Общество
В почете только мертвые герои
Инвалиды локальных войн против правительства Саратовской области
28.08.2013 // 10:46
Комментарии:0
Просмотры: 1291

Отгремел май с его бурными празднествами в честь Победы в Великой Отечественной войне, было возложено много цветов, выпиты литры чая и съедены десятки килограммов гречневой каши с тушенкой из полевых кухонь, с трибун сказано много высокопарных речей. Прошел июнь и его гораздо менее заметные акции, посвященные началу Великой Отечественной. На прошедшей неделе отметили очередную дату сражения на Курской дуге – посидели, поговорили. На фоне всего этого праздничного пафоса особенно ярко выделяются истории саратовских героев других войн, афганской и чеченской кампаний. Таких людей, как Владимир Емельянов и Олег Жарков. Еще живых и относительно здравствующих. А потому неинтересных власть предержащим, ведь от них не отделаешься букетом цветов и формальной фразой. О них надо заботиться. И это накладно для регионального бюджета.

Получить свое

Инвалид первой группы и ветеран афганской войны Владимир Емельянов в мае пикетировал областное правительство и прокуратуру с требованием предоставить ему положенные по закону средства реабилитации: новую коляску и противопролежневые подушку и матрас. Все это слепой инвалид-колясочник должен был получить из средств регионального бюджета, от сотрудников областного министерства социального развития. Чтобы добиться своего, Емельянову пришлось приехать из села Поповка Саратовского района в областной центр.

То, что для обычного человека часовая поездка на машине, для слепого инвалида в коляске – настоящий подвиг. Емельянову тяжело передвигаться даже в пределах своего дома. Кроме того, что ветеран войны слеп, не может ходить, у него еще и почти полностью обездвижена правая рука из-за тяжелой формы остеопороза.

По дому и двору он передвигается, цепляясь зубами за специально натянутые веревки, а здоровой рукой крутит колеса инвалидного кресла. Майская поездка «за правдой» дорого далась инвалиду, почти неделю после этого он лежал дома с высокой температурой и давлением. У него даже открывалось кровотечение.

«С сентября прошлого года началась вся эта канитель. Согласно закону о социальной защите инвалидов областное министерство социального развития должно было мне все необходимое предоставить в течение месяца. Министр Калязина мне написала письмо, что в конце января все будет предоставлено, но январь прошел, февраль, март, затем апрель... По всей видимости, наше минсоцразвития считает, что средства реабилитации не так уж нужны инвалидам», – считает Емельянов.

Скоро снова сентябрь, а инвалид все еще устраивает пикеты. После майской акции около областного правительства, необходимые средства реабилитации появились, по его словам, чуть ли не на следующий день. Но не все. Сотрудники минсоцразвития привезли коляску и противопролежневую подушку. Еще одну коляску и матрас пообещали доставить в июле, но это обещание до сих пор не выполнено.

Емельянов, однако, не успокоился. Летом он продолжил свои пикеты и добился, наконец, встречи с губернатором Валерием Радаевым. После этого глава региона поручил тогдашнему главе Саратовского района Василию Синичкину отремонтировать дом инвалида, пострадавший от взрывов на соседствующем с Поповкой полигоне. Синичкин обязался восстановить жилье Емельянову за счет собственных средств. Однако случился казус – чиновника арестовали по подозрению в получении взятки, и сейчас он находится под стражей. Начавшийся в доме Емельянова ремонт приостановился. В доме успели перекрыть крышу шифером, забетонировали отмосток вокруг дома и во дворе, чтобы инвалиду было легче передвигаться, а также заделали трещины на фасаде. А вот до разрушений внутри дома так и не добрались.

«Скоро осень, снова наступят холода, а двери, что внешнюю, что внутреннюю, которая совсем сильно пострадала, мне так и не поменяли. Вот придется на собственную пенсию покупать», – сетует Емельянов.

Патриот-экстремист

Отстаивая свои права, инвалид обратился в прокуратуру и следственный комитет, написал несколько заявлений на сотрудников министерства, но расследование «заволокичивают», порой доходит до абсурда.

«Меня стали запугивать здесь, в селе. 5 мая к моей калитке подбросили снаряд разорванный. Мол, предупредили мы тебя, если будешь обжаловать какие-то действия в прокуратуру, в администрацию, то мы тебе настоящий привезем снаряд и подорвем. В прошлом году мне забросили четыре факела горящих во двор, пытаясь поджечь мое имущество», – рассказал ветеран.

Пикеты Емельянова продолжились и в июне, и в июле, и в августе. Во время одного из пикетов у здания областного следственного комитета 18 июля инвалида задержали правоохранители и обыскали его машину. Свои действия полицейские Кировского отделения полиции объяснили тем, что им «пришла оперативная информация» о том, что Емельянов якобы везет в машине оружие.

«Они выкручивали мне руки, выталкивали из машины, отобрали видеокамеру. Вытащили, коляску отобрали и бросили ее в какую-то машину. Меня схватили и поволокли волоком по асфальту. Тем самым мне причинили вред здоровью», – рассказал он в телефонной беседе. А накануне этого события к нему домой, в селе, пришли полицейские и дали на подпись бумагу о том, что на него могут завести уголовное дело по обвинению в экстремизме, если он не прекратит свои акции.

«Говорят, что я подбиваю людей пойти против власти», – поясняет Емельянов.

С 1999-го по 2007-й Емельянов руководил патриотическим клубом. Двенадцать его воспитанников прошли Чечню, многие ребята служили в кремлевских войсках, в Софринской бригаде специального назначения.

«У нас была договоренность с военным комиссариатом. База была в лесу, готовил я их, а потом ребят направляли в войсковые части, которые шефствовали над нами. Еще 52 человека я направил в военный институт внутренних войск, в школу полиции и академию права. Маленьких детей из многодетных семей в кадетскую школу готовил с разрешения минобразования. Участвовали даже в соревнованиях стран СНГ по спецподготовке, вместе с ФСБ и ОМОНом», – рассказал Емельянов. Но теперь он потенциальный экстремист.

Несбывшиеся надежды

Не у одного Емельянова после утилизации снарядов в военной части пострадало жилье.

«У нас у одной женщины баня в прошлом году разрушилась, у пенсионера в доме центральная стена обрушилась. Пришло письмо из военной прокуратуры. Всем признали, что не аварийное состояние. Даже специалистов приглашали, «маячки» клеили в детском саду и школе. И они рвались. Приехала Баталина, в школе и детском саду сделали косметический ремонт, а обычным гражданам – нет», – рассказала жительница Поповки Татьяна Жеребятьева.

Ехать далеко не нужно, в трех километрах от Поповки расположено еще одно село – Сбродовка. До полигона не больше двух километров. Там живет инвалид третьей группы Светлана Мордвинкина, у которой, как и у многих, тоже пострадал дом: пол пошел волнами, плинтусы полопались, перекосилась дверь, снаружи отошла кладка и течет крыша.

«Печка стоит вроде, держит дом. Нам говорят, что это все от старости строения. Но у нас вот гараж кирпичный построен в 2007 году – посмотрите, что стало с ним», – рассказывает женщина. В кирпичной кладке гаража трещины местами в полтора-два пальца, без преувеличения.

«Мы приехали два года назад из Сургута, надеялись на тихую, спокойную жизнь, а тут вот что», – пожаловалась одна из жительниц Сбродовки, молодая мама.

Взрывать под Поповкой и Сбродовкой пока перестали, но разве случилось бы это, если бы не активность одного инвалида и не поддержка региональных и даже федеральных СМИ?

«У нас некоторые просто берут трактор и ездят по полям, собирая неразорвавшиеся гранаты, пилят их, а потом сдают в цветмет. Иногда люди взрываются. Все знают, где пилят снаряды, место около села есть», – рассказывают жители Сбродовки. Дорога тут не ремонтировалась уже 18 лет, она разбита тяжелой техникой и представляет собой сплошные рытвины с редкими вкраплениями старого асфальта. По таким же дорогам люди ходят ежедневно в магазин, на работу, в детский сад, школу.

Берите деньгами

В Балашове участнику боевых действий в Чеченской республике инвалиду Олегу Жаркову свое право на получение жилья пришлось доказывать через суд. Жарков получил ранение в чеченской кампании. Чтобы восстановиться, он перенес двенадцать операций, из ног было извлечено шесть осколков. По закону он имеет право на получение 30 квадратных метров жилой площади. В очереди на предоставление жилья инвалид стоит с 1995 года, а весной прошлого года, согласно решению рабочей группы министерства строительства Саратовской области, он был включен в список получателей социальной выплаты. Ведомство решило выдать ему вместо квартиры денежный сертификат на сумму 420 тысяч рублей.

«В администрации района мне сказали, что у района недостаточно средств, чтобы обеспечить меня жильем. А в минстрое предложили взять денежный сертификат. По существующему законодательству я имею право отказаться от сертификата. На эти деньги в Балашове квартиру не купишь. Даже однокомнатная – 800-900 тысяч рублей по рыночной цене», – пояснил Жарков.

Ветерану боевых действий пришлось обратиться в суд с иском против министерства. На заседании суда представители ведомства объяснили, что сумму сертификата определили исходя из размера средств, поступающих из федерального бюджета. Расчет оказался незатейлив – 18 квадратных метров на каждого льготника.

Судья Кировского областного суда Андрей Чижик признал обоснованными претензии Жаркова, поскольку по существующему законодательству льготы гражданам не могут быть уменьшены или изменены без равноценной замены.

Как рассказал руководитель Балашовской общественной организации участников боевых действий Дмитрий Дубов, помогавший Жаркову отстаивать свои права, в 2009 году его организацией было проведено независимое расследование и выяснилось, что за несколько предшествующих лет глава администрации Балашовского муниципального района неправомерно выдал 22 квартиры в обход льготной очереди.

«Мы приходили в администрацию, интересовались очередью на жилье, а нам отвечали: «Что вы беспокоитесь, вы не первые в списке. Ждите, вас известят», – рассказывает ветеран.

«По факту обнаружения таких квартир мы обратились в прокуратуру, но расследование заволокичивают. Оно до сих пор остается без движения», – поясняет Дубов.

Несмотря на то, что суд признал право Жарикова на получение жилплощади, квартиру ему так и не предоставили под предлогом того, что в районе все еще нет средств.

«Пока мы не обратились в средства массовой информации, дело с мертвой точки не сдвинулось. Нам очень помог корреспондент «Российской газеты» Андрей Куликов, на местном уровне депутат от КПРФ Виктор Волков, который ходил с нами по судам. И большая благодарность помощнику прокурора города Балашова Александру Ермолову, который, не боясь подковерной возни, составил иск, пригласил нас, помог внести необходимые изменения в документы. Он до сих бор борется за права ребят», – рассказал Дубов.

Олег Жарков не единственный балашовский инвалид, которому необходимо жилье. Кроме него своей очереди ждут также ветеран боевых действий в Афганистане Сергей Развозжаев и ветеран боевых действий в Чеченской республике Олег Соколов. А вот балашовцу Алексею Чувилкину начальник учета и распределения жилья Балашовского района Ирина Спирина отказала в постановке на учет. Чувилкину не подтвердили инвалидность, а значит, и льготная очередь «не для него».

* * *

В начале сентября в Кировском суде начнутся основные слушания по аналогичной претензии балашовца Сергея Развозжаева, который тоже требует признать его право на предоставление жилья. Судя по прошлому опыту, процесс предстоит длительный. Но бывшие военные сдавать позиций не собираются. А Владимир Емельянов все еще планирует поехать с пикетом в Москву, если в Саратове так ничего добиться и не удастся.

Оцените новость
2
Новости партнеров
42 (411)
от 6
декабря
2016
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Мы еще и «золотое сечение России»
В Саратове со сдержанной помпой прошло торжественное празднование 80-летия Саратовской области.
Губернаторы ждут списков
В общем, пока наша территория жила своей жизнью, в федеральных средствах массовой информации появилась утечка из администрации президента.
Директор СПГЭС ответит за нарушения
Поставщик ресурсов неправомерно начислял плату гражданам, установившим счетчики электроэнергии, поддавшись на уговоры коммерсантов.
«Саратов – пуп земли»
На стенах Театрального института появились две мемориальные доски.

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Наталья Касперская заявила, что данные о россиянах в сети в целях безопасности должны принадлежать государству. Готовы ли вы подарить свои данные (поисковые запросы, переписка, фото и видео и пр.) властям?
Проголосовало: 180
1
Реклама

>> ИНТЕРВЬЮ
архив

Новый прокурор Саратовской области Сергей Филипенко на встрече с журналистами о работе ведомства

>> СОЦСЕТИ