики легко. Я, дескать, не убью, я только раню. А страшно то, что из травматики убивают.

Мощность оружейники все время увеличивают. И убивают из травматики. А человек не понимает, что он стреляет на поражение. Он думает, что он так, шуткует. Поэтому травматика – это глубочайшее зло, я считаю. При бытовых конфликтах люди достают и начинают стрелять. Боевой пистолет не каждый возьмет и выстрелит.

«К сожалению, справку для ношения оружия может получить любой алкоголик, любой псих»

Николай Воробьев, полковник милиции в отставке:

– Я служил в армии два года, и только к концу второго года я понял, что более-менее овладел военной специальностью. А вот это ограничение срока службы, оно ничего не дает, только штамп и все. Человек ничему не учится за это время. Это по отношению к сроку службы. Что касается возраста, дело в том, что сейчас повсюду идет агрессия. Взять даже детские мультфильмы – в них нет той нежности, как в тех фильмах, что мы смотрели раньше. Сейчас настолько люди агрессивны, особенно молодежь, я в этом часто убеждаюсь на своем опыте. Что касается оружия, я сам когда-то вступал в Общество охотников, это было непременное требование для того, чтобы приобрести гладкоствольное охотничье ружье, хотя я считал, что для сотрудников правоохранительных органов это нонсенс. Потому что любой сотрудник органов внутренних дел должен иметь оружие на постоянном ношении и хранении, как это было, когда я служил на различных должностях, был руководителем спецподразделений. Я с оружием даже в отпуск с семьей ездил, оно было при мне. Если сотрудника приняли в органы, ему должны доверять.

А рядовые граждане, которые не являются ни сотрудниками ЧОПа, ни сотрудниками полиции? Какое оружие самообороны может в принципе быть у них на руках?

– На руках может быть любое оружие, если человек прошел не формальное медицинское обследование.

К сожалению, это я могу сказать на 200%, справку для ношения оружия может получить любой алкоголик, любой псих. Когда я последний раз проходил медкомиссию на получение водительского удостоверения: вот сидит комиссия, сидят психиатры. На них посмотришь – и хочется задать им один вопрос: ребята, а как вы проверяете мое психическое состояние? Да никак. Жалобы есть? – Нет. – Пересядьте к следующему специалисту.

А ведь у нас сейчас алкоголиков в разы больше, чем 20-30 лет назад, а учета нет. А ведь его наладить очень легко, было бы желание.

– То есть для граждан, которым поставлен диагноз «алкоголизм», путь к лицензиям на оружие должен быть закрыт?

– Категорически закрыт.

– А обучать специально надо людей, если они захотели завести себе ружье или пистолет?

– Если они не проходили службу в армии, если они не проходили службу в органах внутренних дел – обязательно. А для тех категорий граждан, кто служил, кто работал в органах, я считаю нецелесообразным. Потому что там ничего нового не дают.

Оцените новость
1
Новости партнеров
41 (410)
от 29
ноября
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Загнанные в подполье
Полиция попыталась сорвать занятия Школы расследователей в Москве.
Словно друг юности умер
Знаете, так бывает: дружил с человеком в молодости. Общались достаточно близко, а потом жизнь развела. Встречались разве что случайно. Потом узнал, что болеет. Потом – что умер.
«Облава» на Быковых?
На поливных полях Марксовского района стартует сезон «черных раскопок».
Кредитная трясина
По данным газеты «Коммерсант», объем просроченной задолженности застройщиков Саратовской области за 10 месяцев 2016 года составил 9,63 млрд рублей. Это 59% от общего объема задолженности строителей региона.
Каждый ход хуже предыдущего
Направо пойдешь – социальный бунт обретешь, налево пойдешь – в долговую яму попадешь.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Вячеслав Володин лишил депутатов Госдумы новогоднего корпоратива. В областной думе тоже отказались от новогодней вечеринки. Будете ли Вы отмечать Новый год с коллегами?
Проголосовало: 425
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ