Политика
Полиция танцует под ту музыку, которую ей заказали
Как меня разгоняли
Комментарии:0
Просмотры: 1780

Фото Александр Глущенко

Вот я и приехал из Москвы. Ездил туда прогуляться по Лубянской площади вокруг Соловецкого камня, установленного в сквере у Политехнического музея в память о жертвах политических репрессий советского периода. Вроде ничего особенного. Съездил и вернулся.

Смотр полицейских сил

С утра 15 декабря мы с моими старинными друзьями – отставным подполковником (ныне акулой малого и среднего бизнеса), бывшим прокурором (ныне дорогим адвокатом) и бывшим вузовским профессором (ныне успешным риелтором), живущими в столице и гостеприимно меня встретившими, – приехали в центр города и пешком прошлись от Болотной до Лубянки.

На Болотной площади стоит шесть полицейских «камазов» и четыре городских автобуса-гармошки с солдатами 2-го полка дивизии Дзержинского. Все машины заполнены служивыми – всего человек 300-350. Чего-то стерегут.

Переходим Большой Москворецкий мост. На Васильевском спуске стоит ничем не примечательная колонна обычных городских автобусов с номерами маршрутов над лобовым стеклом и рекламой на бортах. Присмотрелись – автобусы заполнены полицейскими. Насчитали человек 500. Попытались с Васильевского спуска пройти на Красную площадь. Нельзя.

Обошли Красную площадь через ГУМ, вышли на Театральную. Ну, тут прямо смотр полицейских сил проводить можно. Вся Театральная забита автобусами с пешей полицией, автозаками, омоновскими «камазами», броневиками, патрульными машинами ГАИ. Основную массу составляют силы 55-й дивизии внутренних войск – это обычные солдаты срочной службы, переодетые в полицейскую форму, их сразу можно определить по внешнему виду и манере поведения. Всего на Театральной – около тысячи правоохранителей.

Пошли на Славянскую. Насчитали еще человек 500. Это солдаты 4-го полка дивизии Дзержинского.

Вверх от Славянской в сторону Лубянки вытянулась колонна печально известного по прежним разгонам оппозиционеров 2-го оперативного полка полиции. Судя по количеству автобусов, человек 500.

Вот и Лубянка. В сквере у Соловецкого камня мерзнут человек триста полицейских. Поворачиваем на Мясницкую. Она вся заставлена полицейскими автобусами. Заходим в круглосуточный бар, заказываем кофе, общаемся с барменом. Он говорит, что сменщик утром ему рассказал, что полиция приехала в четыре утра. И стоит. Просто приехала и просто стоит.

«Всю ночь не спать и дрожать»

Ощущая, насколько власть боится своего народа, вспоминаешь «Историю одного города» Салтыкова-Щедрина: «Бородавкин ощутил припадок благоразумия и издал приказ: всю ночь не спать и дрожать». Вот и эти здоровые и с виду адекватные мужики, которые могли бы приносить какую-то пользу стране, не спят всю ночь и дрожат от холода ради кучки оппозиционеров, решивших прогуляться по центру города. Хотя, может быть, каждый из них мечтает проявить героизм и мужество в борьбе с «либеральной контрой», заработать «скол зубной эмали» в неравном кровавом бою и получить квартиру в Москве. Не зря же приехал из Рязани (Орехово-Зуева, Иванова, Твери и т.п.), не зря же ютится в общаге, не зря уже полсуток пользуется крайне неуютным пластмассовым сортиром, не зря сопли морозит в ожидании подвига.

Мы еще погуляли вокруг Лубянки, потолкались в знаменитом «Библио-Глобусе», купили пару книг. Время – час дня. Решили пообедать. На Мясницкой, в ста метрах от Лубянки, на втором этаже старинного особнячка есть прекрасное кафе с веселым названием «Столовка & Party». Из окна прекрасный вид на Лубянку и все происходящие вокруг нее полицейские маневры. Заходим, садимся. Ба, прямо следом за нами в полупустой зал вваливается человек десять полицейских офицеров. Все продрогшие, румяные, покрытые инеем. Видимо, проголодались. Садятся за столы, громко разговаривая и снимая с себя бронежилеты. Бойцы остались на улице, им обедать не положено. Пусть мерзнут дальше.

Прислушались к полицейской застольной беседе. Вот некоторые фразы: «Когда уже эти ботаники дурковать кончат?», «Видать, нехило им Америка проплатила!», «От безделья мучаются, а ты мерзни тут из-за них!», «Переловить всех, да пересажать. И не по пятнадцать суток впаять, а лет по десять!», «Тут пашешь, как проклятый, света белого не видишь, а они в интернете херни начитаются и начинают митинговать!», «У меня сосед собрался сюда идти, сволочь!», «Журналюгам волю дали. Ходят тут фотографируют всех. Так бы и врезал по морде!». Все это произносилось очень пафосно, с чувством, от души.

Начали мы с моими друзьями себя рассматривать и делать выводы. Выяснилось, что ни один из нас на ботаника не похож – росту у всех метра под два, за плечами не по одному спортивному разряду, еще и этим молодым полисменам фору дадим. Разве только учесть по два-три высших образования и ученые степени – то да, ботаники. Начали спрашивать друг у друга, кто и сколько денег получил от Америки. Никто не получал. Ничего. Попытались выяснить, кто из нас мучается от безделья. Оказывается, выходные у каждого из нас случаются не каждую неделю. Да и рабочий день не особо нормированный. Поразмышлял я о десятилетнем тюремном сроке. Не получается. Мы же закон не нарушаем. Его же власть нарушает. Короче, портрет оппозиционера, ласково описанный нашими правоохранителями во время трапезы, никак не похож на типичных представителей протестного движения. Вот он, агитпроп власти в действии. Вот она, психологическая обработка личного состава МВД. Хорошо работают полицейские замполиты во взаимодействии с НТВ и иже с ними. А впрочем, кто платит, тот и заказывает музыку. Полиция танцует под ту музыку, которую ей заказали.

Господа полицейские! Мерзните и обедайте молча. По крайней мере, в общественных местах. А то такой помойкой прет от ваших умозаключений.

Граждане, освободите площадь!

Время – два, начало третьего. Пошли на Лубянку. У камня уже полно журналистов – человек сто. Приходят участники прогулки. Их число быстро увеличивается. К заявленным трем часам было уже около тысячи человек.

Атмосфера в толпе крайне доброжелательная. Даже в давке, периодически возникающей у самого Соловецкого камня из-за большого количества желающих возложить цветы, постоянно звучат фразы типа «Простите меня», «Извините, пожалуйста», «Будьте любезны, разрешите пройти» и т.п. Люди собираются в небольшие группы. Слышны обрывки фраз типа: «Мы возвращаемся в тридцать седьмой год», «Они душат малый бизнес потому, что боятся независимых граждан», «Запрет на проведение митингов незаконен» и т.п.

Метрах в двадцати от камня стоит полицейская «газель» с громкоговорителем, из которого монотонно и непрерывно звучит один и тот же текст: «Граждане, акция не согласована с властями города Москвы. Не поддавайтесь на провокации. Освободите площадь. Проходите в метро. Участники акции будут привлечены к административной ответственности». В разных точках сквера стоят еще два офицера с мегафонами и говорят то же самое.

К половине четвертого я насчитал около трех тысяч человек. Приехал поэт, журналист и писатель Дмитрий Быков. В толпе – овация. Его чуть ли не на руках несут от Политехнического музея до Соловецкого камня. Следом появился Борис Немцов. Его тоже встретили очень бурно. Появляются плакаты и листовки. По толпе прошел слух о задержании Ксении Собчак и Ильи Яшина на подходе к площади. На постамент Соловецкого камня взбирается Николай Сванидзе и что-то говорит в мегафон в течение пяти минут. Видимо, на сильном морозе сели батарейки, и его не слышно с расстояния в десять метров. Новый слух – задержаны Алексей Навальный и Сергей Удальцов. Включаю на телефоне «Эхо Москвы», слухи подтверждаются: Собчак, Яшина, Навального, Удальцова увезли в автозаке в ОВД «Текстильщики». Зачем так далеко? Это же окраина столицы, а мы находимся на территории, обслуживаемой ОВД «Китай-город». Хотя понятно – полицейское начальство боится, что толпа пойдет освобождать активистов.

Я слежу за численностью «гуляющих». Хорошо видно, что довольно большое количество людей широким потоком заходит в сквер со стороны Политехнического музея, подходит к памятному знаку, возлагает цветы, некоторое время стоит в толпе и потом проходит в метро, находящееся на самой Лубянской площади, на углу Мясницкой. Процесс идет непрерывно. Можно сделать вывод, что при одномоментном нахождении на площади около трех тысяч человек, при постоянной их смене в гулянии должно было поучаствовать никак не менее десяти тысяч.

Анализирую состав участников. Одеты все очень прилично. Возраст самый разный. Есть молодые пары с маленькими детьми. Есть старички и старушки, передвигающиеся уже с палочками. Лица открытые, приветливые. Заметно, что знакомятся и начинают общаться тут же. Попытался заговорить с некоторыми. Нормальный адекватный разговор. Без лозунгов и пафоса. Просто объективный анализ ситуации в стране. Спокойный и грамотный.

Тут же в толпе, но с соблюдением пятидесятиметровой дистанции, стоят одиночные пикеты. Вот тексты на плакатах пикетчиков: «Питерцы против банды питерских», «Путину – отставка. Ходорковскому – свобода», «Товарищ давно командующий, посмотри, что натворил женский взвод в министерстве обороны», один из пикетчиков стоял со знаменем, на котором было написано «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». С них-то и начались задержания, вызвавшие цепную реакцию.

Полиция нашла повод для задержаний в том, что пикетчики стоят прямо в толпе, следовательно, пикеты не одиночные, значит, не согласованные. Тактика простая. Десяток «космонавтов» (так называют омоновцев в специальном снаряжении) клином врываются в толпу, расталкивая и топча всех на своем пути, хватают пикетчика и тащат в автозак. Когда все это началось, люди начали громко скандировать «Позор» и «Свободу». Тут полиция принялась вычислять тех, кто организовывает скандирование или громче всех выкрикивает. И понеслось. На моих глазах задержали человек пятнадцать. Толпа начала редеть. К пяти часам на площади осталось человек семьсот.

Вдруг из «громкоговорящей» «газели» раздалась фраза: «Все находящиеся на площади участвуют в акции, не согласованной с властями города Москвы и являются нарушителями общественного порядка. Полиция приступает к пресечению незаконных действий и задержанию нарушителей». Бойцы все того же печально прославившегося 2-го оперативного полка, взявшись под локти «в замок» двойной цепочкой начали жестко выдавливать гуляющих из сквера в сторону Политехнического музея. Им не сопротивлялись. Люди спокойно уходили из сквера. Журналисты пытались задавать вопросы полицейским, показывать редакционные удостоверения, требовать продолжения своей журналистской работы. Их не слушали. Гнали с площади вместе со всеми.

На моих глазах полицейский молча и хладнокровно трижды ударил ногой под колено парня с журналистским бейджиком на груди. Подлец, однако. Парень упал на одно колено, коллеги помогли ему подняться и отойти от разъяренного правоохранителя.

К половине шестого все кончилось. Погуляли. Этак весело. С улыбочкой.

Не пойму одной вещи. Почему, если человек или группа людей имеет такое качество характера, как подлость, непременно имеет и второе – лживость, и обязательно дополняет этот букет таким качеством, как трусость. Хотя, может быть, все вместе это называется «государство». Наше с вами.

Оцените новость
1
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 136
1
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ