Общество
Бедный родственник «семьи» Алешиных
13.01.2014 // 18:12
Комментарии:1
Просмотры: 11436

«Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... <…>
Ну, легкомысленны... ну, что ж... обыкновенные люди... в общем,
напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их...»
Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита»

В конце прошлого года бывший издатель скандально известной газеты «Глобус-64» и по совместительству зять (опять же бывший) главного федерального инспектора Марины Алешиной Александр Кретов получил три года колонии общего режима «за вымогательство». Он, по мнению следствия, вымогал у семьи Алешиных денежные средства под угрозой распространения сведений, порочащих их семью.

Квартирный вопрос

Сестра подсудимого Елена Кретова рассказала, что все началось с конфликта между Александром и его бывшей женой Ириной – дочерью Марины Алешиной. Конфликт обычный, на бытовой почве, закончившийся разводом. В процессе развода возник закономерный вопрос раздела совместно нажитого имущества.

Камнем преткновения стал коттедж, рыночная стоимость которого сейчас составляет примерно 8 миллионов рублей, купленный во время брака в ипотеку и оформленный между супругами в собственность в равных долях. После распада семьи Александру Кретову предложили отказаться от своей доли, взамен чего ему обещали купить однокомнатную квартиру или выплатить эквивалент ее стоимости деньгами (800 тысяч рублей).

Сестра Александра Кретова Елена. Фото со страницы Елены ВКонтакте
Сестра Александра Кретова Елена.
Фото со страницы Елены ВКонтакте

По словам Елены Кретовой, ее брат оформил доверенность на распоряжение недвижимостью (предположительно совместно нажитое в браке имущество), находящейся в Саратовском районе, на помощника Марины Алешиной – Марию Ивановну Кукушкину, переоформил строительную компанию «Алир Групп» (учредителем и директором которой являлся), на счетах которой было несколько миллионов рублей, на тестя – бывшего председателя комитета по землепользованию городской администрации Андрея Алешина и, тем самым, выполнил свои условия по имевшейся договоренности. Ему достался джип Hyundai Santa Fe и земельный участок под садоводство в поселке Зональный, от продажи которого он гасил долги издательства (ранее выпускавшего газету «Глобус-64»), которое после развода стало убыточным: все рекламодатели «вдруг» отказались от дальнейшего сотрудничества.

Супруги развелись, каждый начал устраивать свою личную жизнь. У Александра появилась другая семья. И ситуация с разделом имущества резко поменялась, вспоминает сестра Кретова. Семья Алешиных передумала выплачивать Александру деньги за его долю в коттедже, Кретов в ответ отозвал доверенность по передаче прав на свою половину дома.

Согласно показаниям Кретова из материалов уголовного дела, Марина и Андрей Алешины предупреждали его о том, что «обращаться куда-либо бесполезно, у них кругом имеются связи». «Также в мой адрес от указанных лиц поступали угрозы физической расправы и возможного уголовного преследования, – рассказывал Кретов следователю М.С. Крючкину. – Все угрозы в свой адрес я воспринимал реально, так как знал, чем мне могут обернуться споры с семьей Алешиных, которые занимают высокие должности и имеют, соответственно, большой круг связей».

Отчаявшись, Александр пообещал придать эту ситуацию огласке, если его бывшая жена не выполнит свои обязательства по компенсации его доли коттеджа.

И отправил бывшей жене смс-сообщение, упомянув некие договоры с заниженной стоимостью, которые он планировал передать в прокуратуру:

«А будете лезть, – писал он, – я покажу все договора с заниженной стоимостью и в прокуратуру, пускай разбирается, и все в новости пойдет, я думаю, весь этот шум вам не нужен». Жена в ответ намекала на влиятельность отца: «Я тебе уже все сказала, это уже будет другая война, с папой, ахахах)))».

Позже супруга неожиданно пошла на попятную: позвонила и предложила встретиться якобы для передачи денег. Как оказалось, неспроста…

Провокация

Встреча состоялась 6 июня 2013 года в автомобиле Ирины. Как выяснилось потом, это была заранее спланированная операция с участием сотрудников полиции. В машине велась аудиозапись, стенограмма которой потом оказалась в материалах уголовного дела. Ирина передала бывшему мужу деньги – на тот момент у нее с собой оказалось 100 тысяч рублей (деньги были выданы сотрудниками полиции для оперативного эксперимента), оставшиеся 700 тысяч она обещала выплатить до конца лета.

В записи, представленной в суд, Ирина с уверенностью заявляла, что долю мужа она и так выиграет в суде (к слову, Марина Владимировна Алешина является членом Квалификационной коллегии судей Саратовской области), а деньги передает якобы только «за молчание». Александр настаивал, что эти деньги выплачиваются ему за отказ от доли в доме.

Марина Алешина, главный федеральный инспектор по Саратовской области. Фото Вера Салманова
Марина Алешина, главный федеральный инспектор
по Саратовской области. Фото Вера Салманова

Тем не менее Ирина попросила Кретова написать соответствующую расписку как гарантию того, что информация о семье Алешиных не попадет в СМИ. Александр удивился этому, но документ написал. По наивности, полагает его сестра. После того, как Александр написал продиктованный текст, его задержали сотрудники полиции. Оперативный эксперимент завершился.

Кретову предъявили обвинение по ч. 2 п. «Г» статьи 163 УК РФ – вымогательство в крупном размере под угрозой распространения сведений, порочащих честь и достоинство. Обвиняемый, по словам сестры, своей вины не признал, хотя ему неоднократно предлагали это сделать. Сначала – сотрудники полиции, посулив за это выход на свободу с подпиской о невыезде, затем семья Алешиных. По словам Елены Кретовой, Алешины желали лишь признания вины Александром и его покаяния.

28 ноября 2013 года судья Волжского районного суда Никита Вдовин признал Кретова виновным и с учетом смягчающих обстоятельств (трое детей от первого брака и беременная супруга) приговорил его к трем годам лишения свободы в колонии общего режима.

Сестра осужденного уверена, что дело было тщательно спланировано, чтобы подставить ее брата: «Все специалисты говорят, что состава преступления нет, но сидеть Саша будет, потому что у нас «обвинительный уклон» в деятельности правоохранительных органов. Как говорится, любым гражданско-правовым взаимоотношениям при желании и заинтересованности определенных лиц можно придать уголовный оттенок. Цель всего этого мероприятия: убрать бывшего зятя из имущественных интересов, спрятать за решетку возможного свидетеля семейных, политических и финансовых дел семьи, а самое главное – унизить и сломать неугодного им человека».

Тюрьма, по ее словам, не самое худшее, что могло случиться. Как вспоминает Елена, брат до ареста высказывал опасения за свою жизнь, безопасность своей семьи, потому что хорошо знал семью Алешиных. Почему же он утратил бдительность и поддался на провокацию, задается вопросом Елена Кретова: «Я слишком доверял матери своих троих детей, той, кого раньше любил и с кем прожил под одной крышей больше шести лет, – с горечью говорил он. – И не мог предположить, что она способна на такое», – цитирует его Елена Кретова.

Цель оправдывает средства

«Сразу после ареста к Сашиной маме приехал пристав и хотел описать ее имущество в счет алиментов – 50% от средней по региону зарплаты. Теперь их платим мы. Такой скорости взыскания можно только позавидовать – документы на алименты были поданы всего за две недели до этого», – поделилась Кретова.

На стадии следствия Александра защищали несколько адвокатов. В том числе Людмила Алексеевна Томсэн, а также жена родного брата Кретова (по иронии судьбы тоже Кретова Елена, как и родная сестра Александра). Адвокат Елена Кретова, несмотря на свидетельский иммунитет, которым обладает защитник по уголовному делу, была вызвана следователем на допрос и выведена из дела. По ее мнению, судом вынесен несправедливый приговор, так как вымогательством является требование чужого имущества, а не своего.

«На мой взгляд, члены бывшей семьи просто не смогли договориться, и раздел имущества приобрел такой оборот. В данном случае поступок Александра нельзя квалифицировать как вымогательство. Состав вымогательства образует действия, когда человек, грубо говоря, требует чужое имущество себе. А Александр просил компенсацию за собственное, потому как на момент подачи этих требований вопрос о разделе имущества был нерешенным, он даже до сих пор не решен. Совместного имущества у них очень много, и оно не поделено. Аргументы обвинения – в том, что Александр отказался от своей доли дома. Но как он мог бесплатно отказаться от своего имущества? В материалах уголовного дела есть заявление об отказе от доли и доверенность на продажу дома. Но эти документы не имеют юридической силы, так как носят характер намерения. Они не были нотариально заверены. В деле есть смс-переписка, где Александр пишет, что банк требует нотариально заверенный отказ, но он не даст до тех пор, пока не увидит деньги. Суд однобоко отнесся к этому. Если посмотреть любые комментарии по делу, то не должно быть никаких сомнений, что то имущество, которое требует вымогатель, подсудимому не принадлежит. Здесь же столько сомнений – извините... В худшем случае это самоуправство – есть у тебя вопросы, иди в суд и решай – но никак не вымогательство». Адвокат настаивает, что Кретов не утратил долю в доме, о чем есть сведения в ЕГРП.

Адвокат Светлана Писакина, представляющая интересы потерпевшей, считает, что состав преступления налицо: «Вымогательство подразумевает требование чужого имущества под угрозой распространения сведений, порочащих честь и достоинство. Версия защиты о том, что это его имущество, не соответствует действительности и опровергается собранными по делу доказательствами. Обвиняемый не говорил о разделе совместно нажитого имущества, он не говорил о том, что имеются общие деньги, часть которых ему нужно вернуть. Он об этом вообще речь не вел. Он говорил: «Если ты мне денег не дашь, завтра пресса будет публиковать информацию о твоей семье». У них был добровольный раздел имущества, в котором ему отдали земельный участок и машину. Это и был эквивалент доли в доме. У нас все правовые споры решаются в судебном порядке, а он шантажировал жену. Вы знаете, какой пост занимает ее мать, о чем здесь можно говорить?».

Пока шло расследование уголовного дела, Алешины подали на Кретова еще ряд гражданских исков на общую сумму около 8 миллионов рублей. Один из них – от ГСК «Дачник-1», который принадлежит в том числе Алешиным (предположительно родственникам Андрея Алешина, теперь уже бывшего мужа Марины Владимировны, как следует из материалов уголовного дела). Как пояснила адвокат Елена Кретова, Александр Кретов (вернее, ИП Кретов А.А.) был промежуточным звеном в процессе аренды здания, в котором располагается Юридический колледж Саратовской государственной юридической академии по адресу: г. Саратов, ул. Дачная, д. 30 «Б». Отметим, что владельцем здания, в котором расположен Юридический колледж СГЮА, с 7 сентября 2012 года является Андрей Алешин. По словам адвоката, Кретов получал арендную плату от вуза и направлял ее в ГСК «Дачник-1».Теперь последний предъявил к взысканию с Кретова почти 5 миллионов рублей арендной платы и пеней. «Вся бухгалтерия этого учреждения находится у одного человека, так что, как вы понимаете, этот долг можно легко устроить», – пояснила Кретова.

Еще два иска – на 355 тысяч рублей и 1 миллион 800 тысяч рублей – были поданы от Марины Алешиной и ее дочери Ирины Кретовой-Алешиной соответственно как компенсация ипотеки за коттедж, которую дочь Алешиной, скромный преподаватель колледжа, выплатила за раз – все 3,6 млн рублей. Как предполагает адвокат Александра Кретова, это сделано для того, чтобы окончательно отобрать долю в доме у бывшего мужа: «Пока он находится в СИЗО, его доля будет выставлена на аукцион и реализована за долги в процессе исполнительно производства. И еще останется что взыскивать».

Защитой Кретова подана апелляционная жалоба, приговор не вступил в силу.

P.S. Пока материал готовился к публикации, Александр Кретов стал отцом четвертого сына. Его жена и новорожденный младенец находятся на попечении матери-пенсионерки, так как отец супруги – Валерий Иванович Мироненко, экс-директор Саратовского областного театра оперетты, заслуженный артист России и республики Северная Осетия, скончался 5 февраля 2013 года после тяжелой и продолжительной болезни.

Мы будем следить за развитием ситуации. Напомним, представители семьи Алешиных не раз попадали под прицел прессы. Так, в «Газете Наша Версия» вышла серия материалов моего коллеги Тимофея Бутенко, в которых рассказывается о том, как газета «Глобус-64» неоднократно выигрывала многомиллионные тендеры на освещение деятельности разных вузов. Сама Марина Владимировна также стала главным действующим лицом конфликта с пенсионеркой Валентиной Ключниковой, дачный участок которой отрезали от водоснабжения после того, как она отказалась продавать его доверенному лицу Алешиной.

Оцените новость
0
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 97
1
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ