Общество
«Будьте готовы, что вас будут бить»
29.01.2014 // 14:10
Комментарии:0
Просмотры: 5181
Адвокат Андрей Боус
Фото Роман Пятаков

Борьба с незаконным распространением наркотиков – дело нелегкое. Оперативники, в чьи полномочия входит противодействие драгдилерам, стараются изо всех сил не допустить попадания психотропных веществ на черный рынок. Для этого полицейские проводят серьезную работу со собственной агентурой, «разрабатывают» подозреваемых, следят за ними, добывают доказательства, а уж потом задерживают, имея на руках законные и неопровержимые улики. Приблизительно так в идеале и выглядит схема борьбы с «чумой» XXI века, но на практике оказывается, что люди в погонах не всегда придерживаются установленных правил.

Менее чем за полгода к известному саратовскому адвокату Андрею Боусу обратились четверо граждан, подозреваемых в незаконном хранении или распространении наркотических веществ. Все как один сообщают, что были избиты. Мы не беремся утверждать, что арестованные стали жертвами незаконного задержания и не причастны к преступной деятельности, оставляем это право за судом. Беспокоит другое – методы «обработки» предполагаемых преступников, которые, по заверению последних, используют силовики.

Методы работы наркополиции

«К сожалению, вынужден обратиться к средствам массовой информации, поскольку факты избиений моих подзащитных сотрудниками оперативных служб системно замалчиваются. Иного выхода, как предание данных фактов огласке, просто не вижу», – заявил корреспонденту ИА «Свободные новости» адвокат Андрей Боус.

По его словам, 14 ноября 2013 года примерно в 16.00 сотрудниками регионального УФСКН по подозрению в сбыте наркотиков был задержан контрактник Геннадий Мальков, находившийся на тот момент при исполнении служебных обязанностей на территории воинской части № 5204.

«Примерно в 17.00 его привезли в помещение УФСКН, где с перерывами на медосвидетельствование до 3-4 часов ночи просто и банально избивали. При этом присутствовал сотрудник ФСБ («особист» полка) майор Епифанов. Избиение носило характер пыток, поскольку Мальков оказал сопротивление во время того, как ему подкладывали в карман крошку марихуаны. О том, какие повреждения были обнаружены на Малькове, – чуть позже. Парадокс заключается в том, что на руках у задержанного, по проведенным экспертизам, ничего не обнаружено, но в карманах есть следы от марихуаны. Обычная практика во время оперативно-розыскных мероприятий.

Уже в 20.00 Малькова отвезли на медосвидетельствование. Врач оказалась добросовестной и описала следы от наручников на руках Малькова. Все, что она осмотрела. Данная деталь весьма и весьма важна. Просто ее запомним. А после этого военнослужащего вновь отвезли в помещение наркоконтроля, где не давали ни спать, ни выйти в туалет, продолжая избивать.

Итог такого «куража» для Малькова – закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, многочисленные ссадины и кровоподтеки на голове, туловище и конечностях. Сразу оговорюсь, что факт получения Мальковым черепно-мозговой травмы подтвержден заключением военно-врачебной комиссии.

В нарушение статьи 92 УПК РФ, Мальков находился в помещении областного УФСКН – органе дознания – как минимум с 17.00 14 ноября до полудня следующего дня. По сути, мой подзащитный был незаконно лишен свободы, так как с момента его доставления в орган дознания, в течение более чем трех часов, никто не составил протокол о его задержании.

Далее, примерно в 13.00 избитого военнослужащего те же сотрудники наркоконтроля привезли в военную прокуратуру Саратовского гарнизона, где у Малькова отобрали объяснение. Очень и очень неплохо, что такой факт и документ имеют место. На слова моего подзащитного о том, что его избили в управлении ФСКН, и о том, что ему требуется медицинская помощь, не прореагировали. Военных прокуроров не смутило, что военнослужащий находится в положении задержанного и лишался свободы передвижения как минимум на 20 часов с момента задержания без протокола задержания и при отсутствии адвоката.

Позже прокуроры дадут письменный ответ на жалобу. Спустя приблизительно сутки следователем военного следственного отдела возбуждается уголовное дело, а затем на Геннадия Малькова наконец-то составляют и протокол задержания. Таким образом, факт незаконного лишения свободы контрактника доказан документально.

В этой ситуации явно некорректным выглядит уведомление родителей Малькова о задержании их сына. Само событие произошло 15 ноября, а письмо-уведомление направлено родственникам 25 ноября, спустя «всего» каких-то 10 дней.

Это подтверждается почтовым конвертом со штемпелем. А дальше продолжаются не менее интересные события. Следователь, несмотря на заявления Малькова, что тот избит, и просьбы сообщить о его задержании родственникам, начал следственные действия. Как водится в таких случаях, следователь пригласил «своего» адвоката. В этот день избитый контрактник показаний не дал. Вечером 15 ноября подозреваемого увозят в ИВС города Саратова, где дежурный медработник так и не произвела тщательного осмотра доставленного. Весьма интересно то, что в областном центре имеется комендатура и гауптвахта, дислоцирующаяся в городе Саратове. А не там ли должен содержаться подозреваемый военнослужащий? Объяснение простое. Избиение военнослужащего – это чрезвычайное происшествие. Военные, что в комендатуре, что на гауптвахте, сразу бы дали огласку данному факту. А это как минимум скандал и оргвыводы по должностным лицам, включая военную прокуратуру. Однако... могу ошибаться», – подчеркнул Боус.

Недоступен для адвоката

По словам собеседника, единственным близким человеком военнослужащего, узнавшим о задержании контрактника, стала его гражданская жена. Такой информацией с ней поделились оперативники, когда пришли в ее дом с обысками. К этому времени прошло «всего» 27 часов с того момента, как Геннадия Малькова увезли из части. От следователя женщина узнала номер телефона государственного адвоката ее супруга.

«После этого, 16 ноября, спустя еще одну ночь, с Мальковым, подчеркиваю, избитым и с черепно-мозговой травмой, несмотря на неоднократные требования об оказании медицинской помощи продолжаются следственные действия в присутствии адвоката, которого пригласил следователь. К этому времени родственники наняли контрактнику другого защитника, заключив с ним официальное соглашение. Но добиться встречи с подзащитным так и не удалось. В этот день следователь не отвечал на телефонные звонки. Руководитель военного следственного отдела, несмотря на требование адвоката немедленно сообщить о местонахождении Малькова, указанных сведений не предоставил. Следователь на смс-сообщения не отвечал», – заявил адвокат Андрей Боус.

Не желая мириться с действиями силовиков, защитник подал сразу две жалобы в военную прокуратуру с требованием сообщить местоположение его клиента, но надзорное ведомство отреагировало на заявление не сразу. Из сути документа стало ясно: «все было по закону».

«Желая подстраховать себя от предполагаемых неприятностей, Малькова показали полковому врачу. В своем акте осмотра данный врач описал один кровоподтек в области ноги моего клиента. Цвет у легкой травмы был темно-синий. Подследственный сказал, что получил его при занятиях на брусьях 4 дня тому назад. А по цвету – не более двух суток, кровоподтек даже не начал «цвести». Это врача не смутило никоим образом. Кроме того, военврач так и не описал ни следов от наручников, ни других телесных повреждений. Все по закону? «Все по закону» закончилось следующим: на третий день задержания Малькова отпустили домой. Проведя ночь на свободе, контрактник все же встретился с приглашенным родственниками адвокатом. Было очевидно, что молодой человек избит, на руках, ногах, теле и голове имелись телесные повреждения. После краткого рассказа о случившемся было принято решение немедленно отвезти военнослужащего в травмпункт, где врачи диагностировали у контрактника черепно-мозговую травму и другие повреждения. Медработники сами вызвали скорую и госпитализировали мужчину в Городскую больницу №1. Зная о том, что ни военный следственный отдел, ни следственный отдел по Октябрьскому району города Саратова не будут немедленно проводить «закрепление» следов преступления на теле военного, в больницу был приглашен независимый судебный медицинский эксперт Левин, который скрупулезно описал все его травмы, их месторасположение и цвет. Ссадины на руках у Малькова от наручников и ссадины, обнаруженные экспертом на иных частях тела, совпадают по своей картине между собой. Кровоподтеки описаны также скрупулезно», – рассказал Боус.

«Корпоративная солидарность»

Как только результаты независимой экспертизы были готовы, Геннадий Мальков подал следователю заявление о преступлении. Его сразу же направили на повторную экспертизу в БСМЭ, что на улице Шелковичной. По словам адвоката, результаты экспертизы «просто обескураживают». Оказалось, что эксперт бюро судебно-медицинских экспертиз не смог установить давность образования ссадин и кровоподтеков, поскольку их описание не отражено в медицинских документах.

«На акт освидетельствования №159 и акт медицинского осмотра в заключении государственного эксперта есть ссылки, но описания телесных повреждений эксперт по непонятной причине не увидел. От Малькова мне известно, что когда он приехал на экспертизу, эксперт БСМЭ, увидев акт Левина, заявил, что этот документ ему безразличен. На требование о повторной экспертизе, о допросе независимого и государственного экспертов следователь ответил отказом. Также он быстро выделил все документы в Следственный отдел по Октябрьскому району Саратова. По сути, материал, свидетельствующий о совершении преступлений в отношении Малькова, спрятали. Спрятали его намеренно, поскольку возбуждение уголовного дела в отношении сотрудников УФСКН по факту избиения военнослужащего в период 14-15 ноября прошлого года имеет последствие в виде признания недопустимыми всех доказательств, полученных оперативниками с участием Малькова. Другие последствия – недопустимость доказательств, полученных следователем при проведении следственных действий 15-16 ноября, привлечение к ответственности сотрудников военной прокуратуры Саратовского гарнизона и иных лиц. Заявление о преступлении в отношении всех фигурантов данного эпизода как предполагаемых соучастников сокрытия тяжкого преступления против гражданина России я уже направил на имя прокурора Саратовской области Владимира Степанова и руководителя регионального СУ СКР Николая Никитина. К сожалению, я почти уверен, что уголовное дело так и не будет возбуждено. Корпоративная солидарность победит Конституцию», – посетовал защитник военнослужащего Андрей Боус.

Избил себя сам, «падая на поверхность земли»

Продолжая рассказывать об избиениях задержанных, собеседник информагентства привел еще ряд подобных примеров, свидетелем которых он стал сам. По словам Боуса, в начале сентября прошлого года, находясь в помещении регионального УФСКН, он лично вызывал скорую помощь своему подзащитному Алексею Семагину. Адвокат утверждает, что причиной тому послужили «очевидные следы избиения». Прибывшие по тревожному звонку врачи скорой зафиксировали на теле Семагина ряд повреждений. Затем, прямо на заседании Октябрьского районного суда Саратова, где рассматривался вопрос об избрании меры пресечения в отношении подозреваемого, председательствующий лично вызвал Семагину неотложку. Поводом к таким действиям суда послужили многочисленные жалобы задержанного на боли в области видимых телесных повреждений. Работники скорой вновь зафиксировали телесные повреждения, похожие на побои.

«Результат обращения в следственный отдел по Октябрьскому району города Саратова – уголовное дело на сотрудников наркоконтроля не возбуждено», – сказал адвокат.

Еще два случая возможного превышения полномочий полицейскими произошли в ноябре и декабре. В первом случае Боус вновь вызвал скорую помощь в здание наркоконтроля другому подзащитному – Ярославу Емлевскому, на теле которого, по словам адвоката, «имелись очевидные следы избиения».

«Прибывшие сотрудники скорой помощи зафиксировали на Емлевском телесные повреждения. Результат передачи сведений из скорой помощи в Следственный отдел по Октябрьскому району – уголовное дело на сотрудников наркополиции опять не возбуждено. В декабре 2013 года меня пригласили защищать подсудимого Арутюняна в Волжском районном суде. Из представленных его женой документов и истории его болезни для меня очевидно, что при задержании мужчина был избит и избит жестоко. У Арутюняна имелись многочисленные телесные повреждения в области головы, рук и переломы ребер.

Добиться назначения судебно-медицинской экспертизы не удалось. Отказали, мотивируя тем, что у врачей Арутюнян заявил, что получил все эти телесные повреждения сам, падая на поверхность земли. Фотографии повреждений на теле Арутюняна, особенно рук, представленные его супругой, говорят об обратном.

Арутюнян

Наркоконтроль заручился на этот случай постановлением суда, в соответствии с которым гражданин был признан виновным в неповиновении сотрудникам полиции. Таким образом, всего за четыре месяца ко мне обратилось четверо граждан, побывавших в наркоконтроле, и все четверо утверждают, что избиты. Стопроцентный результат, комментарии излишни», – подчеркнул Боус.

Инструкция по выживанию

Специально для читателей ИА «Свободные новости» адвокат Андрей Боус составил некоторые рекомендации для граждан, поясняющие, как, по его мнению, необходимо вести себя при попадании в правоохранительные органы «за дело или по случайности».

«Будьте готовы, что вас будут бить. Терпите. Маловероятно, что убьют, хотя в 2008 году в Ленинском районе даже сожгли после пыток безвинного гражданина Армении. Запоминайте, кто и как вас избивает. При проведении вашего досмотра, когда приведут понятых, заявляйте: вы избиты, вам требуется медицинская помощь и услуги адвоката. Требуйте это!

Требуйте, чтобы немедленно сообщили родственникам о вашем задержании. Возможно, над вами будут смеяться и снова начнут бить, будут говорить, что вы насмотрелись иностранных фильмов. Не сдавайтесь и терпите. Подписывайте все документы, но сначала указывайте, что вы избиты и что адвоката вам не предоставили.

Если будут подбрасывать наркотики, оружие и иные запрещенные предметы, обязательно пишите об этом в акте вашего личного досмотра. Возможно, что эти документы оперативники переделают и снова вас изобьют. Могут не давать вам писать замечания к актам о том, что вы избиты, и будут указывать, что вы отказались от подписи. Терпите, другого выхода просто нет.

Им безразлично, что есть статья 48 Конституции РФ и Постановление Конституционного суда РФ № 11-П от 27 июня 2000 года. Эти нормы гарантируют гражданам доступ к адвокату в любой момент, когда ваше право на свободу передвижения, а уж тем более после задержания не подлежит даже обсуждению. Данные гражданские права должны быть обеспечены именно оперативниками. Требуйте адвоката, иначе потом, в суде, акт вашего досмотра будет признан допустимым доказательством, даже если суд установит, что адвоката не было. Я не знаю случаев, когда такой документ, составленный в отсутствие адвоката, был бы признан недопустимым доказательством.

Статья 48 Конституции России и постановление Конституционного Суда на территории Саратовской области малоприменимы. К сожалению, ваши заявления понятыми могут быть проигнорированы. Известны случаи, когда понятыми по разным уголовным делам бывают одни и те же лица.

Также наиболее вероятно, что вас повезут к врачу-наркологу для проведения освидетельствования. Не молчите, заявляйте врачу, что избиты, требуйте от медработника вызова скорой помощи и описания всех ваших повреждений в акте освидетельствования на опьянение, показывайте места болевых ощущений, даже если там нет кровоподтеков. Свойство кожи – проявление кровоподтеков может не быть мгновенным. При отказе – запоминайте фамилию врача, его внешние данные. Если на теле будут видны очевидные следы избиения, то вас, наиболее вероятно, повезут в суд для сокрытия избиения под предлогом оказания с вашей стороны сопротивления либо неповиновения при задержании.

Не молчите. В суде заявляйте о том, то вас избили, требуйте адвоката и вызова скорой помощи прямо в суд. Если будете молчать, у суда не найдется оснований для оказания медпомощи.

Затем вас все равно передадут следователю. Требуйте у следователя немедленно сообщить родственникам о своем задержании и появлении в отделе адвоката. Если вам в этом откажут, то обязательно предложат «своего», так называемого дежурного адвоката. Когда он прибудет, сразу же заявляйте, что вас избили, требуйте от адвоката вызова скорой помощи, требуйте немедленно сообщить родным о задержании. Не ждите, что следователь вызовет медработников самостоятельно, мне такие случаи не известны. Если вам изберут подписку о невыезде, не торопитесь уезжать домой. Выйдя из отдела, сразу же вызывайте скорую помощь. Не бойтесь. Либо немедленно обращайтесь в травмпункт и в следственный комитет. Если никто не будет торопиться фиксировать на вас морфологическую картину телесных повреждений, немедленно обращайтесь к независимым медицинским экспертам. Чем меньше пройдет времени с момента нанесения телесных повреждений, тем точнее будет определено время независимым судмедэкспертом. Хотелось бы отметить: я очень надеюсь, что мои коллеги найдут желание придать огласке другие случаи избиений их подзащитных», – подвел итог Боус.

Оцените новость
0
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 236
1
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ