Культура

По ту сторону сцены

13.12.2013 // 14:01
Комментарии:0
Просмотры: 1406

Фото Маргарита Нерода

Новый спектакль саратовского ТЮЗа не совсем обычен. Он поставлен по произведениям двух классиков, цитируют в нем сразу четырех (Куприна, Чехова, Шекспира и Пушкина). Героиня при этом – одна. И актриса одна. Правда, у нее есть отражение. А еще есть тени и маски, которые в свой черед становятся пугающе живыми.

Итак, театр о театре. Актриса в роли актрисы. У исполнительницы главной роли очень сложный и многослойный образ. Она играет себя как актрису – это в первую очередь. Потом воплощается в героинь разного возраста и судьбы – от восторженной девочки, впервые побывавшей в театре, до акробатки, привыкшей по слову «allez» выполнять любой трюк. Третье – она по очереди вводит в сюжет все маски, присутствующие на сцене.

Большая часть постановки – это моноспектакль, где одна актриса оживляет все маски, выступающие в качестве остальных персонажей. Каждая маска – новый герой. Отдельную категорию действующих лиц составляют тени. В виде теней за подсвеченным задником сцены выступают зримые плоды фантазий Нади Зелениной из рассказа Чехова «После театра», тенью становится Гольская – героиня «Последнего дебюта» Куприна после своей смерти на сцене, на глазах у зрителей.

Можно сказать, что у спектакля «Я – Актриса?!» есть два типа действующих лиц – это сами актеры и их роли. Недаром и у Актрисы, и у Актера есть свое отражение. Маски, тени, отражения – это образы, сценические амплуа, персонажи. Актриса и Актер – настоящие люди. Они, как и условные, лаконичные декорации, помогают зрителю, сосредоточивая его внимание именно на живых людях, с их страданиями и поисками, а не на масках, с которыми им приходится иметь дело.

О декорациях: их практически нет. Только маски и театральные костюмы. В пространство спектакля их вводят сами актеры. Только под их руками носатая белая маска становится жестоким и беспринципным трагиком Феногеновым из рассказа Чехова «Трагик», а вздрагивающая, как живая, женская маска, обрамленная алым боа – в бежавшую из его труппы госпожу Беобахтову. Заметим, ни одной лишней детали, ни одной маски, которая просто присутствует на сцене, но никак не играет, нет. Все декорации подчинены одному замыслу и у каждой есть свое назначение и свое время «выхода на сцену».

Самая проработанная часть декораций спектакля – сама сцена. Точнее – сцена на сцене. Высокие ступени уходят в туман, свет софитов бело-голубой, призрачный. Сцена как алтарь, сцена как дорога, не имеющая конца. Она всегда бесстрастна и равнодушна ко всему, что на ней происходит – любовь ли, смерть ли.

Отдельная и удачная режиссерская находка – самыми простыми средствами и очень достоверно удалось показать на театральной сцене цирк. История акробатки Норы из рассказа «Аllez» Куприна передана не столько монологами актрисы, сколько языком пластики. Здесь присутствуют даже довольно сложные и тщательно проработанные акробатические этюды.

В сценах из «Последнего дебюта» и «Аllez» актеров уже двое. Маски уходят на второй план. Нина и Треплев из чеховской «Чайки» тоже живые. Сам спектакль можно условно разделить на три части, символизирующие собой три стадии отношений Актрисы и театра. Первая – знакомство, восторг первого свидания. Сюда можно отнести сцены из рассказов «После театра» и отчасти «Трагик». Вторая – жизнь на сцене. Со всеми терзаниями, усталостью, личными драмами, которые не должны видеть зрители, с необходимостью терпеть и улыбаться, как бы ни было больно. Сойти с дистанции при этом – значит умереть. Это относится к сюжетам по рассказам «Последний дебют» и «Аllez». Сцена не прощает измен с живыми людьми. Она забирает Актрису себе душой и телом. В противном случае следующий шаг станет шагом за грань. Голышева умирает на сцене. Нора бросается из окна, будто выполняя последний в своей жизни акробатический номер.

И наконец, третья часть – финал, подведение итогов. Это делает Нина. Героиня Чехова, ставшая актрисой и постигшая то главное, что должен понять каждый, выбравший сцену: «главное – не слава, не блеск <...>, а умение терпеть».

Спектакль «Я – Актриса?!» – редкая возможность для зрителя заглянуть туда, куда его обычно не пускают – за кулисы. Это вид театра изнутри, театра в разрезе. Не секрет, что часто мы путаем актера и тот образ, который он воплощает на сцене. В эту ловушку, как хорошо показано в спектакле, попадает героиня «Трагика», пленившись тем, что видела на сцене и не различив за обликом романтичного героя циничного и корыстного человека. Талант актера – не дар, а крест, который ему предстоит нести. Об этом в финале говорит Нина, к этому ответу зрителей подводят с самого начала.

Возможно, познакомившись поближе с новой премьерой и героями спектакля «Я – Актриса?!» зрители по-другому взглянут на сцену и тех, кто воплощает на ней всю бурю человеческих чувств – от девичьего наивного восторга до глубокого тяжелого горя, от страха перед неизвестным до спокойной мудрости познания истины.

Ключевые слова: ТЮЗ, спектакль, актриса
Оцените новость
0
Новости партнеров
1 (415)
от 17
января
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Катились, пока не остановились
Саратовским «урбанистам-декораторам» не удалось преодолеть закон всемирного тяготения.
«Фиг им! Фиг нам!»
В России заговорили об отмене контрсанкций.
«Обув железом острым ноги»
Где в Саратове можно покататься на коньках?
Строили за миллиард, продают за 300 миллионов
Завод РБП, обещавший развитие отрасли и региона, подешевел в три с лишним раза.
Платные парковки – во благо бюджета
Вероятно, скоро горожанам придется платить за то, чтобы поставить машину в центральной части Саратова.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Нужно ли возвращать шары на улицу Волжскую?
Проголосовало: 192
2
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Победительница проекта «Большая опера» Ксения Нестеренко о хейтерах в интернете
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ