Экономика
И тебя вылечат...
20.11.2013 // 17:01
Комментарии:0
Просмотры: 3562

Фото Анатолий Леонтьев

Выступая в октябре этого года на празднике, посвященном Дню работника сельского хозяйства, губернатор области Валерий Радаев посетовал на то, что в последние годы область сдала позиции в области животноводства, и добавил, что это не отвечает условиям рынка и ситуацию надо исправлять. Министерство сельского хозяйства области поняло это по-своему, в результате чего несколько саратовских фермеров потерпели огромные убытки и теперь находятся на грани банкротства.

Скотный двор

Пока министр-зампред правительства Александр Соловьев был в отпуске, в минсельхозе состоялось очередное совещание с местными фермерами, на котором им объявили, что в этом году претендовать на субсидии по развитию племенного животноводства они не смогут, потому что получили грант. В первую очередь от этого пострадали те, кто последовал совету ведомства и уже купил племенной скот, который в пять раз дороже обычного.

Напомним, всего в этом году гранты по программе «Развитие семейных животноводческих ферм» получили 22 человека на общую сумму 44,1 млн рублей, из которых 9 грантополучателей потратили полученные деньги на покупку племенного скота. По условиям гранта, аграриям пришлось вложить в развитие производства собственные деньги в размере 40% от государственных. Максимальный размер гранта составил 2,2 млн рублей.

Встречу с фермерами провела начальник отдела развития птицеводства, свиноводства, овцеводства и товарного рыбоводства минсельхоза области Наталья Тимофеева. Она извиняющимся тоном объяснила, что если фермер потратил часть гранта на покупку племенного скота, повторно деньги на те же цели выдаваться не могут, иначе это будет считаться «задвоенным финансированием».

И тебя вылечат...«У нас получился такой нюанс малоприятный. Когда юристы разобрались, оказалось, что в соответствии с федеральным законодательством финансирование любых приобретений в рамках полученных грантов не может дублироваться иными направлениями государственной поддержки, то есть субсидию на грант мы не имеем права вам выдавать. Поэтому прошу извинения у всех, что не разобрались до конца с этим вопросом», – объяснила Тимофеева.

Фермеры бурно отреагировали на ее слова. «Да какой же дурак просто так купит за 70 тысяч телку? Если бы нам замминистра сельского хозяйства Гришанов с трибуны не говорил о том, что будет субсидия и деньги уже пришли, я бы отказался от этого гранта или взял товарный скот, вместо одной головы – четыре», – возмутился фермер из Энгельсского района Геннадий Ганин.

«У вас в документах на грант указано племенное поголовье. Вы поэтому его и выиграли. Приобретение племенного скота расценивалось комиссией как фактор в пользу участников конкурса при выставлении баллов. Вы, видимо, недостаточно изучили этот вопрос. В правилах четко прописано, что грант на развитие семейной животноводческой фермы – это средства, которые поступают из бюджета на счет КФХ для финансирования ваших затрат, не возмещаемых в рамках иных направлений господдержки», – была непреклонна чиновница.

Справедливости ради стоит отметить, что некоторые фермеры тоже показали себя не с лучшей стороны. Так, руководитель КФХ из Хвалынского района Александр Рында указал в заявке, что собирается покупать племенной скот, а вместо этого купил товарный, причем оценил его в два раза дороже. Теперь ему придется вернуть потраченные на это грантовые деньги обратно в бюджет.

Диагноз

И тебя вылечат...Фермеры, получившие грант на развитие семейных животноводческих ферм, могли потратить его по нескольким направлениям. Могли построить или расширить коровник, закупить оборудование или технику, а также купить скот. Но большинство из них выбрали последнее, потому что во время подачи заявок на гранты минсельхоз настоятельно рекомендовал фермерам закупить породистых буренок и даже указывал, где это лучше всего сделать. Не будем рассуждать на тему, какая выгода чиновникам от того, где этот скот будет куплен, и почему они советовали покупать коров у конкретных племзаводчиков. Сельхозтоваропроизводители в один голос говорят, что при этом им железно обещали компенсации части затрат на покупку дорогостоящих животных, а именно до 20 тысяч рублей на голову. Как обещали, так и взяли свои слова обратно.

Замминистра сельского хозяйства Алексей Гришанов считает виновными в этом конфликте самих фермеров и отрицает, что он что-либо им обещал: «Пусть читают постановление, там все четко написано. Они ко мне приходили, хотели сдать документы, я им сказал, мы разберемся, потом скажем свое мнение... Мы просто думали, что федеральные деньги нельзя отдать, а областные можно, а здесь разобрались – и областные нельзя. Нас потом по органам затаскают».

– Фермеры утверждают, что вы им с трибуны якобы заявляли о том, что деньги пришли, и обещали субсидию на компенсацию покупки племенного скота.

– Я ничего подобного не заявлял. Это, наверное, Дмитрий Викторович (Ерофеев. – Прим. ред.) говорил, начальник племотдела, он придет, мы с ним разберемся. Он работает три месяца, может, где-то не вник еще. Здесь ничего криминального нет. Где-то произошло недопонимание, я считаю. Изначально там балльная система была отбора бизнес-планов. Конечно, прерогатива отдавалась тем, кто ставил в план покупку племенного скота. Они знали заранее, что племенной скот дороже. То, что они сейчас хотят свой проект удешевить – это неправильно.

– А как вы прокомментируете обвинения министерства в том, что деньги, которые были предназначены на субсидии по компенсации стоимости племенного скота, были потрачены куда-то еще?

И тебя вылечат...– Ну куда мы их потратим? Они как были, так и остались. На сегодняшний день у меня там 19,6 млн рублей еще есть. Это областные деньги, мы их постараемся освоить в этом году. Мы с начала года собирали заявки на закупку племенного скота, на сегодняшний день эти заявки выполняются. На эти деньги смогут рассчитывать те, кто купил племенной скот на собственные средства без учета гранта.

Заместитель министра по экономике Татьяна Кравцева заявила, что ведомство намерено собрать еще одно совещание по этому поводу: «Грантополучатели понимали, что грант дается на развитие производства, в том числе на приобретение племенного скота. Получив грант, аграрий должен был приобрести скот, а теперь по факту приобретения он вторично претендует на получение мер государственной поддержки. Наверное, тут сработал человеческий фактор. Мы ответственность ни на кого не перекладываем. Получая грант, надо понимать последствия».

Главный редактор газеты «Крестьянский двор» Светлана Лука полагает, что минсельхоз воспользовался фермерами в своих интересах – для повышения показателей и улучшения отчетности: «Фермеров просто по-человечески обманули. Во время утверждения грантов минсельхоз рекомендовал им три хозяйства, куда надо обратиться, чтобы купить племенной скот, пообещал компенсацию, и они послушались. Оценка работы минсельхоза носит исключительно количественный характер. И если в других областях идет очень тщательный отбор, претендентов учат в течение недели, то у нас гранты выдаются очень легкомысленно. И поэтому в других регионах 8-10 получателей, а у нас 20-25. Потом с людьми не работают. Министерство по каждому поводу отправляет документы в прокуратуру, а люди мне говорят, что они о чем-то даже не знали».

Зампред правительства-министр сельского хозяйства Александр Соловьев признал вину своих сотрудников, но пристыдил фермеров за желание построить свой бизнес за чужой счет:

«Могу только извиниться за не совсем правильно понятые слова сотрудников министерства. Легче всего обвинять министерство и кидать камни в спину. Есть ошибки, мы их признаем. Но не надо все за счет государства делать. Как раньше начинали заниматься бизнесом? Вообще без какой-либо поддержки, на свой страх и риск – брали кредиты, закладывали свое личное имущество. Сейчас государство дает 2,2 миллиона стартовый капитал. Мы с каждым начинающим фермером сюсюкаемся, чтобы они построили свой бизнес правильно. Если фермер хочет отказаться от гранта, это его право. У нас достаточно желающих стать на этих условиях начинающим фермером. Тех, кто нас винит в этой ситуации, хочется спросить: вы на чем свой бизнес строите? На бюджетном финансировании? Почему остальные работают? Если они рассчитывали на бизнес только за счет двойного финансирования государства, рано или поздно это должно закончиться».

Рецидив

В сложившейся ситуации саратовские аграрии потеряли каждый по миллиону рублей собственных оборотных средств, которые вложили в свое производство на условиях софинансирования. На 1,5 миллиона можно закупить 40 голов товарного (простого) скота или 15 племенного. По словам фермеров, последний отличается от товарного, по большому счету, только наличием документов, прививок и, естественно, ценой. Причем цена составляет соответственно 50-70 тысяч против 15-20 за голову. Животноводы жалуются, что ближайшие три-четыре года будут для них убыточными, так как прибыли от племенного молодняка не будет. При условии, что им по-прежнему надо налоги платить и зарплату работникам, недополученные 300-600 тысяч рублей компенсации сильно ударили по и так загибающимся фермерским хозяйствам.

Руководитель КФХ «Аннушка-96» Геннадий Ганин обвиняет министерство сельского хозяйства в «крысятничестве» и собирается подавать на него в суд:

«Будем требовать выполнения взятых на себя обязательств. В бизнес-плане у нас в доходах записано, что мы претендуем на субсидию по поддержке животноводства. Комиссия министерства его утвердила вместе со всеми цифрами, хотя получается, что они не могли нам этот грант дать. Если мы от бизнес-плана отклоняемся, они сразу подключают прокуратуру. Так почему же, когда они сами отказываются от своих обязательств, этого нельзя повторить? Они что, неподсудные, что ли? Если наш гуманный суд примет решение в пользу министерства, я до президента дойду. Не знаю, как другие, но я 20 лет фермером работаю, и ни копейки от них не получил. Хотя Москва не раз давала безвозвратные миллионные кредиты. Куда все ушло? Зато вон на «Золотой осени» прогуляли пять миллионов. После этого, если они порядочные люди, извинились бы перед труженикам сельского хозяйства и ушли бы в отставку».

И тебя вылечат...Фермер из Федоровского района Виктор Зимин, который еще не успел купить племенной скот, в ответ на действия министерства решил отказаться от гранта: «Хорошо, что я не потратил пока эти деньги. Я их верну и всё. Если я куплю скот и останусь без субсидии, я влечу на деньги просто, мне даже на корма не хватит. Зачем мне эти проблемы? Нервотрепка мне такая не нужна».

Глава КФХ из Дергачевского района Успан Мергенев пошел еще дальше. Он настолько обиделся на чиновников, что вообще решил завязать с сельским хозяйством, чтобы «не наступать на одни и те же грабли»:

«А смысл? Обещают, а потом «кидают». Меня вот, например, уже второй раз: в 2011 году обещали субсидию на мелиорацию, но уже в апреле все деньги закончились. Это как понимать? Я взял кредит на миллион, закупил оборудование, а мне говорят: денег нет. У меня из-за этого предприятие обанкротилось. Сейчас на те же грабли наступил. Кто будет после такого покупать племенной скот? Грант доработаю, как положено – пять лет после его получения нельзя закрывать ферму. А потом все продам и – до свиданья. В такую блудню, как наше сельское хозяйство, я не хочу детей своих заводить. Через несколько лет с таким отношением у нас можно будет министерство сельского хозяйства закрывать. Потому что не останется фермеров, которые согласны на таких условиях работать. Кто нас тогда кормить будет? Заграница?»

Консультант в области сельского хозяйства Василий Фарафонов придерживается аналогичного мнения и прогнозирует кризис в этой отрасли в ближайшие годы:

И тебя вылечат...«Одним днем наши власти живут. Абсолютно не понимают, что творят. Через пять лет у нас не будет села вообще! Уже давно на «ножках Буша» сидим, зачем нам свое сельское хозяйство? Нефтяная игла есть – и всё. Нам хватает, министру хватает, замминистру хватает – и ладно. А остальное быдло пускай комаров жрет. У нас ничего не производится, скоро таким макаром опять голод начнется. Нефть и газ мы есть не сможем. Во всех цивилизованных странах сельское хозяйство убыточно – это нормальная экономическая практика, – но оно является фундаментальным и приоритетным направлением финансирования. На нем основано все абсолютно. А когда человеку пить нечего, есть нечего, он идет делать революцию. 1917 год это показал. Отдали землю крестьянам, а они порезали тех, кто ее им отдал, потому что им жрать нечего было. Если Путин не соображает, к чему всё идет, то я лично боюсь за будущее своих детей, которым дальше жить в этой стране».

Отметим, что пока этот материал готовился к публикации, в плане правительства появилась информация о некоем «заседании территориальной комиссии по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных товаропроизводителей». Фермеры, когда об этом узнали, только усмехнулись. Мол, «скоро лечить некого будет».

Оцените новость
0
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 97
1
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ