Общество
«Надоело бояться и ждать худшего»
29.10.2013 // 17:37
Комментарии:0
Просмотры: 2845

Фото Мария Алексашина

Эта история могла бы стать сценарием для бесконечных сериалов на телеканале НТВ, где есть хорошие и плохие полицейские, чиновники живут не по закону, а по понятиям, а заложниками всего этого становятся обычные россияне. Но до киношников рассказ жителя Энгельса Сергея Малафея пока не дошел, зато о ситуации с обыском в доме фермера уведомлены президент России Владимир Путин, бизнес-омбудсмен Борис Титов, генеральный прокурор Юрий Чайка, председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин и министр юстиции Александр Коновалов. И никто из них не смог помочь гражданину Малафею доказать незаконность проведенного у него обыска и избиения в стенах ведомственного здания.

Поздняя почта

Редакция ИА «Свободные новости» про энгельсского фермера, ищущего правды во всех инстанциях, узнала после приема предпринимателей саратовским бизнес-омбудсменом Максимом Фатеевым. Мы встретились с фермером и выяснили, что помощи от чиновников и правоохранителей он добивается почти два года.

«Мы с женой жители городские, но в конце девяностых решили заняться сельским хозяйством. Крестьянско-фермерское хозяйство у нас так и называется «Семья». Сами мы живем в квартире в Энгельсе, но в поселке Взлетный Энгельсского района у нас есть дом, в котором мы иногда остаемся. Там-то и случилась со мной неприятная история. 4 ноября 2011 года в три часа ночи ко мне в окно постучали. Человек заявил, что он почтальон и у него для меня телеграмма. Я никаких телеграмм не ждал и попросил просунуть бланк в окно. После этого я услышал, что дверь взломали, в дом проникли какие-то люди в масках. Я увидел у них оружие, у меня в доме также был травматический пистолет, из которого мне пришлось выстрелить: сначала в потолок, а затем в одного из незваных гостей. Только тогда «почтальоны» удалились из дома, одного из них я ранил», – рассказывает Сергей Константинович и ставит отметку в блокноте, где описаны все события той ночи.

Все это время Сергей Малафей звонил в полицию, где ему сначала отвечали, что участковый едет, потом сообщили, что люди в масках вовсе не воры и убийцы, а сотрудники федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (записи всех телефонных звонков есть в распоряжении редакции). Они к тому времени уже оцепили дом и задержали сына и мужа дочери Сергея Константиновича, которые приехали из Энгельса после тревожного звонка от главы семьи. Когда фермер все же впустил борцов с наркотиками, его заковали в наручники и зачитали постановление на обыск.

«Сначала у них в постановлении был указан не мой адрес. Когда я указал на это, оперуполномоченный Мусаев пошел в машину и распечатал на портативном принтере новое постановление, уже на адрес нашего деревенского дома: поселок Взлетный, улица Солнечная, дом 11, квартира 1. Копию постановления мне предоставить отказались. Из этого документа следовало, что я продал героин некой гражданке Мардоновой, которую накануне задержали с наркотиками, – поясняет Сергей Константинович. – Они перерыли дом и ничего не нашли. Спецназовцы даже у меня спрашивали: «Мужик, а чего мы к тебе пришли?». Я не знал, что им ответить».

Затем фермера отвезли в отдел УФСКН в Саратов (ул. Рабочая, 24), где, по словам Малафея, его жестоко избивали. Прибывшего на место адвоката Андрея Хижнякова к задержанному не пустили. Адвокат обратился в областную прокуратуру.

«Меня избивали капитан полиции Чингиз Мусаев, старший лейтенант полиции Александр Коваленко и старший лейтенант Артем Лытцов. Все – сотрудники пятого отделения оперативной службы УФСКН по Саратовской области. По их поведению я понял, что эти люди не только не знают о существовании законов, но и просто склонны к издевательствам над людьми. Я требовал возбудить в отношении них уголовное дело, но мне отказали», – рассказывает Сергей Константинович.

Стоит отметить, что в тот же вечер обыск прошел и у соседей Сергея Малафея, где также ничего не нашли. Однако эти люди не стали никуда обращаться.

Несостыковки и версии

«Надоело бояться и ждать худшего»Логично было бы предположить, что стражи порядка, которые по ошибке провели обыск у человека, не имеющего отношения к наркотикам, перед этим самым гражданином должны извиниться и на этом дело закончилось. Но нет. Сергей Малафей оказал сопротивление да еще с оружием, а это серьезная уголовная статья (317 УК РФ, наказание вплоть до пожизненного заключения под стражей). Тут неважно, что гражданина не уведомили о том, что проходит санкционированный обыск. Неважно, что разрешение на оружие у него в порядке. Оружие из дома Сергея Малафея изъяли вместе с разрешением на него, а самого фермера обещали судить за оказанное сопротивление.

«Опасность уголовного преследования надо мной нависла вполне реально. Следователь, занимавшийся моим делом, это не скрывал. Никто не обращал внимания на то, что стрелял я в доме, что в стене имеются дыры от пуль. Пытались всё представить так, будто я вышел на улицу и открыл огонь. Во время этого расследования я узнал, что есть постановление Энгельсского районного суда, который 5 ноября 2011 года признал обыск в моем доме законным. Я пытался это постановление обжаловать, но везде получил отказы», – вспоминает Сергей Константинович.

Обыск в доме Сергея Малафея в поселке Взлетном прошел на основании постановления следователя Тулаева о производстве обыска «в случаях, не требующих отлагательств». Из документа следует, что сотрудники УФСКН в Саратове на улице Университетской задержали гражданку Мардонову с крупной партией героина – 2,75 грамма. От дачи показаний Мардонова отказалась, воспользовавшись 51 статьей Конституции. Однако «в ходе оперативно-агентурных мероприятий» сотрудники ФСКН выяснили, что наркотики женщина покупала по трем адресам в Энгельсском районе. Личности двух потенциальных продавцов борцы с наркотиками установили, а по адресу дома Сергея Малафея в постановлении значится «неустановленный мужчина». И все бы хорошо, но постановление составлено на основе рапорта того самого Чингиза Мусаева на имя заместителя начальника УФСКН по Саратовской области полковника полиции Агишева, где значится, что «согласно данным Саратовского адресного бюро и информационных баз данных Управления ФСКН по Саратовской области по адресу Саратовская область, Энгельсский район п. Взлетный ул. Солнечная д.11 кв. 1 зарегистрирован Малофей Сергей Константинович». Пунктуацию и орфографию автора мы в данном случае приводим в первозданном виде. Несмотря на то, что Чингиз Мусаев совершил опечатку в фамилии потенциального сбытчика наркотиков, далее следует дата рождения Сергея Константиновича, значит, ошибки быть не может, следователь и спецназ знали, к кому шли. Почему же тогда в постановлении на обыск и постановлении суда, признающем этот обыск законным, в поселке Взлетный на улице Солнечной проживает «неустановленный мужчина»?! Также возникает вопрос к базам данным УФМС и адресному бюро, которые утверждают, что Сергей Малафей «зарегистрирован» в поселке Взлетный, хотя, по словам Малафея и согласно его паспорту, он там зарегистрирован никогда не был.

«Это был не первый наезд за то время, что я веду бизнес. Если честно, я подумал, что это связано с трубами. У нас на полях незадолго до обыска моего дома выкапывали трубы, оставшиеся от системы мелиорации. И рабочие каким-то образом сумели переключить напряжение электричества, в поселке у многих сгорели элетроприборы. Мы пострадали больше всего, я вступил в конфликт. Я думал, что это из-за этого. Но один из тех, кто ворвался в мой дом, сказал, что пришли они из-за того, что «телка залетела». Я даже не понял, о чем он. Потом выяснилось, что девушка, с которой тогда встречался мой сын, забеременела. А ее родители якобы были против и прислали ребят. Кстати, из-за этой всей истории у детей не только отношений не получилось, но и ребенка», – поясняет Малафей.

Корреспондент ИА «Свободные новости» поинтересовался у Сергея Малафея, как же ему все-таки удалось остаться на свободе после всего, что случилось.

«Спас меня только генерал Иванов (начальник управления ФСКН генерал-майор полиции Александр Алексеевич Иванов. – Прим. ред.). Я записался к нему на личный прием, рассказал свою ситуацию. К тому моменту у меня были записи моих звонков на номер «02», которые доказывают все мои слова. После общения с генералом мой следователь приехал, наконец, ко мне домой, сфотографировал дырки в стене, и возбуждать дело против меня не стали. Изъятое оружие мне вернули, а вот вещи, которые при обыске не были изъяты, просто пропали – фотоаппарат, видеокамеру, флешку так и не вернули», – раскрыл «секрет успеха» энгельсский фермер.

Бумажная борьба

В редакцию Сергей Малафей приехал со всеми документами по этому делу, ответы из различных ведомств и приемных больших чиновников представляют собой внушительную кипу бумаг. В большинстве из них информация повторяется. Где-то даже слово в слово. По обращениям в суд – в основном, отказы. Спрашиваю, ради чего писать это снова и снова, тратить время и силы на бесполезную переписку.

«Я человек немолодой, давно живу на свете. И за это время видел много несправедливости. Но когда эта несправедливость происходит непосредственно с тобой, начинаешь видеть ситуацию в стране несколько иначе. Я вижу, что эти молодые парни – сотрудники ФСКН – не умеют и не хотят выполнять свою работу по закону. Не умеют признавать свои ошибки и осознанно нарушают главный закон – Конституцию России. Хотя всё вроде обошлось, мне надоело бояться и ждать худшего. И я буду продолжать бороться», – говорит Сергей Константинович, и ему почему-то хочется верить.

P.S. Редакция будет добиваться комментария генерал-майора Иванова по ситуации с обыском у энгельсского фермера Сергея Малафея.

Оцените новость
0
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 236
1
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ